МАУ ИЦ «Норильские новости»

Кто крайний?

Кто крайний?

Я в магазины стараюсь не ходить, особенно в час пик, после шести вечера. Для магазинов у меня имеются бумажка–список и муж. Но иногда идёшь себе, счастливо и безмятежно гуляешь и хочется зайти купить мороженое. Батончик, булочку, сигареты... В зависимости от времени года, погоды и настроения.

Захожу я, вся такая ангельски спокойная, любящая мир, в магазин и встаю в очередь, состоящую всего из трёх человек. И ничто ещё беду не предвещает, я стою и жду заряда энергии, который даст мне нуга, покрытая шоколадом. Стою пять минут, шесть, семь. Позади меня уже несколько таких же пока ещё ангельски спокойных товарищей (в радиусе ближайших ста пятидесяти метров нет ни одного павильона или магазина). Очередь растёт, но не движется. Я выключаю плеер — и слышу визгливо–нервный голосок у кассы. И понимаю, что попала в классическую магазинную «засаду», которую создают одни и те же тётеньки. Тётеньки, у которых муж обязательно козёл, дети — бараны, коллеги — ослы и овцы, а соседи — собаки. В общем, зоопарк с ними всегда, а если они выходят за его территорию, то всё равно создают зоопарк вокруг себя.

Эта тётенька у кассы устроила допрос с пристрастием. Оказывается, девушка–продавец (Кстати, почему продавщицы всегда «девушки»? Даже если им 230 лет.) просто обязана знать не только вкус каждого йогурта, колбасы и газировки. Она обязана знать в лицо каждую свинью, из которой сделана эта колбаса, и состоять в переписке с теми коровами, которые дали сырьё на этот йогурт. Потом оказывается, что ни йогурт, ни колбасу брать эта «милая» тётенька не собирается.

– ...А дайте вон те оливки, — требует она. (Да–да, именно те, которые стоят на самом верху, на самой крайней полке.) — А почему банка какая–то странная и звук не тот издаёт при потряхивании? Нет, не надо, уберите.

А по очереди уже распространяется бацилла ненависти. Я даже ауру её чувствую. Народ переминается с ноги на ногу, но все дружно молчат, только парень сзади цедит сквозь зубы: «Достала!». Мне всё это начинает напоминать незабвенные 90–е, потные очереди за сахаром... О, господи! Ну зачем тебе знать срок годности печенья, ты же не будешь его брать?! Ты возьмёшь хлеб, майонез, масло, яйца — набор холестеринового самоубийцы. А главное — кусочек сыра, да–да, вот этот, с краю, граммов 158 (я же сказала: 158!), посмотришь с чувством тупого самодовольства на скованную одной цепью ненависти очередь и попрёшься домой, расталкивая всех кошёлками...

Они есть повсюду, эти нудные женщины, создающие очереди, — в магазинах, в учреждениях, в кафе быстрого питания. Как подметила моя соседка Дарья, мы сами периодически бываем такими. Бываем–бываем, вспомните хорошо. Давайте постараемся перестать создавать очереди. Каждому человеку порой хочется покапризничать, и иногда нет другой возможности это сделать, кроме как в магазине. Но, сами того не замечая, мы превращаемся в нудных тёток у кассы.

Тамара НЕВМЕРЖИЦКАЯ.

2 ноября 2007г. в 13:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.