МАУ ИЦ «Норильские новости»

Мужчина на планете Земля

Мужчина на планете Земля

В жизни каждой женщины наступает момент, когда её мир меняется до неузнаваемости — в него приходит мужчина. Нет, вы не подумайте чего плохого, про феминизм и эмансипацию. Лично мне глубоко неприятна даже мысль о равенстве полов, не то что о превосходстве слабого пола над сильным. Мужчина — главный, разговоров нет. Но...

Как только «главный» появляется в доме, уютное гнёздышко, с чётко отлаженными путями отступления и маршрутами передвижения, превращается в поле боя. Чёрт его знает, почему они не могут жить как люди? Каждый день — путешествие в страну чудес.

Чудо первое — мужчина умеет молчать. Нет, не просто не разговаривать, а именно МОЛЧАТЬ. Глобально, как будто решает судьбы мира, а может, и не одного. Может весь день заниматься какой–нибудь явной ерундой — ну, например, смотреть канал «Евроспорт» и... молчать. Может весь вечер пялиться в монитор и не произнести ни слова. Понятное дело, не потому, что языком шевелить лень. Просто они так устроены... молчание, типа — золото. И вот в чём парадокс. Мужчина, мастерски владея искусством молчания, патологически не выносит тишины.

Это второе чудо и загадка почище корпускулярно–волновой теории света. Работающий ВСЕГДА телевизор, способен выжечь мозг кому угодно, кроме мужчины, у него с этим делом вообще всё нормально. Он будет спокойно сидеть (стоять, лежать) перед «ящиком» часами, переключая каналы со скоростью, приближенной к скорости света. И ничего ему не сделается! Картинки в телевизоре мелькают, как в сломанном калейдоскопе. На третьем круге переключения начинает подташнивать... но у представителей сильной половины человечества отменный вестибулярный аппарат и лужёный желудок. О! Кстати, о желудке.

Это третье чудо. Мужской желудок постоянно в работе, а потому его хозяин перманентно хочет есть! И есть хорошо, добротно. Какой там к чертям грейпфрут и кофе на завтрак? Давай, как минимум, яичницу с беконом из трёх (!) яиц! И сладкий чай с печеньем! И варенье со стола не убирай! У меня бы от такого случился гипергликемический приступ, а через месяц этой сладкой жизни дверь стандартного образца превратилась бы в капкан.

Одновременно с мужчиной в дом приходят ПРОДУКТЫ, ранее находившиеся в глубокой опале: сливочное масло, копчёности, сало... Майонез как хочет «бьёт» сметанку, его рейтинг взлетает до небес. Мысль–вопрос «Что приготовить на ужин?» начисто вытесняет из мозгов даже рекламу. На кухне не прекращается бурная деятельность — всё время что–то кипит, шкворчит, жарится, печётся... Я поправляюсь на пять килограммов, мне надо менять гардероб, я плачу по любимым джинсам. Мужчина — весел, неприлично бодр, подтянут, и... снова готов подкрепиться.

Через десять минут после ужина я с ужасом вижу открытую дверцу холодильника и слышу: «А что у нас...». Вот в этот самый момент очень хочется дать пинка и закрыть дверцу. Не делаю этого. Не понимаю, почему. А ещё я теперь боюсь печки, а раньше любила готовить.

Носки! Это реально — чудо. Четвёртое по счёту. Понять и принять систему взаимоотношений мужчин с носками столь же невозможно, сколь понять бесконечность Вселенной. Почему они прячут носки? От кого? Мы же знаем, что они их носят! Все знают! Ну, правда, ведь уже давно все представители прекрасно–сильной половины человечества активно используют эти маленькие продукты текстильно–чулочной промышленности. Так за каким же чёртом нужно, приходя с работы, первым делом выискивать самые укромные места и запихивать туда скрученные в тугой шарик носки? Что нужно сделать для того, чтобы средний российский мужчина перестал прятать свои «драгоценности» под диванами, кроватями, креслами, а, например, припарковывал их в ванной?

Словом, мужчины — это, безусловно, чудо. Жить без них — скучно, с ними — сложно, но безумно интересно. Наверное, потому мы и созданы такими разными. Чтобы нам было интересно.

Анна ГОРИНА.

2 ноября 2007г. в 14:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.