Фото новости:

Открытие ВПП

[Индекс номера 124 (10.08.2018)]

 Мысли вслух 
Норильская стройка

В 1919 году легендарный уроженец Таймыра Александр Сотников доложил Сибирскому правительству Колчака и дирекции Севморпути о возможности добычи в Норильске угля. Его брошюра «К вопросу об эксплуатации Норильского месторождения каменного угля и медной руды...» стоит первой в ряду книг об освоении норильских богатств. Перспективы металлургии выглядели весьма туманными, речь в тексте шла об угле и меди. О никеле, кобальте и платиноидах тогда вообще не знали. Наиболее интересная часть брошюры — планы строительства поселка со школой, больницей и железной дорогой к Енисею. Тема строительства была проработана достаточно детально. Так всегда было и будет: прежде чем начать работу, геолог поставит палатку и соорудит баньку. Впереди всех идут строители, и все начинается со стройки.

Печь Сотниковых 1865 года — главная стройка первого Норильска. Киприян и Петр построили плавильную печь, а позже на этом месте по улице Горной поставили первое здание норильской пожарной охраны — вспомните, проезжая мимо... Любая технология требует определенной инфраструктуры, все началось с четырех передвижных балков. В том, первом, Норильске выросли не только жилые бараки, но и банька, небольшая кузница для заправки топоров, кайл и лопат, склад для угля Шмидтихи, который на оленях вывозили в Дудинку. Урванцев упоминает о двух относительно целых строениях: жилом доме и складе. Интересно, что геолог рассказывает о кучах древесного угля, применяемого в плавильной технологии, а это значит, что в окрестностях была и углежоговая печь. Итак, мы можем предположить, что еще до прихода Урванцева в Норильске последовательно появились: жилой дом–общежитие, медеплавильный завод, большие лабазы с готовой продукцией, амбары для измельчения и хранения рудного сырья, угольный склад, погреб–мерзлотник и, естественно, баня. По свидетельствам дудинцев, между зданиями были проложены деревянные тротуары, а от штолен шла настоящая дорога, пригодная для тачек и оленьих упряжек. Здесь на пути от озер плато в Дудинку, где частенько останавливались местные, появилась площадка для балаганов и чумов. Экспедиция Урванцева и Сотникова застала целой избу дудинского промысловика Потапова, в стенах которой имелись старые бревна строений старших Сотниковых. Здание вполне сгодилось под склад, к приходу в Норильск отряда экспедиции именно здесь заложили часть продуктов.
В 1919–20–х годах строить что–либо ни времени, ни возможности у экспедиции не имелось. Визит оказался скоротечен, а горной и топографической работы было много. В 1921 году на территории Норильска интенсивно работала партия уже в полсотни человек, не считая пастухов. Размещение большой группы потребовало создания системы жизнеобеспечения. Из местного леса выстроили тот самый Первый дом Норильска: теперь–то мы понимаем, насколько относительно это понятие... Палатки выручали, но и создать предстояло немало: жилье, бытовые и производственные помещения. Огромная работа. Чуть позже сделали кузню, слесарную мастерскую, просторный погреб. Рубленое общежитие для работников заложили возле Угольного ручья, чтобы удобней было ходить на работу. Зимой над погребом построили уже капитальные амбары. Появилась конюшня и капитальная баня на Угольном ручье. Вскоре местность вокруг была полностью истоптана, а от деревьев остались лишь редкие кустики. Итак, уже в 1922 году мы видим в Норильске нормальный рабочий поселок со всеми традиционными атрибутами.
Шли годы, оконтуривались первые месторождения, стучали буровые станки, стальные трубы пронзали слои горных пород. У геологов постепенно накапливался необходимый для масштабного строительства материал. Как сказали бы сейчас, формировалась база данных. Одновременно накапливался и опыт строительства в Заполярье больших зданий и сооружений. Необходимо понимать, что все современное строительство на вечной мерзлоте — заслуга норильской науки и практики. Да, еще в древней Мангазее мерзлоту пытались сохранять под зданиями с помощью теплоизолирующего слоя опилок... Верный в принципе, но архаический метод не подходил для ударных промышленных строек. Опытным путем достаточно быстро было выяснено, что строить здесь можно либо на скале, либо на сваях, на скалу опирающихся. Собственно, наличие скальных выходов и обуславливало выбор площадок для будущих цехов и жилых районов. А начиналось строительство с рытья огромных котлованов, грунт со скалы порой снимался слоем в несколько метров. Почему не сваи? Не было технологий свайного фундирования, люди еще не создали необходимых машин, мы не умели лить длиннющие и очень прочные железобетонные сваи. Все это — впереди. А пока... Кайло, затем нагретый на костре лом, еще позже — железный электрод, разогревающий промерзлый грунт. Венец технологии рытья котлованов тех лет — взрывчатка, заложенная в выдолбленный шпур. Частые взрывы в Норильске конца 30–х — 40–х годов стали обычным делом. Закладка, тревожный сигнал готовности, инициация, уборка людьми в черных телогрейках выброшенного наружу грунта... И так вне зависимости от сезона. Конечно же, процесс был очень трудоемким, хотя его постоянно совершенствовали. Тем не менее дело шло медленно, а неминуемое приближение страшной войны диктовало необходимость ускорения. Торопились не только норильские строители, но и технологи, изыскивающие возможность использования в строительстве местного сырья, благо таковое имелось и вовремя находилось.
С самого начала великой ударной стройки началось разделение на промышленное и гражданское строительство, каждое со своим специалитетом. Для того чтобы успеть выдать к началу войны первый никель, требовалось строить при любой погоде. И специалисты решили добавлять в раствор особые присадки, позволяющие ему в морозы не замерзать, а схватываться и твердеть. Количество изобретений и рационализаций не поддается точному учету. Приказом Авраамия Завенягина от 4 мая 1938 года из проектной конторы был образован Институт «Норильскпроект», принимающий участие в проектировании и строительстве всех объектов НГМК. Его сотрудники стали авторами идеи комплексного строительства комбината, когда на территории располагаются предприятия, решающие разные задачи: от изучения рудного состава и добычи руды до производства различных видов металлургической продукции. В рамках этой концепции будущих норильских строителей и начали учить в техникуме, училище, а затем и в норильском вузе. Именно фактор воспитания собственных специалистов буквально спас город и комбинат после 1956 года, когда был ликвидирован Норильлаг.
Если в жилой зоне использование свай приветствовалось, то на промышленных площадках подход оставался консервативным — огромные цеха, тяжелые сами по себе, да еще и начиненные тяжелым оборудованием, просто так на сваи не поставишь, ведь мерзлота всегда может показать свой порог текучести, а воздействие тепла у таких сооружений на мерзлый грунт сильней. Тем не менее норильские строители быстро придумывали и осваивали сложнейшие методы глубокого фундирования. В том числе метод так называемых «висячих свай». И преуспевали! Знаете, Ленинскую премию в СССР просто так не давали. Хорошие были идеи. Единственное, что тогда не учли, — неизбежные в реальной жизни утечки горячей воды на рельеф. Их можно минимизировать, но нельзя исключить в принципе.
Постепенно строительные проекты становились все более грандиозными, в Заполярье началось по– настоящему многоэтажное строительство, что неизменно удивляет приезжих. В городе появился ДСК (домостроительный комбинат) и собственный завод крупнопанельного домостроения, где научились производить трехслойные панели высочайшего качества. Я живу в последнем, пожалуй, доме серии 112, построенном в Центральном районе, и думаю, что железобетон такого качества используется при строительстве правительственных бункеров. Его феноменальная прочность знакома каждому, взявшемуся за сверление отверстий, а песня мощных перфораторов порой доводит до исступления. Да что там, через эти стены даже сигнал WI–FI проходит с трудом... Вот так мы строили.
В конце 80–х — начале 90–х произошло чрезвычайно болезненное для всей страны и города, в частности крушение социалистической системы. Строительство, особенно гражданское, было свернуто, и долгое время нам не верилось, что оно когда–нибудь может возродиться. Однако законы диалектики никто не отменял, и если страна собирается осваивать Север дальше, то будут и стройки.
Новые вызовы и новые задачи адекватно оцениваются руководством города и комбината, а робкие разговоры превратились в конкретику мест будущего малоэтажного строительства. Конечно, вряд ли мы увидим в Норильске ДСК былых времен, хотя, кто знает... Вполне может оказаться так, что дешевле производить легкие панели на месте, нежели рассчитывать на качество переменчивых материковских поставщиков. Утверждение Урванцева о том, что мы откусываем лишь часть огромного рудного пирога, по–прежнему справедливо. А значит, стройкам быть. И норильских строителей можно будет поздравлять не только с профессиональным праздником, но и со сдачей новых объектов. А сам праздник станет не только историческим символом, но и маркером новых свершений.

Вадим Денисов
www.facebook.com/Газета-Заполярная-правда
vk.com/Газета-Заполярная-правда

Комментарии

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим логином.







Статьи текущего номера:
 
Новая площадка открылась во дворе Набережной Урванцева, 33. Установить ее здесь решили сами горожане, проголосовав за благоустройство этого двора при анкетировании, проводимом во время президентских выборов.

На таймыре 
На новом месте, куда переедет поселок Тухард, этим летом началось строительство. В нынешнем году поселку исполняется 50 лет, и к концу года должны быть сданы в эксплуатацию первые жилые дома и социальные объекты юбиляра.

Обратный отсчет 
«Заполярная правда» продолжает знакомить читателей с книгой «Норильск. Город в едином ритме», которая рассказывает о жизни нашего города, самых важных событиях каждого года.

Главная страница 
«Норникель» объявил предварительные производственные результаты за первое полугодие 2018 года.

Проекты 
«Норникель» поддержал национальную программу подготовки хоккеистов «Красная машина».

Акции 
В социальных сетях стартовал всероссийский флешмоб Smiling Siberia.

Мысли вслух 
В 1919 году легендарный уроженец Таймыра Александр Сотников доложил Сибирскому правительству Колчака и дирекции Севморпути о возможности добычи в Норильске угля. Его брошюра «К вопросу об эксплуатации Норильского месторождения каменного угля и медной руды...» стоит первой в ряду книг об освоении норильских богатств. Перспективы металлургии выглядели весьма туманными, речь в тексте шла об угле и меди. О никеле, кобальте и платиноидах тогда вообще не знали. Наиболее интересная часть брошюры — планы строительства поселка со школой, больницей и железной дорогой к Енисею. Тема строительства была проработана достаточно детально. Так всегда было и будет: прежде чем начать работу, геолог поставит палатку и соорудит баньку. Впереди всех идут строители, и все начинается со стройки.

Человек родился 
На прошлой неделе, с 1 по 6 августа, родились 34 норильчонка: 15 мальчиков и 19 девочек. Среди них — двойня малышек да двойня «мальчик плюс девочка». А накануне этих событий мы встречали крошку Алису Салехову и Дарину Минибаеву.

Реклама на сайте
GISMETEO: Погода г.Норильск Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
663300, Норильск, ул. Богдана Хмельницкого, 18, [Все телефоны и электронные адреса редакций]
Сайт зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ24-00965 от 25.01.2016 г. Учредитель: МАУ "Информационный центр "Норильские новости".
Главный редактор сайта Алла Шуняева. При использовании материалов сайта гиперссылка на gazetazp.ru обязательна.
наверх