МАУ ИЦ «Норильские новости»

Ветер в головах

Ветер в головах

Ветер в головах

То стужа, то метель и порывистый ветер. «Обычная норильская погода!» — скажут живущие здесь люди. Северян не напугать ни морозами под –50, ни штормовым ветром с порывами до 30 метров в секунду. А вот для наших южных соседей такие условия кажутся «нечеловеческими». Норильская погода удивляет, норильчанами восхищаются, а чаще жалеют. И в этом есть заслуга некоторых СМИ.




Силы небесные

«Сильные ветра на севере России уносят людей и машины. Как местные это выдерживают?» — задаются вопросом корреспонденты информагентства «Лента.ру». А то, как наши коллеги подают информацию об объявленном в Норильске штормовом предупреждении, даже немного пугает: «Власти запретили школьникам посещать уроки и закрыли несколько ключевых автотрасс. Сделали это не зря — ветер дул со скоростью до 27 метров в секунду, сдвигая с места машины и сдувая пешеходов». «Закрыли несколько ключевых трасс?!». Неведомо нашим коллегам, что трасса Норильск — Кайеркан и Норильск — Алыкель одна и та же. Продолжу цитировать «Лента.ру»: «...вскоре после того как закончилась полярная ночь, в город пришли морозы и сильная метель». Зачем тут упоминание о полярной ночи? Во–первых, она закончилась около месяца назад. Во–вторых, связи не прослеживается никакой. Метель, как известно, может разыграться в Норильске и в октябре, и в мае.




Напустили «пурги»

«В Норильске «чёрная пурга» сметает с дорог грузовики, автобусы и людей», — пишет «Комсомольская правда». Дальше читаем про транспортный коллапс: «В аэропорту давка — люди боятся не уехать домой, ведь спецмашин немного (их, к слову, специально направляют для вывоза пассажиров). Автобусы глохнут на трассе, и вынужденные пережидать «чёрную пургу» внутри аэровокзала люди лепят снежки, чтобы заткнуть ими щели». Ух, волосы дыбом... Интересно, читали ли это работники аэропорта «Норильск»?! Откуда щели в недавно реконструированном здании?




Пути–дороги

О непогоде в Норильске и закрытии автодорог писали и новостийщики «НИА–Красноярск». Акцент они сделали на работе госавтоинспекторов. «Из–за ухудшения погодных условий автодорогу Норильск — Алыкель с 5–го по 22–й километр закрыли для движения всего транспорта. Для обеспечения безопасности на дорогу направлены госавтоинспекторы, которые в случае чрезвычайной ситуации окажут помощь автомобилистам». И помощь была оказана — госавтоинспекторы перекрыли дорогу в районе поста Купец. Он находится как раз на пятом километре трассы Норильск — Алыкель, а на 22–м — поворот на Кайеркан. Норильчане об этом отлично знают. Но зачем такая подробная информация читателям «НИА– Красноярск»? Как она поможет им сориентироваться, так сказать, на местности?




Нас всех штормит

Вести о бушующем на Крайнем Севере циклоне дошли и до «National Geographic Россия». Тут ничего лишнего, только сухая информация: «...В Норильске объявлено штормовое предупреждение. На автодороге краевого значения Норильск — Кайеркан — Алыкель закрыто движение всех видов транспорта, кроме технологического. В городе отменены школьные занятия». Всё это — под жизнеутверждающим заголовком: «Обычный день в одном из самых северных городов мира».




Чёрное и белое

Норильскую непогоду обсуждали и в социальных сетях. Порадовали высказывания знающих людей под фото и видео с названием «Чёрная пурга» в Норильске». «Сколько можно каждую обычную метель выдавать как чёрную?!? Кто вообще всё это подписывает таким названием? Типа северянин, кто здесь первую зиму? Да не смешите уже и не позорьтесь ей–богу!». «Не надо мне говорить о «чёрной пурге», я это знаю лучше вас, в самом Норильске их не бывает». «Каждую метель дорогу закрывают. И это не по причине «чёрной пурги», а по причине простой пурги». Кто–то негодовал в адрес жаждущих сделать сенсацию, а кто–то просто предался воспоминаниям. «Сама ползала, знаю, бывало и хуже...». «Меня однажды на Зуб–горе несло под КамАЗ. Спасибо водителям. Ждали, когда смогу подняться». «Я всё это проходила. Норильчанам — респект». «Родился в Норильске, прожил здесь сорок лет. И ни разу не было «чёрной пурги». Знаю, были в 1950–х годах. А тут у них каждую неделю «чёрная пурга».

Говорит эксперт

Наталья Никитина, корреспондент «Заполярной Правды»
Наталья Никитина, корреспондент «Заполярной Правды»

«Чёрная пурга» — так говорят, когда стихия идёт в разгул: ветер сносит кровли крыш, сугробы растут всего за несколько минут, и уже ни пройти, ни приехать. Определение народное, в гидрометеорологии такого понятия не существует. Шквалистый ветер с порывами 25 и более метров в секунду специалисты называют опасным явлением. И уж если повеяло этой самой опасностью — жди штормового предупреждения. Что это значит, норильчанину объяснять не нужно. Каждому понятно: закроют дорогу на Алыкель как минимум для легкового автотранспорта, школьникам разрешат остаться дома. Думаю, что корреспонденты «Лента.ру» очень бы удивились, узнав, что даже в актировку норильские дети ходят в школу, а после занятий гуляют во дворе. Метель и ветер им не помеха. Тепло же, не то что в мороз.

Что для норильчанина лучше: холода или шквалистый ветер? Однозначного ответа не будет. «Лишь бы не замело», — говорят одни. «Только бы мороз не ударил», — парируют другие. Есть и такие, кто скажет, что им всё равно, метель на улице или стужа. Пассажиры в ожидании автобуса, скорее всего, будут проклинать и то и другое. Ведь не все остановочные пункты в Норильске способны защитить от непогоды. Ветер продувает насквозь, мороз пробирает до костей. При любой температуре воздуха приходится кутаться в шарф, прятать руки в карманы и даже отбивать чечётку. Всё зависит от времени ожидания. Благо автобусы ходят довольно часто. На маршрутах и муниципальный транспорт, и коммерческий. А если уж совсем невмоготу, можно воспользоваться услугами такси.

Да, мы не всегда можем вылететь на материк по времени и даже дате, указанной в билете. Вот и в начале февраля открытия воздушной гавани Норильска авиапассажиры ждали несколько дней. Слушали справку–автомат и надеялись на чудо. И оно произошло. 5 февраля в норильском аэропорту приземлился первый после длительной задержки борт из Москвы. Пассажиры рейса Y7–103 за 2 февраля ликовали: Красноярск, Игарка и, наконец, Норильск. Некоторые были настолько благодарны авиакомпании и экипажу, что выложили эмоциональный пост в одной из соцсетей.

Чем грозит городу «нелётное время», норильчане тоже знают. Посылки запаздывают, скудеет ассортимент городских магазинов. И нам понятна связь между закрытым аэропортом и отсутствием товарного изобилия. Нет материковской молочки, деликатесов и заморских фруктов. Хотя без всего этого норильчанин вполне может обойтись. Бутерброды будут с колбасой местных производителей, сметана и йогурты — тоже, а в салат пойдут огурцы и зелень из наших теплиц. И никаких вынужденных диет и разгрузочных дней. Мы полны сил и с лёгкостью преодолеваем преграды, оставленные непогодой. Город утопает в снегу? Да, такое случается. И тогда у дорожных и коммунальных служб начинается горячая пора. Техника и люди работают сутками. Сначала от снега расчищают дороги, после — подъездные пути во дворах. Работа спорится, если не мешает брошенный или припаркованный личный автотранспорт.

Норильская зима длится девять месяцев. И сколько раз морозы сменяются метелями, не сосчитать. Как мы это выдерживаем? Да всё очень просто. Мы стойкие. И всё у нас хорошо! И в минус 45, и при порывах ветра 25–30 метров в секунду. Нас не сдувает и не сметает. Мы ходим по северной земле! Если ветер в спину, ходим быстро, и медленно, если ветер в лицо. Мы привыкли жить в таких климатических условиях, для нас это норма. Чем нас может удивить норильская погода? Наверное, оттепелью в декабре и песчаной бурей в апреле. Вот тогда будет о чём сообщить в центральные СМИ и что обсудить в соцсетях.

Я коренная норильчанка. И я люблю северную зиму с её морозами и метелями. Хотя так же, как и все, кутаюсь в шарф и иногда «танцую» на остановках. Какая погода мне по душе? Любая. Главное, чтобы дома было тепло.

14 февраля в 14:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.