[Индекс номера 32 (11.03.2011)]

 Ситуация 
«А мы все ставим каверзный ответ...»

«Заполярная правда» продолжает тему (см. начало — «ЗП», «Ружье на стене», 21.01.2011) антитеррористической, экономической и социальной безопасности нашего региона. Высказываемые в этой публикации соображения, вполне возможно, вызовут и у читателей желание поделиться своими мыслями, чему мы будем очень рады, и предоставим для этого страницы нашей газеты.
Кто виноват?
Незаконно сооруженный на Дудинке–реке причал прекратил свое существование почти торжественно. Однако не стоит обольщаться победой в растянувшейся на два года судебной тяжбе, поскольку, во–первых, скрытое сопротивление владельцев причала продолжается и, думается, будет продолжаться еще долго. Во–вторых, — что самое необъяснимое и симптоматичное, — в среде чиновников различного уровня, в том числе в правоохранительных органах Таймыра, наблюдается «брожение умов» и нет единства. Самопальный причал ликвидировали (закрыли его еще с началом летней навигации 2010 года), а вопросы безопасности северной территории остались; того более — с этим закрытием, носящим скорее демонстративный, нежели конструктивный, характер их, каверзных вопросов, стало как будто больше.
Слабым местом проигравших арбитраж стало самовольное использование ими земель, принадлежавших ранее ликвидированному совхозу «Полярный», под территорию причала. А то еще неизвестно, в какую сторону качнулись бы фемидины весы! В качестве доводов в свою пользу «самовольщики» выдвигали дважды сомнительные для автора аргументы о недорогих портовых услугах (осуществлявшихся, заметим, при вопиющих нарушениях правил безопасности и грузовой коммерции) и, как следствие, дешевых товарах. Это при том, что незаконное сооружение находилось в опасном соседстве с причалом ВВ Заполярного транспортного филиала. Что до дешевизны продпрома, то она никак себя не обнаруживала. И не могла обнаружить, по причине малочисленности товаров, переваливаемых по этой транспортной схеме при общих валовых показателях потребления в НПР. Кроме того, при теперешнем собственном флоте у ГМК (а на очереди ввод в эксплуатацию мощного контейнеровоза) декларируемая Заполярным торговым альянсом конкуренция на продовольственном (пока!) рынке НПР выглядит весьма убедительно. Уверен, что немного времени пройдет, и мы увидим серьезного делового конкурента на рынке товаров, способного внести заметные положительные тенденции в ценовую политику. Согласен, все это хоть и оптимистическое, но будущее. А сегодня... а сегодня, кто может запретить ООО «Электра» (или кому еще захочется), памятуя о своих ошибках, вполне легально обрести кусок земли под новый причал?! Уверен, что возвести его у причала ВВ это не получится, а вот где–нибудь у нефтепричала и пассажирского дебаркадера — почему нет?! Место удобное, бойкое.
То есть проблема безопасности территории (как система мер и мероприятий) никуда не уходила, рядясь до поры в смиренные одежды послушания.
Владельцы павшего под напором закона причала весьма эмоционально — а на осеннем, 2010–го, ими организованном митинге — и громогласно доказывали, что фактов, когда через их территорию прокачивался контрафактный и прочий сомнительный груз, никем не зафиксировано. Это верно: никто никого за руку не поймал. Или не хотел поймать. Но даже если это и так на самом деле, все одно причал необходимо было закрыть. По причинам полной бесконтрольности.
В первых числах сентября прошлого года на сухогрузе Енисейского пароходства я возвращался из служебной командировки. Ночью пришли в Воронцово. Из кромешности холодной ночи вынырнула и подошла к борту с мешками только что пойманной и недорогой рыбы лодка с рыбаками. Какая прелесть! Какой сервис! Я купил мешок. Со свежайшей рыбой. Мог бы и с марихуаной. Или еще с чем позабористей. Вы понимаете, о чем я? Все в руках и на совести капитана; «мой», Александр Иванович Щербаков, с енисейским 40–летним стажем, этого не допустит. Ни грузов сомнительных, ни пассажиров. Но судов на реке сибирской, эвон сколько развелось, поди уследи!..
Что делать?
Принципы, психологизм безопасности территории таймырской до сих пор, как ни парадоксально, сохраняются со времен режимных, хотя те уже давно прошли. Что делать? По–моему, статус и суть особой экономической зоны совершенно точно подходят для НПР (да и всего Таймыра). То есть — обстановка наибольшего экономического благоприятствования, щедрость инвестиций и модернизации в освоение новых территорий и — почему нет? — расширение банковской деятельности плюс научно регламентированные миграционные, социально–социологические процессы. В минус отправим совершенно очевидную сегодняшнюю «непричесанность» ситуации с таймырским народонаселением.
Следует ли мои слова понимать как возвращение к пропускному режиму? Следует. Не ошибусь, предположив, что большая часть населения Большого Норильска со мной солидарна. И не корите меня греховной «совковостью» и «советскостью»: современная «демократическая экономика» региона весьма заинтересована в этом опыте сегодня. И охотно берет его на вооружение.
В своей недолгой истории НПР пережил три четко прослеживаемые волны покорения таймырской индустриальной «целины». Первая, когда у переселенцев не спрашивали согласия, случилась в тридцатые и военные годы; вторая — после известных, 1948–го, 1950–го, правительственных постановлений (наверное, самая многочисленная, мощная кадрами, заложившая школы и традиции). Поверьте, в архиве ЗФ я прочел сотни вызовов специалистов на комбинат и писем от претендентов на работу в нем: каждого потенциального работника, библиотекаря ли, горняка ли, металлурга, строителя. Как человечьи бриллианты, подбирали в металлургическую корону города на самом высоком начальственном уровне. И «кадры решали все». Тогда. Что ж изменилось?
Мало, кто знает сегодня, что времени «до Талнаха» предшествовала глубокая стагнация и комбината, и города: прорабатывались варианты массовых сокращений, сворачивалась программа перспективного градостроения. Руды правобережья — я, не специалист, пишу об этом на основе строго документальной — рассматривались как малорентабельные, способные прокормить меньшую численность населения. Было, было...
Наконец, третья волна северных заселенцев связана с освоением Талнаха, а чуть позднее — строительством «Надежды». Была она по многим причинам стремительной, а значит, менее качественной, с точки зрения профессиональной. Электрички, отправлявшиеся на стройку «Надежды», назывались «бичевозами»; среди немногочисленных работающих поныне ветеранов той волны найдется рассказчик об экзотическом населении железнодорожного вокзала, разбредшегося позже по таймырским заимкам, ставшего флибустьерами тундры и охотниками, поэтами и певцами Севера... немало сгинуло в безвестности. Было, было...
Но «обручем», «крепежным материалом» в формировании социально здорового климата Большого Норильска, его перспективной предсказуемости и созидательности — а это именно «колесниковский» отрезок истории города–комбината — был регламент закрытого города, историческая целесообразность кадровой, социальной политики на всех этапах развития территории. Даже в 1980–е и 1990–е годы Норильск как мог сопротивлялся открытостям других городов, держась на заповедях–скрижалях, гласящих, что Таймыр по судьбе своей уязвим, раним и храним лишь недоступностью своею. Пришедшие в те времена вмиг об этом забыли.
Что будет?
Ну, да ладно: кто старое помянет... Важно, чтоб после на те же грабли не наступить, верно? Ан наступаем. С упрямством маниакальным. Не поставишь вышек с охраной — и глупо, и затрат не оберешься — вокруг водозаборов по вохровскому взводу, как не поставить их вдоль газо–, водо– и пульпроводов и по берегам Енисея– батюшки!.. мало ль объектов у нас, чем держится жизнь многотысячных городов?! Всего этого не нужно при наличии «технологии безопасности» Таймыра. В ЗФ, знаю точно, на каждый процесс производственный, используемый уже или будущий только, имеется стандарт, регламент, а что у города — вольная вольница? Севера другие нам не указ: во–первых, всяк живет по-своему, во–вторых, к ним путь железный лежит (к кому–то и автомобильный), мы же на «острове», где и жить нужно соответственно.
В самом ближайшем будущем ЗФ ожидают большие дела — строительство второй очереди ТОФ под растущую рудную базу, освоение Масловского месторождения... уже сегодня в горной отрасли недостает горнопроходчиков. Квалифицированных и молодых. Как может, «Талнахшахтстрой» эту проблему сегодня решает, убедившись, что недавние пророчества: «Привезем специалистов и вопрос закроем», несбыточны. Тем не менее НПР ожидает новая волна привлечения кадров. И самое время использовать мудрый опыт прошлого. А что будет дальше, с приходом железной дороги на Таймыр, освоение Имангды, богатого углеводородами шельфа... Думаю, руководству ГМК неизбежно придется просчитать социально–демографическую составляющую будущего, чтобы в вольные края не потянулись «разнообразные не те», множа криминал и ненужные проблемы. Отчего б не поставить всему этому заслон на основе закона и «стандартов безопасности», проверенных норильским временем? Я думаю, это неизбежно.
«А мы все ставим каверзный ответ и не находим нужного вопроса».
В. М.
Фото Владимира МАКУШКИНА

Комментарии

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим логином.







Статьи текущего номера:
 
Четырнадцать продавцов продовольственных товаров сошлись в схватке за звание лучшего в городском конкурсе профессионального мастерства.

Комментарии 
Специалисты управления социальной политики подвели итоги работы за 2010 год.

Толстовка 
Моя дочь–второклассница почти полтора месяца имела возможность не ходить в школу из–за плохой погоды. И часто она этой возможностью пользовалась. Потом мы созвонились с некоторыми родителями из нашего класса и договорились, что будем водить своих детей в школу при любой погоде. Впрочем, учитывая, что зима заканчивается, наше решение выглядит слегка запоздалым.

Парк культуры 
В рамках фестиваля «Надежда Норильска» пройдет концерт народного артиста РФ Александра Цыганкова.

Школьный двор 
Школа меняется. Как она это делает — в серии интервью с профессионалами сферы образования в Норильске.

ГМК 
На руднике «Таймырский» завершена реконструкция воздухоподающего ствола.

Ситуация 
«Заполярная правда» продолжает тему (см. начало — «ЗП», «Ружье на стене», 21.01.2011) антитеррористической, экономической и социальной безопасности нашего региона. Высказываемые в этой публикации соображения, вполне возможно, вызовут и у читателей желание поделиться своими мыслями, чему мы будем очень рады, и предоставим для этого страницы нашей газеты.

И я там был 
В Норильске перед началом Великого поста отгуляли масленичную неделю.

Литера 
У бывшей норильчанки, писательницы Татьяны БЕГЛЕЦОВОЙ–ЭЙСНЕР, которая сейчас живет в Германии, в издательстве «Немцы из России» (Deutsche aus Russland) недавно вышла книга прозы «Афродита в одуванчиках».

Гастроли 
Российский шоу–бизнес все больше приобретает черты хорошо отлаженного механизма. Концерт певицы МакSим хоть и начался с получасовым опозданием, но прошел безупречно.

Почитать 

Реклама на сайте
GISMETEO: Погода г.Норильск Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
663300, Норильск, ул. Богдана Хмельницкого, 18, [Все телефоны и электронные адреса редакций]
Сайт зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-42422 от 21.10.2010 г. Учредитель: МАУ "Информационный центр "Норильские новости".
Главный редактор Андриюк Марина Викторовна эл.почта редакции ladybird.16@list.ru тел. редакции +7(3919)343596. При использовании материалов сайта гиперссылка на gazetazp.ru обязательна.
наверх