МАУ ИЦ «Норильские новости»

«Здесь всё меня переживёт»

«Здесь всё меня переживёт»

«Здесь всё меня переживёт»

15 апреля в соборе Парижской Богоматери произошёл сильный пожар. В результате обрушились шпиль и крыша, повреждено внутреннее убранство. Вопрос о восстановлении главной достопримечательности французской столицы решается, событие осмысляет весь мир и очень по–разному освещает вся мировая пресса.





Виртуальная игра им в помощь

«Мы восстановим собор, и он станет ещё красивее», — сказал в обращении к нации президент Франции Эмманюэль Макрон. «Я хочу, чтобы восстановление было завершено в ближайшие пять лет, и здесь мы снова мобилизуем свои силы», — добавил хозяин Елисейского дворца, которого цитирует lci.fr. По оценке экспертов, своим популистским выступлением Макрон попытался успокоить французов, шокированных тем, что «сердце Парижа сгорело». Ранее в СМИ говорилось о том, что на восстановление собора могут уйти десятилетия, и на это понадобятся миллиарды евро.

Напомним, причина возгорания на данный момент по–прежнему остаётся неизвестной. Следователи как приоритетную изучают версию о возгорании, вызванном сварочными работами на деревянном каркасе. Пожарные спасли колокольни и внешние стены Нотр–Дама от обрушения, а сама структура легендарной французской и мировой достопримечательности 800–летней давности уцелела. Сгорели и обрушились 93–метровый шпиль собора, состоящий из дерева и свинца и возведённый в 19–м веке, а также две трети кровли. В связи с этим печальным событием пользователи сайта Reddit вспомнили про игру Assassin’s Creed: Единство, вышедшую в 2014 году. В ней события разворачиваются в Париже XVIII века, там представлена цифровая копия Нотр–Дам–де–Пари. В промоматериалах, сопровождавших релиз, авторы проекта рассказали, что потратили на воссоздание виртуальной версии памятника архитектуры два года, детально перенося его в мир игры практически по кирпичику. Исходя из того, что вопрос о вынужденной реставрации решён положительно, опыт и разработки геймдизайнеров из Ubisoft могут стать очень полезными. Кроме того, представители американского колледжа Вассар в 2015 году с помощью инфракрасного сканирования создали 3D–модель исторического здания. Об этом в своё время подробно писал журнал National Geographic. Помимо этого в сети накопилось колоссальное количество фото– и видеоматериалов, которые в совокупности смогут помочь в приведении собора к первозданному виду.



Образ вечности

«Мы мало осознаём, как важны для нашей жизни постоянные вещи, — делится своими соображениями обозреватель издания Сергей Волков. — Здесь всё меня переживет — это не про горечь утраты, — пишет он, — а про то, как надо. Мы ходим среди вечных декораций великих городов мира, и чувство, что здесь задолго до нас так же ходили, а потом исчезли многие другие люди и что так будет и дальше, балансирует и страхует наше сознание.

Когда в считаные часы умирает такая сложная и огромная твердыня, как Нотр–Дам, который был для нас понятным и освоенным образом вечности, испытываешь невыразимую печаль. Вспоминаешь смерти близких людей и заново плачешь слезами тщетности. Силуэт Нотр–Дама — и не только он, конечно, но он как–то особенно — загораживал собой прореху, сквозь которую теперь зияет пустота. Так зияет, что глаз не отвести. Нам всем путь туда, в эту прореху. А казалось, ещё поживем.

Во Франции началась Страстная неделя. Кажется, что так не накрывало давно. Кажется, что на наших глазах горит и плавится эталонный метр из палаты мер и весов всего человечества, эталонный килограмм, эталонная минута — то, что идеальным образом удерживало неизменной величину единицы красоты. Удерживало в течение длительного времени, для нас сравнимого с вечностью — и перестало удерживать. Прямо сегодня. На наших глазах. И кажется, навсегда».



Оплакивать не стоит

«Беду не надо преувеличивать — тем более расписывать эпитетами, — считает финансист Андрей Мовчан. — Многие сегодня в шоке от парижского пожара, пишут, что город переживает катастрофу, что у Парижа вырвано сердце; кое–кто сравнивает пожар в соборе с 9/11. Кто–то на «Медузе», не разобравшись, даже успел написать на полном серьёзе: «Гибель Нотр–Дама — катастрофа для Европы». Кто–то в «ФБ» пишет, что «Франция осиротела».

Всецело сочувствуя парижанам, замечу, что при пожаре никто не погиб, а это уже великое счастье. Понятно, что французы — народ эмоциональный, и то, что в России считалось бы удачей, во Франции может выглядеть как беда. Но все же даже беду не надо преувеличивать — тем более расписывать эпитетами. Хорошая новость состоит также в том, что собор цел — сгорела большая часть крыши, часы, шпиль (это не Солсбери, шпиль маленький, стоял на крыше). Стены, внутреннее убранство, алтарь, реликвии, картины — всё цело. Утраченное не представляет исторической ценности — и кровля, и шпиль сделаны в XIX веке во время капитального ремонта собора.

Собор Парижской Богоматери, конечно, является одним из символов Парижа. Собор и вправду старый, красивый и большой, но ни одним из самых красивых, ни одним из самых старых, ни одним из самых больших он не является. Кстати, историю собора, видимо, мало кто знает — именно потому многие всерьёз говорят о «сердце Парижа» и «святыне». Парижане же переменчивы: они даже Эйфелеву башню, которая является символом города, ещё 100 лет назад требовали снести. А 200 лет назад собор Парижской Богоматери был фактически в руинах. Он и до Французской революции особо не поддерживался в рабочем состоянии, был частично разрушен, витражи выбиты, статуи и барельефы на стенах лишились кто голов, а кто и большего количества частей.

На счастье собора Виктор Гюго не только написал знаменитый роман, создав собору совершенно незаслуженный PR, но и возглавил кампанию за его восстановление. Роман был опубликован в 1831 году, а в 1841–м собор начали восстанавливать. В результате его отстроили, покрыли кровлю, водрузили шпиль (тот самый, который сгорел), восстановили статуи и даже понаделали новых.

Собор, без сомнения, является важным и интересным памятником (помимо прочего, его нынешнюю реинкарнацию — а он четвёртый на этом месте — строили так долго и такие разные люди, что он вобрал в себя несколько стилей, несколько гибридных архитектурных решений и потому является в своём роде уникальным). Его история — скорее лишнее напоминание о бренности сущего: не так давно он стоял в руинах и никого не интересовал, потом превратился в символ, который у всех на слуху. Собор, конечно, восстановят — быстро и качественно. Пройдут десятилетия (а может — лет 100), и, вполне возможно, найдутся другие символы и другие заботы. Наша цивилизация — не цивилизация камней. Сердце Парижа — живое, горячее, бьётся в груди его жителей, нет причин его пока оплакивать.

Свой взгляд

 <b>Марина ХОРОШЕВСКАЯ</b>, <div class='o'></div>специальный корреспондент «Заполярной Правды»<div class='o'></div>
Марина ХОРОШЕВСКАЯ, специальный корреспондент «Заполярной Правды»

В народе испокон веков говорят: «Беда объединяет». Перед ней стираются грани национальностей, веро-исповеданий, вообще всего. Так было с башнями–близнецами, с «Хромой лошадью», с «Курском». Так было с недавней трагедией в Кемерово, когда вместе с близкими погибших скорбела вся страна.

Естественная человеческая солидарность подразумевает сострадание. Пока не случилась трагедия, не факт, что вы начнёте чувствовать боль другого. Кожей, клетками, нутром. Так устроен человек с его психологией и физиологией. Исключения бывают. Например, как сегодня. Когда обычные люди вдруг обнаруживают в себе способность сопереживать, они будто бы обретают новый уровень, ещё одну жизнь. Знаете, какой самый популярный заголовок сегодняшней прессы? «Нотр–Драма». Пожар в Нотр–Дам–де–Пари всколыхнул мир. Миллионы молились за святыню, и она устояла. Поразила сплочённость людей, перед лицом гибели великого достояния все оказались эмоционально целостными. Сохранными. Чувствующими боль. Многие мыслящие люди в нашей стране сказали: да, беда, да, знак времени, но и тут, в нашей стране, тоже многое «горит»: например, из числа российских архитектурных памятников 90 процентов значится в разделе «угрожаемых» — есть смысл заняться и своим наследием.

...И вот позволю себе провести ниточку от общего к частному. Сегодня в оганерской больнице в тяжёлом состоянии лежит большой норильский художник Юра Афонов. Непростой характер у него, что поделаешь, но покажите мне ангела, особенно среди богемы. С Юрием случился инсульт, позвать на помощь он не смог, госпитализировали мастера критически поздно. История стала обсуждаемой, общенорильской. Вокруг неё тотчас же сгруппировались люди: близкие и не очень. У них возникла такая потребность. И дело не только в помощи и поддержке. Каждый из мужчин, как мне кажется, мысленно поставил себя на место Юрия: а вдруг и со мной так, кто окажется рядом, будет ли кому вымолить? Женщины представили: а что, если мой отец, муж — вот так же? Готова ли я идти вместе и до конца? Это ведь оно самое — «и в радости, и в горе».

Там же, в Оганере, где лежит Афонов, двумя этажами ниже, в хосписе, почти каждый день умирают люди. Некоторые живут прямо там, в больнице. Годами. Зачастую у них нет документов, родни, возможности выжить в принципе. По мнению «правильного большинства» эти друзья прожили «не совсем правильную жизнь». 30–летняя Наташа провела в больнице год: её привезли из притона с вмятинами черепа и перебитыми ногами. Поднимали девку по миллиметру в день. Через полгода человек стал сидеть, потом ходить, спустя время, прихрамывая и слегка матерясь, она выгуливала по коридору отделения местных «колясочников». Восстановив связь с матерью, наша Наташа ушла домой. Александр 24 года назад приехал в Норильск с Украины на заработки, не имея гражданства РФ. Калымил где мог, получил травму, потерял память, остался без крыши над головой... И вот пару недель назад нашлись его родственники, а ведь они уже и искать–то его отчаялись. Каждый день Саша говорит с ними по телефону, к нему возвращается память, а с ней — реальная надежда на воссоединение с семьёй.

К чему я всё это? К тому, что кроме бед, от которых никто не застрахован, в этом мире есть место чуду. И что верить надо всегда. И всем. И несмотря ни на что. И если человек проявляет сочувствие и сострадание, польза будет наверняка. В моменты трагедий мы проверяемся — на человечность, терпение, умение ждать. Только отклик в сердцах делает нас людьми.

19 апреля 2019г. в 16:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.