МАУ ИЦ «Норильские новости»

1-й рудник

1-й рудник

1-й рудник

Летом 1960 года геологи открыли Талнахское месторождение. Но от находки рудного тела до реального получения промышленной руды обычно проходят многие годы. Норильск же не мог ждать — от Талнаха зависело будущее всего города. Было принято решение, не ожидая официального утверждения запасов, начать подготовку к эксплуатации Талнаха за счёт резервов комбината.

Над проектом первого талнахского рудника бригада горного отдела проектной конторы начала работать в феврале 1962 года, имея данные по пяти разведочным скважинам, где была найдена руда. В апреле директор Норильского комбината Владимир Долгих подписал приказ № 333 о создании первого на правобережье Норилки строительного управления «Талнахрудстрой». А в мае бригада строителей пришла на промплощадку будущего рудника, забила первые колышки и поставила палатки. Через месяц на руках у строителей уже был план проектной конторы с координатами проходки двух стволов. Сначала проектировщики планировали ограничиться разведочно–эксплуатационной шахтой, но прогноз геологов был оптимистичным, и было решено строить в Талнахе полноценный рудник.

Рудник «Маяк» расположен на правом берегу реки Норильской, у подножия Талнахских гор, в 23 километрах к северу от Норильска. Отрабатывает Талнахское месторождение медно–никелевых руд. Потребитель продукции рудника «Маяк» — Норильская обогатительная фабрика.

В конце 1962 года в Талнах приехала экспертная комиссия Министерства геологии и охраны недр. Правительство, рассмотрев представленные комиссией материалы, также приняло решение приступить к закладке рудника до утверждения запасов нового месторождения. Талнахская руда была важна для всей страны. В декабре Калужское управление треста «Шахтспецстрой» начало проходку стволов рудника. Имя ему было дано на Норильской городской конференции. «Маяк» — в это короткое слово норильчане вложили всё, чего ждали от талнахского первенца.
На «Маяке» работала в основном молодёжь, и его стройка была объявлена Всесоюзной ударной комсомольской. При этом надо помнить, что ни моста через Норилку, ни железной дороги на Талнах ещё не было. Отрезанное от Норильска бездорожной тундрой строительство шло тяжело и его планы часто корректировались. Неудивительно, что стройка «Маяка» также называлась героической и уникальной.

Строительство «Маяка»

Проходка стволов велась уникальным по тем временам методом: замораживанием и цементацией. Для вертикальной проходки клетевого и скипового стволов над ними возводили временные копры (сооружение для размещения шахтной подъёмной установки). А параллельно на рельсах монтировали постоянные копры. По окончании вертикальных работ на клетевой ствол с помощью 500–тонных домкратов надвинули постоянный копёр. Спустя несколько месяцев эту операцию повторили на скиповом стволе: 312–тонный копёр высотой 45 метров вместе с частью металлического каркаса надшахтного здания прошёл по рельсам к месту установки. Это были первые надвижки копров на таймырской земле.

Надежда ПОПОВА, и.о. энергодиспетчера внутришахтноготранспорта. На руднике «Маяк» работает 43 года:
Надежда Попова
Надежда Попова
– «Маяк» дал первую руду в 1965 году, а я начала работать здесь в 1967–м, то есть практически с самого начала его существования. Он был молод, и я тоже. Я взрослела вместе с «Маяком», всё его развитие происходило на моих глазах. Работали тогда совсем по–другому, не было такого оборудования как сейчас. Например, в те времена не было контактных электровозов, а были аккумуляторные. И бурили тогда ещё ручными перфораторами...
Я пришла на «Маяк» 22–летней девушкой, отучилась здесь же, на руднике, и начала с работы горного съёмщика в маркшейдерском отделе. Работа эта была очень интересной, потому что я сразу соприкоснулась с горняцким делом. Мы давали направления, куда вести выработку, делали замеры и съёмки. Мы шли впереди всех. Кроме того, я видела, как работают проходчики, скреперисты, бурильщики. С тех пор я очень уважаю труд горняков, с трепетом к нему отношусь. Эти люди заслуживают почёта, их труд и опасен, и в чём–то романтичен.
В конце 1960–х годов на работу из Норильска мы добирались электричкой, автобусы ещё не ходили. Там, где сейчас выгружается руда, был парадный вход в центральное здание. Талнах только строился, в одной из первых его гостинок мне потом дали комнату, и в ней я прожила больше десяти лет. На руднике тогда тоже всё только начиналось. Под землёй было очень чисто, спускаешься как в метро, выработки ярко освещены. «Маяк» был не только первенцем, но и эталоном.
После работы горным съёмщиком я стала подземным лифтёром. В руднике был построен шахтный лифтоподъёмник между 140–м и 245–м горизонтами, в нём перевозили и людей, и грузы. Вот на этом–то лифте я и проработала с его открытия и до ликвидации. Подъёмник демонтировали из–за того, что его стало сдавливать горным давлением. После этого я трудилась и электрослесарем, и зарядчиком аккумуляторов — всего я проработала в шахте 12 лет. В 1983 году я «поднялась на поверхность», в энергодиспетчерскую, где и работаю по сей день. Работа здесь ответственная и очень интересная, каждый день что–то новое.
«Маяк» — мой родной рудник, здесь я всё знаю. Здесь я познакомилась с моим мужем, здесь же сейчас работает и моя дочь. «Маяк» мне очень дорог, и никогда не было мыслей отсюда уйти. Я ни о чём не жалею, и если бы мне предложили начать всё заново и по–другому, я бы отказалась.
В феврале 1965 года, почти на два года раньше срока, было закончено сооружение трёх стволов и основных поверхностных сооружений. Прогремел первый подземный взрыв, и 22 апреля 1965 года со 175–го горизонта «Маяк» выдал первые тонны попутной жильной руды. К 30–летию Норильского комбината, в июле 1965 года, первая руда Талнаха была доставлена в Норильск. Колонна машин прошла по всем улицам города. В 1966 году «Маяк» уже выдаёт богатой руды больше, чем рудники месторождения «Норильск–1». 29 марта 1966 года, в день открытия восемнадцатого съезда КПСС, для движения поездов открылась железная дорога Норильск – Талнах. Пошёл первый тепловоз, в шести думпкарах — руда «Маяка», на транспаранте надпись: «Руда Талнаха — съезду!». 31 декабря 1966 года первая очередь «Маяка» была официально принята госкомиссией.
В 1967 году «Маяк» — уже самый крупный рудник Норильска, где трудится самый опытный коллектив: туда направляются лучшие специалисты. В этом году 40 процентов годового производства меди и 35 процентов никеля в стране было получено из талнахской руды. В 1968 году на «Маяке» был построен первый закладочный комплекс и впервые применено подземное самоходное оборудование. На полную мощность «Маяк» заработал в 1969 году, на год раньше срока. В 1971 году рудник даёт уже более 60 процентов продукции комбината. Всё это удаётся благодаря использованию новаторских технологий. С самого начала «Маяк» был и разведчиком талнахской руды, и площадкой для внедрения научно–исследовательских работ, и точкой приложения сил лучших специалистов комбината. В 1970 году руднику «Маяк» на вечное хранение вручён «Знак трудовой славы».
В первую очередь на «Маяке» отрабатывались запасы богатых руд, по мере их сокращения вовлекались медистые и вкрапленные руды с повышенным содержанием металлов. В 1981 году запасы богатых руд в поле «Маяка» были в основном отработаны. Но вкрапленные руды комбинатом были мало востребованы, это стало сдерживать рост добычи. Для пополнения запасов руды в 1991 году был задумана реконструкция «Маяка», планировалось ввести в эксплуатацию северо–восточный участок рудного тела. Горные выработки этого нового района были построены. Но «эпоха перемен» сказалась и на «Маяке»: к добыче руды северо–восточного участка горняки подходят только сейчас.

В конце 1997 года «Маяк» вошёл в состав «Комсомольского». (Этот второй рудник Талнаха начали строить в 1965 году в двух километрах от первого, изначально он носил имя «Маяк–2»). 1 февраля 2003 года было организовано рудоуправление «Талнахское», в состав которого вошли «Комсомольский», «Маяк» и «Скалистый», три рудника, добывающих руду Талнахского месторождения.

Юрий ЗАХАРЕВИЧ на «Маяк» пришёл в 1985 году, начинал дежурным слесарем по ремонту оборудования. Последние 15 лет — главный механик рудника:
Юрий Захаревич
Юрий Захаревич
– Я коренной норильчанин. После окончания Красноярского института цветных металлов по распределению попал на рудник «Коммунар», где восемь месяцев отработал водителем КрАЗа. Потом родители выслали мне вызов в Норильск, и я вернулся в родной город. Сначала хотел устроиться на «Октябрьский», там я проходил практику во время учёбы, рудник перспективный, молодой. Но что–то меня удержало, не заинтересовал меня «Октябрьский». И на пути к талнахскому автовокзалу увидел я маленький рудничок. Это был «Маяк». Пошёл сразу в кабинет к главному механику. Кстати, сейчас это мой кабинет.
Начинал я работу на «Маяке» дежурным слесарем по ремонту самоходных машин. Коллеги удивлялись, что человек с высшим образованием работает простым слесарем, но не в моём характере сразу начать руководить людьми, когда сам их работы не знаешь. Потом стал механиком, а волей судьбы после одного ЧП — главным механиком. С тех пор последние 25 лет я тут и работаю. Хотя и звали меня на другие рудники, переманивали, но уходить не хотелось. Не люблю я менять места.
Показавшийся мне сначала небольшим, «Маяк» на самом деле, конечно, не такой уже маленький. Его горизонты лежат и под Талнахом, уходят и до Красных Камней. Если взять крайние точки выработок, то получится протяжённость порядка пяти километров. У рудника четыре горизонта: верхний — 110–й, нижний — 245–й. Руда здесь богата платиноидами. Так что хотя «Маяк» и старейший из талнахских рудников, но ценность его по–прежнему велика.
Рудник работает в круглосуточном ритме, без перебоев. За те 44 года, что существует «Маяк», тут было единственное (постучу по дереву) масштабное ЧП, о котором я уже упоминал. 11 декабря 1995 году мы «затонули»: практически полностью затопило 245–й горизонт, это низшая точка всего рудника. Был порыв на насосной главного водоотлива, виной тому — халатность слесаря. Насос перестал выбрасывать воду на поверхность, а качал её сам на себя. Приток воды у нас сравнительно большой: порядка 450 кубометров в час. И выработки горизонта ушли под воду метра на три. Затопило и саму насосную, а значит, нечем было откачивать воду. Пришлось устанавливать насос на расположенном выше горизонте. Организовали мы аварийные бригады, круглосуточно качали воду, и через месяц «откачались». Но всё это время рудник продолжал работать, добывать руду.
Остановился рудник лишь единожды. Это было в апреле 1989 года, когда забастовали все талнахские рудники. «Маяк» «лёг» одним из первых. Как это выглядело? Утром ночная смена отказалась выходить из шахты, поддерживая остальные рудники. Потом к ним присоединилась и утренняя смена, дальше был запрет на запуск горняков под землю. Всего под землёй «залегли» человек 150. Стачкомы выдвигали экономические требования: перевести рудники на хозрасчёт и бригадный подряд, ввести новые тарифные ставки, отменить 300–рублёвые ограничения на начисление полярок. Я к тому времени уже был итээровцем, участия в забастовке не принимал. Но понимал, что уговаривать людей подняться – бесполезно, каждый осознавал, что делает. Мы организовали подачу питания. Забастовка длилась больше недели, пока не были достигнуты договорные соглашения с руководством комбината.
Чем живёт рудник сегодня? Сейчас у «Маяка» новые перспективы. Есть два инвестиционных проекта: первый связан с отработкой вкрапленных руд северо–восточного участка рудника «Маяк», а второй — с богатыми рудами 2–й Южной линзы Талнахского месторождения. Реализация этих планов позволит нам повысить объём добываемой руды до 1,2 миллиона тонн в год. Для сравнения: сейчас «Маяк» даёт около 550 тысяч тонн в год. Добыча руды с северо–восточного участка начнётся в этом году. Так что сейчас у «Маяка», можно сказать, второе рождение.

1 июня 2010г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.