[Индекс номера 158 (19.10.2006)]

 Таймыр — наш общий дом 
Цивилизация пустяков

После двухлетней разлуки Хатанга приготовила мне немало сюрпризов. Прямо с порога...

Таймыр, на твоем белоснежном челе
Оставило горе морщины.
Но родину, беды свои одолев,
Мой гордый народ не покинул. (Огдо Аксенова)
Продолжение. Начало в №153, 156, 157.
Удел того, кто не слушает советы, — слушать укоры. Cегодня промысловое дело в России — нескончаемый милицейский протокол, где роли “догоняющего” и “догоняемого” совсем не обязательно четко определены. Тырят все: рыб– и охотинспекторы, милиция и чиновники Росприроднадзора, ученые тырят под “научный эксперимент”, а многочисленно проверяющие больше по привычке, как само собой разумеющееся, мздою. Интернационально тырят на “русских сафари” под лицензию и без, и миллионная армия моторизованных до зубов браконьеров тащит, сколько унести может. “В нашем болотистом, низменном крае впятеро больше бы дичи велось, кабы...”.
“Чево и скока” на самом деле — подсчитать невозможно: с развалом отрасли и потребкооперации считать стало некому, но одно известно доподлинно — много... Очень...
Видимо, осознавая, что частное предпринимательство не всегда универсально, государство довольно вяло, но все–таки ищет пути выхода из создавшейся грабительской ситуации: впервые за последнюю сотню лет в России решено провести Съезд охотников.
Чтобы, надеюсь, разобраться, во–первых, с откровенным организационным бардаком в не до конца скончавшейся отрасли, а, во–вторых, с тем, что наколбасили в законодательстве по промысловому делу. Дай–то бог!.. Обсуждается вопрос о возрождении департамента охоты на федеральном уровне. Важно только, чтобы в который раз не сработал “принцип Черномырдина”: реформирование лесного хозяйства, например, ничего кроме углубления проблем и противоречий разных точек зрения не принесло. Но не станем отвлекаться.
Все сказанное в равной степени относится и к Таймыру, только, как заметил не без радости директор заповедника “Путоранский” Владимир Ларин, что нам мешает, нас и выручает — расстояния. Довольно сомнительный довод, по крайней мере, в XXI веке, а вот поди ж ты, директор другого заповедника, “Таймырского”, Сергей Панкевич (о нем и его взглядах мы еще поговорим) с горечью признается, что несколько последних лет (!) никто из его сотрудников не бывал в северной части вверенной им территории; при этом тоже прибавляя нечто про недостижимость.
“Недостижимость”?! Это смотря для кого! В недавнем своем пребывании на Таймыре высокопоставленный московский чин, поговаривают, извел полмиллиона рублей — ясно, не своих — на экзотическую охоту как раз в тех, недостижимых, краях; чего–чего, а азартом отмеченных (во многом) чиновников у нас — хоть пруд ими пруди. И про “домики утех” современных небожителей, разбросанных в “недостижимости”, порасскажут и промысловый люд, и геологи, и те же природолюбы. А вот на вертолет, чтобы облететь территорию, у биосферного заповедника средств нет...
n n n
С одним могу согласиться: браконьерствуют (читай — беспредельничают) все–таки на сравнительно небольшом таймырском “биоресурсном пятачке”. Констатирую это с нескрываемым злорадством: не все вычерпали, изгадили, угробили, перебили варварски... Но как же быть с “недостижимостью”? Радоваться ее противоречивому существованию или огорчаться? Мне уже пришлось по–настоящему восхититься, читая по счастью попавшие в руки архивные документы Рыбпромхоза НГМК 40–х — 50–х годов: там ни слова о расстояниях и недостижимости — весь Таймыр от эвенкийских границ до Карских ледяных ворот исхожен, изъезжен, я бы сказал — ухожен народом работящим, созидательным. Откуда ж нынешняя беспомощность, организационная и прочая, при одновременной административной психологии местничества?
Сегодня у крупнейшего промыслового предприятия на территории ООО “ПХ “Таймырский” в аренде почти 4 миллиона гектаров угодий тундры. Мнения о том, правильно ли это, прямо противоположны. “Это “захват” традиционных земель природопользования коренных жителей”, — утверждают одни. Другие доказывают с не меньшим рвением, что у этих гектаров “есть хозяин, с которого можно спросить”. И вообще — есть хозяин... Постараемся быть беспристрастными, не принимая доводов ни одной из сторон. Напомним лишь, что “спорные земли” достались ООО “Таймырский”, так сказать, “по наследству” от одноименного госпромхоза и предметом раздора в ту пору не являлись — всем хватало и воды, и суши. И всего того, что там водилось. Не менее остры противоречия на промыслах Енисея, однако менее напряженны они в Хатангском районе, куда нам давно пора вернуться, прибавив напоследок, что, выходит, разрешение противоречий лежит в других социально–экономических плоскостях. Попытаемся разобраться...
Сергей Колесников, руководитель одной из таймырских артелей, рассказывает: до недавнего взрослым жителям поселков ежемесячно выплачивали по 2 тысячи рублей — высокая степень незанятости, социальная помощь малоимущим семьям, то, се... на “поддержание штанов”, словом. Сейчас эти выплаты отменили. Причина? “Это развращает, плодит иждивенцев”. “Развращает”? “Плодит”? У Колесникова другие резоны: две тысячи человеку платили при условии, что он участвует, так сказать, посильно в экономической жизни села — рыбачит помалу, промышляет по возможности, не ленится... То есть дисциплинирующий инструмент, стимул? Разумеется. И он “работал”. В той же Хете, к примеру, во время путины. Теперь “не загонишь”.
Я к тому это, что при невнятности, неперспективности административных решений каждый раз выходит подобный социально–экономический эквилибр. Сплошная буффонада. И все в ней клоуны. Поголовно! Такие вот прыжки вбок. На результат... Это даже не попытка, на наш взгляд, всучить рыбешку у воды вместо удочки, а морковка на веревочке для известного своей наивностью животного, авось, пойдет?! Не пошел...
n n n
42–летний волочанский “кулак” (да так, “кулачок”...) Александр Силкин категоричен:
– Бездельников мне не надо! И “колхоза” мне не надо! Своей семьей проживу!
Таких силкиных в Волочанке раз–два — и обчелся. И в хатангских поселках проект (все теперь “проекты”) “назад в будущее” — к родовым, семейным хозяйствам, как ожидалось, а вернее, как надеялось, массовости не приобрел. По “колхозу” печалятся многие...
“Праздник живота” по–таймырски — когда наступает время промысла или путины: под аккомпанемент охотничьей канонады поселковый пролетариат добывает сверх установленного оленину на зимний прокорм; под ледяной хруст осенней ночной волны выводит нелицензированные сети и сетишки. Так и живем...
Такой “натурализм” нынешней поселковой житухи губителен своей унизительностью, зависимостью от Параграфа, опутавшего по рукам и ногам, погружением (очень часто охотным!) в еще большую безнадегу и безденежье.
Однако положение не столь безвыходно, как это у меня нарисовалось: нужно ОСОЗНАТЬ лишь (увидеть–то мы давно увидели), что ни нефть Ванкора, ни урановые руды Анабара, ни менделеева таблица Талнаха, ни алмазы Попигая, ни газ Пелятки (а в самом деле, почему до сих пор не газифицированы поселки Пясинды–земли?) не станут будущим Таймыра. Как бы это странно ни звучало. “Кое–что”, как известно, эксплуатируется сегодня вовсю, да от того лучше не стало. Вполне допускаю, что не погаснет до времени “город–солнце” и по–прежнему будут выкачивать, выгребать, выскребать — проблемы–то никуда не уйдут... Будущее — это освоение биологических ресурсов Таймыра. Не энергичная имитация кипучего лентяя, а на самом деле.
Сколько живу на Таймыре, столько и слышу про обладающие волшебством модульные автономные перерабатывающие заводы и холодильники. В советские и постсоветские эпохи табуны дармоедов на халявные денежки мотались “за опытом” в заморские страны, привозя взамен скучные, никчемные отчеты и посулы. Мало, правда, кто сейчас помнит, что появлялись–таки в небольших количествах финские модульные холодильники “Поркка”: теперь от них только скелеты остались, как нельзя точно символизирующие положение дел в этой области. Да и не верю я, признаюсь, в волшебные преобразования таймырского села с помощью холодильника или перерабатывающего минизаводика. Заводик должен “вписаться” органично в общий социальный ландшафт поселков. Если с чего начинать, так с ЖИЛЬЯ МОДУЛЬНОГО, благоустроенного, с набором того минимума удобств, какие в наше время просто стыдно на этой богатой земле человеку не иметь. Выходит, не стыдно...
А заводики, повторю, были... Удачи не было.
Королева в снежном платье прошла,
Ветер холодный разжег
Памяти горячее сердце.
n n n
...Бредущая из ледовитой стыни Снежная Королева шлейфом платья покрывает Хатангский залив — в мгновение он погружается в серое мельтешение тумана и снега. Все это происходит в какой–то удивительной, абсолютной природной тишине, где лениво кружат огромные снежинки.
С высокого берега видно, как неторопливая рука плавучего крана черпает уголь с баржи. Рядом со мной курит, наблюдая, молодой судоводитель Юра. Мы заговариваем о достоинствах привозного угля.
– Котуйский, — хвалит Юра, — он хоть мелкий, но факел дает жаркий.
Котуйского угля привозят с каждым годом все меньше и меньше; шахта истощилась, и вскоре ее закроют совсем. Люди, живущие в шахтерском поселке, хотят верить, что будет построена другая шахта — угля–то вокруг навалом. И весь с “жарким факелом”. Но тот, который разгружают сегодня, — кайерканский, так сказать, “пробный шар” весом в 13 тысяч тонн.
Мы еще поговорили с угольным знатоком Юрой о достоинствах одного, другого и третьего (нынче в Хатангу из Якутии тоже привозят по пять тысяч тонн), и, невнимательно вслушиваясь в защиту котуйского топлива, я подумал, что вот в очередной раз таймырская провинция покидает свою орбиту, губительно сближаясь с “городом–солнцем”.
Продолжение следует.
Виктор МАСКИН.
Фото Владимира МАКУШКИНА.

Комментарии

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим логином.







Статьи текущего номера:
 
Иногда судебные разбирательства с очень далеко идущими последствиями проходят без шума и внимания со стороны общественности. Так было совсем недавно.

Коммунальная проза 
Октябрь выдался не по–норильски теплым, но по–северному очень снежным. Дорожные службы работают, как говорится, в усиленном режиме. Но следует отметить, что организациям, занимающимся снегоуборкой, грех жаловаться: в этом году было закуплено много новой, современной техники.

Парк культуры 
Новый филармонический сезон в Норильске откроют солисты Красноярского государственного театра оперы и балета — Лариса Плотникова и Евгений Олейников.

Фотофакт 
“Сдам квартиру, гостинку” — самое обычное объявление, каких по городу расклеены многие сотни.

Таймыр — наш общий дом 
После двухлетней разлуки Хатанга приготовила мне немало сюрпризов. Прямо с порога...

ЗП-консультант 
Педагоги и психологи советуют родителям первые два–три месяца первого учебного года целиком посвятить тому, чтобы помочь ребенку сориентироваться в новой обстановке: наладить режим дня, распределить время между различными видами занятий. Первоклашке необходимо научиться считать и ценить время, чтобы его хватило не только на учебу, но и на игры и прогулки. Причем отдыхать он сможет только после того, как сделает самое главное: уроки на завтра.

Не пропустите! 
Когда приходит старость и уходит здоровье, человеку становится трудно жить одному, обходиться без помощи близких или, при их отсутствии, посторонних людей.

 

 

Вопрос недели 
Как сказал один избиратель одному кандидату, “чего вы хотите, если люди не хотят голосовать за вас”. Действительно. Наши люди в большинстве своем если и хотят голосовать, то против всех. Понятно, что причины для протестного голосования весьма серьезные, и у каждого они свои. Но, извините, очень уж это напоминает ребяческие обиды: “Забирай свои игрушки и...”. А потому мы решили уточнить у норильчан: Против кого дружим?

Реклама на сайте
GISMETEO: Погода г.Норильск Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
663300, Норильск, ул. Богдана Хмельницкого, 18, [Все телефоны и электронные адреса редакций]
Сайт зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-42422 от 21.10.2010 г. Учредитель: МАУ "Информационный центр "Норильские новости".
Главный редактор Андриюк Марина Викторовна эл.почта редакции ladybird.16@list.ru тел. редакции +7(3919)343596. При использовании материалов сайта гиперссылка на gazetazp.ru обязательна.
наверх