Фото новости:

День рождения полярного жирафа Нони

[Индекс номера 34 (13.03.2018)]

 Есть повод! 
Добытчики

Золотой юбилей отмечает АО «Норильскгазпром» — одно из самых северных газодобывающих предприятий России. Целая эпоха прошла с тех пор, как Норильск перестал «коптиться» на угле и перешел на чистое голубое топливо, а в городе появились люди новой профессии — газовики.

Начало
История газодобывающей отрасли в Норильске ведет отсчет от 12 марта 1968 года, когда для строительства газопровода «Мессояха — Норильск» было создано управление «Заполярьегаз». Но была у этого события и предыстория: после открытия талнахских рудников и в связи с перспективой строительства нового завода перед Норильском встала энергетическая проблема. Стало понятно, что на угле дальнейшее развитие невозможно: дороговизна его добычи и транспортировки, плюс немалые трудовые ресурсы — на угольных шахтах работали около десяти тысяч человек. Для решения топливной проблемы требовался природный газ.
Завоз продуктов в аэропорт Тухарда. 1980-е годы
В середине 1960–х руководство комбината «продавило» этот вопрос: на севере края были усилены нефтегазопоисковые работы. Результаты не заставили себя ждать: сначала в 1966 году газ нашли на реке Нижняя Хета. Но его запасов было мало, чтобы строить газопровод к Норильску. 23 сентябре 1966 года буровая бригада мастера Степанова начала проходку первой поисковой скважины на Мессояхской площади. 4 марта 1967 года та дала первый фонтан. Это было началом газовой эпохи на Таймыре. Геологи оценили запасы Мессояхи — свыше 50 миллиардов кубометров газа. Было принято решение строить самый северный в мире газопровод. Строительство было уникальным: в полярную ночь на вечной мерзлоте трубы прокладывались на свайных опорах, а не под землей, как обычно это делается на материке.
12 марта 1968 года Министерство газовой промышленности СССР издало приказ: «О мерах по подготовке к строительству газопровода «Мессояха — Норильск» и обустройству газовых месторождений Усть–Енисейской впадины». Первым из 27 пунктов в нем предписывалось: «...организовать в г. Дудинке управление строительства газопровода «Мессояха — Норильск» и газодобывающих предприятий — «Заполярьегаз». В дальнейшем «Заполярьегаз» был преобразован в нынешний «Норильскгазпром».
Стартовой площадкой, перевалочной базой газовиков и плацдармом для наступления на тундру стал Кислый мыс. Так называлась местность на берегу реки Большая Хета, где сначала жила семья ненцев– оленеводов. По Енисею и Большой Хете из Дудинки стали прибывать первые грузы. Потом здесь вырос поселок, ему дали имя в духе социалистических реалий — Факел. А затем он стал Тухардом (или Тухартом): в переводе с ненецкого «ту» — огонь, «харад» — дом, поселок.
Идет газопровод. 1960-е годы
Первыми жителями Тухарда были полсотни строителей, живущих в нескольких балках и палатках. Первыми их объектами стали вертолетная площадка — маленькая, из нескольких плит, где едва помещался МИ–8, и причалы на Большой Хете. Люди здесь себя ощущали, как на острове: связь — только по радио, транспорт — лишь воздушный. Тухард создавался как временный пункт, как опорная база на пути у газовиков. Но затем поселок обжили, некоторые газовики обосновались здесь с семьями, завели хозяйство. И сегодня поселок — ровесник «Норильскгазпрома» — остается главной пристанью газовиков и транспортным узлом. Основная его задача — прием грузов и их своевременная доставка на газопромысловые месторождения.

Тухард – дом родной
«Заполярке» удивительно повезло — нам удалось пообщаться с одним из первых строителей поселка Тухард и газопровода. Юрий Зайцев был в числе первого немногочисленного десанта, высаженного на Кислом мысу в 1968 году. Более того, Тухард почти на четверть века стал родным домом для него самого, а потом и для его жены Валентины и их четверых сыновей. Юрий и Валентина Зайцевы уже пять лет как уехали с Севера, сейчас они живут под Коломной. Прошлым летом супруги приезжали погостить в Норильск к детям. Тогда–то нам и удалось побеседовать с ними. Их рассказ о первых годах «Норильскгазпрома» мы приберегли как раз для золотого юбилея газовиков.
Юрий и Валентина Зайцевы
Юрий Зайцев:
– В 1968 году мне было 23 года, молодой–холостой. Сам я родом из Подмосковья, а работал в Люберцах в строительном тресте при Министерстве газа и нефтяной промышленности. На месте мы не сидели: нас посылали в командировки, например, на разные газопроводы страны строить компрессорные станции перекачки. Перед тем как на Таймыр лететь, я только из Ташкента вернулся: там в 1966 году землетрясение было, мы помогали восстанавливать город. И сразу с Юга — на Север. (В трудовой книжке Юрия так и было записано его новое место назначения: «1968 год, Крайний Север, Таймырский национальный округ...» — (Прим. авт.)
Поехали мы в командировку с двумя друзьями. Нам дали адрес: Норильск, Кислый мыс. Приехали в город, стали искать, а никто не знает, где этот Кислый мыс. Направили в Дудинку и там уже поняли, куда нам надо. На Большую Хету мы приплыли в конце июня, после ледохода. Поселка еще не было, только чумы стояли и ненцы пасли своих оленей. Зато там уже организовывали перевалочную базу: по воде завозили грузы, трубы, и складировалось все это под открытым небом. Нам надо было срочно строить склады к зиме.
Встреча в поселке
Работали мы без выходных, по 12 часов — с 8 утра до 8 вечера. Тяжелая была работа, где трактор не пролезет, там на руках тащим бревна. Потом строили жилье, баню, столовую. Пока тундра не замерзла, тут же на берегу трубы готовили, плети трубопровода варили. Я вообще–то по профессии столяр, но делал все, что требовалось: и трубы изолировал, и жилье строил, и стропальщиком был, и на укладке дюкера через речку работал.
Когда выпал снег, до Мессояхи накатали дорогу, пошли по ней сваебойные бригады: ставили опоры, ригеля, укладывали трубы. Сваи под опоры забивать — не дай бог работа! Для этого мерзлоту оттаивали паром из машины–парообразователя. И вот зима, 50 градусов мороза, а ты в резиновых сапогах работаешь, стоя в каше из растопленного грунта. Но зато у нас и заработки были по 800–900 рублей, что по тем временам — о–го–го! Шахтеры в Норильске по 400–500 рублей получали, а моя будущая жена Валентина на материке в отделе кадров сидела за 80–90 рублей — в десять раз меньше. Узнав о таких зарплатах, норильчане тоже стали проситься на строительство газопровода. Говорили тогда, что норильский горком партии даже дал распоряжение: местные кадры туда не брать, чтобы не оголять рудники и заводы, Талнах же надо было строить.
Кислый мыс: краны над чумами. 1968 год
Наши высокие зарплаты объяснились еще и тем, что мы работали и жили в Тухарде постоянно, а не вахтами. По 15–дневным вахтам я начал работать только с 1989 года, когда нас из СМУ–3 московского треста «Спецстроймонтаж» передали в «Норильсктрубопроводстрой».
Быт наш тоже был нелегким, особенно поначалу. Как приехали, жили в палатках. Вокруг грязища, бездорожье. А лето холодное выдалось, в сентябре уже забереги встали толстые, да и зима не лучше. Стирали в реке, баня была в палатке. А пар для нее нам подавала та же машина, что землю пропаривала для свай. Пар — 200 градусов, а в предбаннике на полу — лед — валенки не снимешь.
Постепенно поселок обживался, человек двести нас там обосновалось. К зиме подвезли вагончики, бараки жилые заложили. Топили сначала углем, пока все на работе, девчонки–работницы ходили по вагончикам, подкидывали уголь в печки, чтоб жилье не вымерзало. Летом студенческие отряды приехали — стали нам дороги «мостить». Для этого они рубили кусты, вязали пучки–фашины и укладывали из них дороги–лежневки. Деревьев–то нормальных там не растет, на левобережье Енисея рельеф от норильского сильно отличается: голая, как ладонь, тундра, кочки, кусты, болота.
Панорама поселка Тухард
А как газопровод от Мессояхи построили, бытовые условия королевскими стали: котельная на газу, в жилых балках трубы отопления, холодная и горячая вода, чисто, тепло. Вагончики в пять рядов поставили, между ними — деревянный настил, настоящие улицы получились. Когда все устроилось, я ушел работать по профессии — в столярку. Там окна, двери для общежитий и конторы мастерил, мебель, да все делали, что только можно, из Норильска и Дудинки не сильно навозишься.

Женский взгляд
Валентина Зайцева:
– Познакомились мы, когда Юра в отпуск приезжал. Расписались в 1977 году, но не так–то просто было в Тухард прилететь. Для этого он мне прислал вызов на работу: меня брали заправщицей на вертолетную площадку. Севера я не боялась, наоборот, всегда о нем мечтала. Но, помню, первый же год работы здесь научил уму–разуму. На улице минус 62 градуса, у всех актировка, а меня по громкой связи вызывают: санрейс прилетел, нужно заправлять. Я бегом туда и не знала, что рот и нос в такую погоду закрывать надо. Застудила бронхи, долго кашляла, и этот бронхит до сих пор о себе напоминает.
Жили мы в вагончиках, вполне комфортных. Бугульминский вагончик — он совсем небольшой, таллинский — побольше, а самый комфортный, «улучшенной планировки», — волоколамский. Он круглый, как бочка, теплый — четыре трубы проходит. Снегом его под самую крышу заносило: муж иногда на смену в форточку вылезал, а в обед приходил меня откапывать.
«Мама, только не включай машинку»
Так в вагончике мы и жили, сюда новорожденных детей привозили, в Норильске–то у нас жилья не было, и прописка была — поселок Тухард Дудинского района. На Север я приехала с сыном–первоклассником от первого брака. В Норильске он жил и учился в интернате, что на улице Кирова, а на каникулы к нам в Тухард приезжал. Я часто возила на вертолете его и всех остальных школьников поселка на каникулы — сюда и обратно. Второй сын Дима родился в 1981 году. Рожать я летала в Норильск, а через неделю–две на вертолете вернулась в поселок.
До года я с Димой просидела дома, а потом устроилась стрелком пожарной охраны: с ружьем охраняла склад ГСМ, метанольный склад. Работала по ночам, когда отец с ребенком дома мог быть. Прихожу утром, ложусь и сплю вполглаза, а Дима у меня в ногах играет. Так мы растили детей — без педиатров, без детского питания, без памперсов. В общественную баню в минус 50 градусов маленького ребенка не поведешь купать — холодно. Так мы наливали воды в стиральную машину и сажали туда сына. Она глубокая, возле батареи — тепло. Помню, Дима все говорил: «Вы только машинку не включайте!». В 1988 году у меня родились близнецы Вова и Андрей, мы их назвали в честь Высоцкого и Миронова. Мужики с работы тогда собрали для нас две коробки приданого — пеленки, ползунки, посуду.
А вообще жили мы очень весело. На работе Юру уважали, руки у него золотые. Он ветеран труда России, две министерские награды есть, а почетных грамот — целая куча. В поселке было уютно, пекарня работала — хлеб отличный пекли, продуктами хорошо снабжали. Люди семейные в столовую не ходили, дома готовили. Так мы посылки с тушенкой, сгущенкой, гречкой еще и на материк, родителям в деревню, отправляли. А какая была охота и рыбалка! Ставили сети на сига, чира, нельму — на материке такой рыбы никогда не пробовали. Муж петли ставил на зайца, на песца, шкуры сам выделывал, а я из них шила унтайки, шапки, шубы детям. Ягоды, грибы — полянами, трехлетние сыновья за балком их собирали, да еще щавель на борщ. Ягель в тундре — периной, ляжешь на него, над тобой небо голубое, и тишина такая, аж звенит...
«Улицы» Тухарда
Детям там расти было очень интересно, не то, что сейчас, в четырех стенах. Они и взрослым помогали, и тундру знали. Помню, как–то осенью уже ледостав начался, и рыбья мелочь с замерзающих озер стала по ручейкам сползать в реку. А налимы, здоровенные, как крокодилы, легли на меляке и встречают их: пасть разинут пошире, и рыбки туда сами заплывают. Разве в городе такое увидишь? Зоопарка не надо. И это притом, что круглый год дети в Тухарде не сидели, почти каждое лето я их на два месяца на материк вывозила.
Когда младшим сыновьям семь лет исполнилось, мы решили, что пора бы в город перебираться. В 1992 году нам в Талнахе дали прекрасную четырехкомнатную квартиру, мужу нашлась работа — столяром в ТСШРТ. Помню, едем мы на автобусе с Валька, с вертолетной площадки в Талнах, в наш новый дом. А вокруг лето и такая зелень, столько деревьев! После низкорослой тухардской тундры нам здесь показалось как на материке. А еще через двадцать лет, в 2012–м, мы переехали на материк. У супруга северный стаж — 42 года, пора уже было. Но мы и дети и по сей день вспоминаем Тухард. И никогда не пожалели, что наши лучшие годы были отданы Северу, что мы были газовиками.

Светлана Гунина
Фото Дениса Кожевникова, из архива редакции и семейного архива Зайцевых
www.facebook.com/Газета-Заполярная-правда
vk.com/Газета-Заполярная-правда

Комментарии

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим логином.







Статьи текущего номера:
 
Ветерана Великой Отечественной войны, труженицу тыла Марию Афанасьевну Хаустову с 95–летним юбилеем поздравил президент Российской Федерации Владимир Путин. Телеграмму от первого лица государства вручил имениннице глава Норильска Ринат Ахметчин.

Визиты 
Выборы президента РФ, прямые договора между ресурсоснабжающими организациями и собственниками жилья, капитальные ремонты многоквартирных домов — вот основные темы, которые обсудил депутат Госдумы Сергей Натаров с главой Норильска Ринатом Ахметчиным.

Актуально 
Уже давно ходят разговоры о том, что не за горами тот день, когда за визит скорой придется платить. «Заполярная правда» попыталась выяснить, есть ли основания для беспокойства.

Есть повод! 
Золотой юбилей отмечает АО «Норильскгазпром» — одно из самых северных газодобывающих предприятий России. Целая эпоха прошла с тех пор, как Норильск перестал «коптиться» на угле и перешел на чистое голубое топливо, а в городе появились люди новой профессии — газовики.

Конкурсы 
Норильск определил лучших юных чтецов: шестеро ребят будут представлять наш город на краевом и всероссийском этапах крупнейшего в стране литературного конкурса «Живая классика». А о том, какие драматические события разворачивались за кулисами городского этапа конкурса, можно было бы написать отдельную книгу.

Спорт-тайм 
МФК «Норильский никель» вышел в финал Кубка России. Норильчане в третий раз подошли так близко к победе –две предыдущие попытки закончились для клуба неудачей.

Новости:
 13 марта 2018 
17:20 Зоозащитники Норильска пишут заявление в полицию по двум последним случаям жестокого обращения с животными.
17:07 18 марта на народных гуляньях «Весну-красну встречаем!» в Норильске будут работать полевые кухни, где горожане смогут согреться горячим чаем и шурпой.
17:06 Планы по выпуску готовой продукции выполнены по всем показателям. В Заполярном филиале «Норникеля» подвели итоги работы за февраль.
17:01 Сегодня норильчанин Валерий Редкозубов стал призером Паралимпийских игр в Пхенчхане. Наша сборная с четвертой строчки турнирной таблицы переместилась на вторую.
15:59 Норильск нуждается в специалистах, обладающих дефицитными специальностями в сфере образования и здравоохранения.
15:22 На основании заявлений о голосовании по месту фактического пребывания к 16 марта будет сформирован окончательный реестр избирателей.
15:08 Более 300 нарушений за четыре дня. Норильские автоинспекторы подвели итоги рейдов минувших праздничных дней.
15:03 В Норильске проходит городской образовательный фестиваль «Наш город» для школьников и учителей.
14:30 В день выборов 18 марта на всех избирательных участках организуют продажу непродовольственных товаров и продуктов.
13:11 Более 800 тысяч рублей за месяц возместили предприниматели Норильска за некачественные товары и услуги.
[все новости]
Реклама на сайте
GISMETEO: Погода г.Норильск Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
663300, Норильск, ул. Богдана Хмельницкого, 18, [Все телефоны и электронные адреса редакций]
Сайт зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ24-00965 от 25.01.2016 г. Учредитель: МАУ "Информационный центр "Норильские новости".
Главный редактор сайта Алла Шуняева. При использовании материалов сайта гиперссылка на gazetazp.ru обязательна.
наверх