[Индекс номера 91 (24.06.2002)]

 БОЛЬШИЕ РОДИТЕЛИ 
Мой отец Авраамий Завенягин

Окончание. Начало в №№ 82, 84,87
Глава 4 АТОМНЫЙ ГЕНЕРАЛ
Год 1945-й остался в памяти очень праздничным. Закончилась война. Зажглись уличные фонари, сняли затемнение. По вечерам перестали поднимать в небо аэростаты, которые всю войну висели над Москвой. Улицы наполнились весёлыми и нарядными людьми. Да и погода была замечательная, настоящее щедрое московское лето. Но для моего отца война не закончилась. Он был всё так же занят: начиналось новое большое дело.
Это дело называлось "Атомный проект". Отец был привлечён к созданию новой отрасли промышленности не только как хороший организатор, но и как опытный металлург. В разработках участвовали лучшие силы из различных отраслей науки и промышленности. Начинать надо было почти с нуля - с поисков и разведки урановых руд. Это была стратегическая задача, требовавшая полного напряжения всех сил страны. Отец как-то обмолвился, что иногда в интересах "атомного проекта", чтобы получить достаточное количество электроэнергии, отключали питание целых областей.
Отец работал с Игорем Васильевичем Курчатовым. Помимо деловых их связывали просто человеческие, дружеские отношения. Задача была поставлена почти невыполнимая: до 1 декабря 1949 года изготовить и испытать первые экземпляры ядерных бомб. Притом невозможно было даже помыслить, что эта задача не будет выполнена - указание исходило от самого Сталина, а его правая рука Берия лично курировал проект.
Все работы, связанные с изготовлением ядерного оружия, были строго засекречены. Учреждение, которое координировало работы, скрывалось под аббревиатурой ПГУ (Первое главное управление). Конечно, в семье знали, чем занимается отец, но никаких разговоров об этом не вели. Отец начал работу над созданием советской атомной бомбы с того, с чего начинал любое новое дело, с тщательного изучения теоретической базы. Он фундаментально прорабатывал книги, связанные с атомной проблемой, читал труды физиков-теоретиков, через некоторое время стал неплохо разбираться в профессиональных вопросах. Мой брат Юлий, ядерный физик по профессии, говорил, что в разговорах с отцом он забывал, что тот не имел специального образования. И академик Андрей Дмитриевич Сахаров в своих воспоминаниях отмечает: "Авраамий Павлович Завенягин... очень многое решал и делал самостоятельно. Он очень прислушивался к мнению учёных, понимая их роль в предприятии, но и сам старался в чём-то разобраться, даже предлагал иногда технические решения, обычно вполне разумные". Добавлю от себя, что это вовсе не входило в число его обязанностей.
Иногда нам всё-таки удавалось проводить время вместе. Очень запомнился день 24 июня 1945 года - парад Победы на Красной площади. День был тёплый, но дождливый, на моём картонном пропуске остались разводы от капель дождя. Все трибуны были забиты до отказа. Люди стояли под зонтиками. Почему-то для всего генералитета была сооружена небольшая площадка слева от Мавзолея, приподнятая над землёй сантиметров на двадцать. Они там еле помещались и стояли вплотную друг к другу. К тому же лил дождь, но зонтики открыть генералам, естественно, не полагалось по форме. Иначе бы нарушился сценарий.
А сценарий был торжественный и соблюдался, несмотря на капризы погоды. Все с нетерпением ждали, когда на трибуну поднимется Сталин вместе с руководителями партии и правительства (как тогда принято было говорить). И когда Сталин быстрым шагом поднялся по ступенькам Мавзолея, вся площадь взорвалась овациями. Только войска застыли в молчании, ожидая начала парада. Этот знаменитый парад теперь уже многократно показан в кино. Апофеозом стал момент, когда поверженные фашистские знамена сбрасывали к подножию Мавзолея. Это произвело очень сильное впечатление. После окончания мы вместе пошли домой пешком и говорили о параде, который только что видели, о войне, которую пережили, и ещё о многом. Это был хороший день.
Отец не был любителем официальных мероприятий, поэтому большая часть пригласительных билетов на Красную площадь осталась неиспользованной. А без отца мы не хотели туда идти. Но было ещё одно многолюдное мероприятие, куда мы пошли вместе с отцом. На стадионе "Динамо" в июле 1946 года проходил физкультурный парад, что тоже можно считать приметой мирного времени. Народу было видимо- невидимо. Около входа на Северную трибуну стадиона мы с отцом попали в страшную давку. В какой-то момент стало даже страшно. К счастью, отец увидел Ивана Дмитриевича Папанина, знаменитого полярника, и крикнул: "Подгребайте к нам!". Папанин понял, что требуется его помощь, и стал с трудом пробираться в толпе. Вскоре мы встретились. Отец и Папанин схватились за руки и взяли меня в кольцо. Так мы миновали опасную зону.
На меня парад физкультурников произвёл сильное впечатление: множество людей, все двигаются одновременно под музыку, образуя на траве красивые фигуры. Отец откровенно скучал, но высидел до конца, видя мой восторг. Он вообще не любил большого скопления людей. Любил в лесу побродить, но нам очень редко удавалось это делать.
...После испытания атомной бомбы 29 августа 1949 года у отца появилась возможность отдохнуть. К моему удивлению, он пригласил меня поехать вместе с ним в Кисловодск. Это был замечательный отдых, по крайней мере, для меня. Мы сели в поезд на Курском вокзале. Вагон был удобный, так называемый международный или СВ. Мы превратились в настоящих курортников. На остановках выходили погулять по перрону, покупали яблоки, ягоды, мороженое. Когда поезд трогался, каждый брал свою книгу и углублялся в чтение. Отец читал тогда роман Генрика Сенкевича "Крестоносцы". Прочитав его за дорогу, передал мне и сказал: "Почитай, интересно". Когда поезд пошёл по Украине, отец вышел в коридор и долго стоял, глядя на проплывающие за окном пейзажи. По этим местам прокатилась Гражданская война тридцать лет назад. Видимо, он вспоминал свою молодость. Отец стоял в своей любимой позе, засунув руки в карманы, раскачиваясь с носка на пятку. Проехали Славянск, где он когда-то работал, и отец стал тихо напевать из какой- то оперы: "Близко к городу Славянску у большой крутой горы знаменитый жил боярин по прозванью Карачун". Уже потом я узнала от мамы, что Карачун - это герой оперы Верстовского "Аскольдова могила". Эту арию отец любил напевать и в молодости.
В Кисловодск отец захватил с собой огромный чемодан с фотопринадлежностями. Там был и портативный чешский фотоувеличитель, и прекрасная немецкая фотобумага, и кюветы - в общем, всё, что требовалось. Отец тогда уже совершенно профессионально фотографировал. У него было очень хорошее видение кадра. Снимал он, в основном, меня и пейзажи, а сам, как всегда, оставался за кадром. Как жаль, что в свои четырнадцать лет я не догадалась побольше поснимать отца, ведь его фотографий осталось так мало. Только один раз я его и щёлкнула - на утренней прогулке по горной тропе. Отец стоит в своей любимой позе с засунутыми в карман руками, на нём серый костюм с жилеткой (кажется, это называется тройка), на голове лёгкая летняя шляпа. Он вообще был очень консервативен в одежде, но и скрупулёзно аккуратен. Отец смотрит вдаль на расстилающийся внизу белый курортный город Кисловодск. А рядом с отцом стоит одинокая сосна.
В Кисловодске мы прожили недели три, а оттуда совершили интересное путешествие на машине по Военно-Грузинской дороге до Тбилиси. Дальше поехали в Сухуми и по Черноморскому побережью в Гагры и Сочи. Там у нас была вынужденная трёхдневная остановка, потому что я ухитрилась заболеть. Пока я отлёживалась под присмотром знакомых, отец съездил в какой-то питомник и привёз много всяких саженцев, которые могли бы прижиться под Москвой. Раньше у него никогда не было планов строить дачу. В его жизнь, загруженную до отказа работой, это не вписывалось. Но, видимо, его всегда привлекали не столько прелести дачной жизни, сколько желание посадить свой сад. Дачу он построил скромную, небольшую, но удобную. И сад посадил. Около дома цвела белая акация, вывезенная из Сочинского питомника. Она необыкновенно разрослась, образовав целую аллею. И яблони были подобраны со знанием дела. Они уже стали плодоносить. Словом, сад был замечательный. На этой даче отец и скончался, так и не успев насладиться плодами своих трудов.
В мемуарах А.Д.Сахарова, где отцу посвящено несколько страниц, есть такие строки: "В его (А.П.) отношении к некоторым людям (потом и ко мне) проявлялась неожиданная в человеке с такой биографией мягкость". Очевидно, академик Сахаров имел в виду работу отца в Норильске, где в те годы широко применялся труд заключённых ГУЛАГа. Я не могу быть своему отцу ни судьей, ни адвокатом, да, собственно, он в защите и не нуждается. Но мне кажется, что, даже попав в этот роковой круг, мой отец не утерял чувства сострадания к людям и использовал все возможности, чтобы помочь им. В этих бесчеловечных обстоятельствах он вёл себя достойно. Этому есть множество убедительных доказательств. Но я хочу привести ещё только одно.
Через несколько дней после смерти отца мы с мамой получили удивительное письмо. Оно было издалека, из деревни Крутиха Алтайского края. Конверт был склеен из тетрадного листа. Адреса не было, только надпись "Супруге Авраамия Павловича Завенягина". И трогательная приписка сбоку "Прошу почту обязательно доставить это письмо". Послала письмо Ольга Александровна Рудольф. На зеленоватой странице пятна от слёз, фиолетовые чернила расплылись. Приведу из этого письма небольшой отрывок: "Товарищ Завенягина, мы с моим сыном услыхали по радио, что супруг ваш, Авраамий Павлович Завенягин, умер. Сын мой и я горько плакали, плакали так, как плачут о самых дорогих и милых сердцу родных. Мой единственный сын Лев Константинович Рудольф отбывал десять лет срока и одиннадцатый год по "особому распоряжению" в Норильске с 1939-го по 1947 год, где был начальником комбината Авраамий Павлович. Сын мой пострадал невинно, по страшной 58-й статье. Он был арестован, а я выслана из Москвы в глухое село... Мы оба терзались разлукой и повседневной жизнью отверженных. Ваш муж Авраамий Павлович спасал тысячи заключённых, он чувствовал человеческие сердца... Только благодаря вашему мужу жив и вернулся мой Лева. Я умоляю вас, моя родная, пришлите нам фотографию Авраамия Павловича. Он жил для людей, для него не было почётных и отверженных, а были люди. Мы не писали никогда Авраамию Павловичу, боялись затруднять его и, может быть, боялись, что он подумает "что же я ещё не сделал?". А сейчас, когда ваш муж умер, мы смело говорим: мы любили вашего супруга, будем хранить прекрасный образ его до конца своих дней. Я очень хочу, чтобы вы знали, что на свете есть люди, благословляющие память дорогого Авраамия Павловича. Спасибо, спасибо. 3/I-1957 г."
Жаль, что отец никогда не вёл записей. Всего-то и написал 16 страниц за два года до смерти. Больше не нашёл времени, так что записи обрываются на полуслове. Эти дневниковые страницы посвящены садам. Они так и озаглавлены - "Сад. Деревья. Наблюдения. Заметки". Его всегда привлекала тайна рождения яблока, выведение новых сортов. В своих записях отец с большим воодушевлением описывает сады, которые встречались на его жизненном пути, начиная с сада станового пристава Шишкина в Узловой. И везде, где он работал, отец сажал сады. Так было на Дзержинке в 1932 году, где по инициативе отца и с его непременным участием был посажен огромный, в несколько десятков гектаров, заводской фруктовый сад. К сожалению - и отец с горечью пишет об этом - ему не пришлось увидеть роста этого замечательного сада, поскольку его перевели работать на Магнитку. Там он тоже посадил сад и тоже вскоре уехал, но всё-таки через 15 лет случай забросил его в Магнитогорск и он увидел свой сад. "Что это вырос за сад! Рослые, великолепные деревья, усыпанные обильным урожаем! Какой радостный и убедительный ответ на сомнения в возможности разведения плодовых деревьев на суровом, морозном Урале". Когда к 100-летию со дня рождения А.П.Завенягина съёмочная группа из Норильска ездила в Магнитогорск, они почему-то не нашли сада, о котором писал в своем дневнике отец. Но мне не хочется в это верить, я надеюсь, что все сады, посаженные руками моего отца, цветут и плодоносят!
Записал Игорь АРИСТОВ
Фото из архива Завенягиных

Комментарии

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим логином.







Статьи текущего номера:
ОБСЕРВАТОРИЯ 
Восточный гороскоп

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ ГОРОДСКОЙ СОВЕТ ЕДИНОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО 
РЕШЕНИЕ

БОЛЬШИЕ РОДИТЕЛИ 
Окончание. Начало в №№ 82, 84,87

ПОЗВОНИ МНЕ, ПОЗВОНИ! 
по нашему хотенью...Переступив порог третьего тысячелетия, норильский регион в одно мгновенье наводнился сверхновыми и суперсовершенными услугами связи. Хотя ещё совсем недавно казалось, что потребителей телефонной связи удивлять-то вроде и нечем.

МЫЛО "ЗП" 
100-я серия

ПЕРЕКЛЮЧАЯ КАНАЛЫ 
Самый сильный сигнал - у ОРТ, оно и понятно - первый во всём первый. "Кто за девушку платит, тот её и танцует". Голливуд и Си-эН-эН формируют мировое общественное мнение, и, видимо, деньги самой богатой страны влияют на общее направление развития кинематографа и их поросячьего хвостика - телевизионных программ, в том числе и у нас. Даром что все ток-шоу буквально слизаны с американских образцов, и особым шиком у ведущих считается подражание интонациям и повадкам заокеанских коллег.

ТРАНСПОРТ 
В Красноярске увеличиваются тарифы на пользование общественным транспортом. Соответствующее распоряжение уже подписано и. о. губернатора края Николаем Ашлаповым.

ТРАГЕДИИ 
В летнем оздоровительном лагере "Таежный" погиб 11-летний мальчик.

ПЕНСИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ 
Пресс-служба Комитета Госдумы по проблемам Крайнего Севера и Дальнего Востока распространила комментарий председателя комитета Валентины Пивненко к вопросу об инвестировании средств Пенсионного фонда РФ.

В ПРОФСОЮЗАХ 
Как мы уже сообщали, профсоюзная конференция Заполярного филиала "Норильского никеля" признала неудовлетворительным исполнение работодателем нескольких пунктов Коллективного договора.

НАВИГАЦИЯ 
В этом году летняя навигация начнётся на четыре-пять дней раньше обычного. А уже 3-5 июля будет отгружена первая экспортная продукция.

ПРЕДЪЮБИЛЕЙНОЕ 
В информационном агентстве "Норильские Новости" заместитель главы Норильска Аркадий Генкин рассказал журналистам о подготовке празднования 50-летия присвоения Норильску статуса города.

ПОРАБОТАЕМ 
Двадцать студентов Норильского индустриального института приглашены трудиться летом в подразделениях управления строительства.

ВИЗИТЫ 
В пятницу в Норильске с ознакомительным визитом находился посол Швейцарии в России Вальтер Фечерин.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 
- Почему не выплачивают <кавэшки>?

Новости:
 24 августа 2002 
20:31 Праздник будет грандиозным
19:31 В Красноярском крае приостановлено финансирование практически всех статей бюджета региона.
19:30 Высказывания Алексея Лебедя о неизбежном конфликте между Норильском и Красноярском – политическая провокация, считают аналитики.
19:10 Н. Ашлапов назвал заявление Усса в свой адрес "хамским".
19:10 Более 3000 норильских детей отдохнут в летних оздоровительных лагерях, а около 900 школьников будут работать на различных предприятиях города.
19:09 Семь российских регионов имеют задолженность по заработной плате более 1 миллиарда рублей. Красноярский край среди них занимает первое место.
19:08 Норильск включен в список основных направлений внутренних авиаперевозок авиакомпании "Пулково".
19:07 Желающих стать губернатором Красноярского края стало меньше.
19:06 Память погибших в Великой Отечественной войне почтили минутой молчания.
19:06 За минувшую неделю в огне пострадали два человека.
[все новости]
Реклама на сайте
GISMETEO: Погода г.Норильск Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
663300, Норильск, ул. Богдана Хмельницкого, 18, [Все телефоны и электронные адреса редакций]
Сайт зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-42422 от 21.10.2010 г. Учредитель: МАУ "Информационный центр "Норильские новости".
Главный редактор Андриюк Марина Викторовна эл.почта редакции ladybird.16@list.ru тел. редакции +7(3919)343596. При использовании материалов сайта гиперссылка на gazetazp.ru обязательна.
наверх