МАУ ИЦ «Норильские новости»

Удар по площадям

Удар по площадям

Удар по площадям

Злостные должники могут лишиться единственного жилья — соответствующие поправки в Гражданский процессуальный кодекс подготовило Министерство юстиции.
Удар по площадям

С вещами — на выход?

Сейчас, согласно нормам, зафиксированным в 446–й статье ГПК, должников нельзя лишить жилплощади, если она является для них единственной (исключение — квартиры, купленные в ипотеку). Как сообщают федеральные СМИ, если площадь жилья вдвое больше установленной нормы, а другого имущества, на которое можно обратить взыскание, нет, то по решению суда квартиру могут продать. При этом часть вырученных средств уйдет на покупку стандартного жилья, а излишек пустят на покрытие долга.

Жилищные нормы каждый регион определяет самостоятельно. В Москве это 18 кв. м на человека, в ряде регионов — 15 кв. м. Таким образом, в случае если два человека проживают, например, в квартире площадью 30 кв. м, выселения они могут не опасаться.

Авторы нового законопроекта полагают, что в число его несомненных плюсов входит обеспечение защиты прав несовершеннолетних: меры, предложенные в документе, позволят эффективнее бороться с неуплатой алиментов, а также наделять детей жильем при разводе родителей.

Инициатива, по понятным причинам, вызвала бурное обсуждение. В противоборствующих лагерях оказались как простые граждане, так и специалисты, профессионально занимающиеся жилищными вопросами.

Так, к примеру, директор Федеральной службы судебных приставов Артур Парфенчиков считает, что законопроект не нарушает конституционного права граждан на жилье. Противоположную позицию занял член президентского Совета по правам человека Александр Брод: «В случае реализации законопроекта, конечно, пострадали бы социально незащищенные слои населения. Он просто будет порождать все новых и новых людей без определенного места жительства».

Председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников занимает такую позицию: «Почему–то мы смотрим на ситуацию только со стороны должника. А давайте представим, что у вас деньги взяли и не отдают! По долгам надо платить, тем более по судебному решению. И если речь идет о единственном жилье, должны быть четкие и понятные критерии, когда можно его изымать, а когда нельзя. Совершенно точно можно и нужно забирать жилье у неплательщиков алиментов. Понятно, что деньги и квартира — разные вещи, но, если человек живет вольготно, превышая установленные нормы жилплощади, а алименты не платит, и из–за него страдают дети, ответ, на мой взгляд, ясен. Такое взыскание алиментов надо проводить, но чтобы все–таки должнику оставалось жилье по существующим в субъектах Федерации нормам, например, не менее 18 метров на человека. Отбирать недвижимость даже за долги нужно только в крайнем случае. Если, скажем, единственное жилье — это маломерная хрущевка, мы такой закон поддерживать не будем».

Механизм должен работать

Конечно, в первую очередь надо понимать, что пока мы рассматриваем законопроект, который еще будет многократно обсужден и доработан. Но по мнению норильских специалистов, инициатива Минюста является преждевременной.

Александр Пестряков, председатель постоянной комиссии по городскому хозяйству норильского горсовета, отмечает, что изначально позиция министерства кажется ему обоснованной, ведь ситуация с должниками в стране становится катастрофической. Однако выселять социально незащищенных граждан практически на улицу — драконовская мера.

Александр Пестряков:

– Это очередной пример перегибов, когда механизм решения годами прогрессирующей проблемы создается в спешке. Давайте помнить, что проблема неплательщиков актуальна не только для нашей страны. Она распространяется на весь мир и решается более цивилизованно.

Авторы законопроекта говорят, что изменения в законодательстве коснутся только тех, кто задолжал за жилищные и коммунальные услуги или кредиты большую сумму и при этом живет в достаточно большой квартире или в собственном доме. Но красиво получиться может только на бумаге. Например, владелец особняка, должник, может нанять адвоката и объявить себя банкротом, уйдя таким образом от всех выплат.

Непонятен и практический механизм реализации закона, который напоминает некую общую схему, и это в итоге способно привести к массовым социальным волнениям, потому что карательные меры могут коснуться именно самых незащищенных граждан. Закон может ударить не по живущим в огромных хоромах состоятельным должникам, а по одиноким пенсионерам, матерям–одиночкам и многодетным семьям — по тем, кто не разбирается в тонкостях законодательства и еле сводит концы с концами. Эти люди нередко финансово малограмотны и копят долги по незнанию, а чаще всего потому, что просто хотят жить по–человечески, и единственная возможность для них — взять кредит или ипотеку. Мне вспоминаются и случаи сговора представителей власти с черными риелторами, очень частые в 1990–е годы, когда именно такие категории населения оказывались «за сотым километром».

Конечно, я не оправдываю должников — в массе своей это вполне адекватные и дееспособные граждане. Я предупреждаю о потенциальной опасности злоупотреблений. Убежден, что принимать подобный закон в его нынешнем виде нельзя ни в коем случае. А вот разработать и принять более действенные механизмы с тем, чтобы долги не копились у незащищенных слоев населения, законодателям вполне под силу. На мой взгляд, можно прибегнуть к иным, более эффективным мерам. В первую очередь важно наладить механизм адресного целевого субсидирования оплаты услуг ЖКХ. В нынешнем виде схема не всегда работает: субсидии вдаются в «живых» деньгах, переводятся на счета граждан, и у людей появляется соблазн потратить эти деньги на другие цели. Схему нужно выстроить так, чтобы бюджетные деньги в виде компенсаций направлялись напрямую управляющим и ресурсоснабжающим компаниям. В этом случае число должников будет существенно меньше.

Требуется создать и систему малобюджетного социального жилья, куда должников, накопивших реально большие долги, будут переселять исключительно по решению суда. Причем оно должно переходить в собственность уже бывших должников. Есть, конечно, случаи, когда единственным жильем является просторная квартира, и гражданин, не оплачивающий услуги ЖКХ, не только не содержит свою квартиру, но и общедомовое имущество. Тогда по решению суда надо выставлять квартиру на продажу, взыскивать долги, покупать на оставшуюся сумму другую, меньшую квартиру и только после этого переселять туда должников. Человек ни дня не должен оставаться без жилья.

Кроме того, необходимо наделить более широкими полномочиями муниципалитеты. Никто лучше них не владеет информацией о необходимых мерах поддержки жителей на своей территории. Например, субсидии или пенсии в Норильске должны быть существенно больше, чем на материке. Но сейчас принятие такого решения — прерогатива региональной власти.

Еще я бы предложил запретить банкам выдавать кредиты под залог единственного жилья, особенно если это касается лиц с небольшими доходами. Банки в погоне за прибылью часто выдают ипотечные и потребительские кредиты лицам, имеющим непостоянный или «плавающий» доход. Именно они в итоге и становятся должниками и попадают в руки коллекторов, а теперь и им еще грозит опасность потерять единственное жилье.

Если же говорить в целом, то в развитых странах законодательство построено так, что власть просто не допускает ситуации, когда человек, накопивший солидный долг, спокойно жил в особняке с видом на море, не заплатив кредиторам. То же самое касается и социально незащищенных слоев населения — качественная система поддержки таких граждан не дает попасть им в безвыходное положение. Мы же, к сожалению, пока находимся на стадии создания подобной системы.

Татьяна ЗАЧУПЕЙКО

Фото Елены ХУДАНОВОЙ

24 марта 2017г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.