МАУ ИЦ «Норильские новости»

Мама, мы дома!

Мама, мы дома!

Мама, мы дома!

В середине прошлой недели группы WhatsApp облетело сообщение с просьбой помочь вылететь из Красноярска в Норильск папе с десятилетним сыном–инвалидом, которому недавно была сделана операция на ногах. Благодаря участию неравнодушных горожан эта история закончилась благополучно, но при этом она вскрыла ряд законодательных проблем.

В тревожном сообщении говорилось, что авиакомпания отказалась перевозить мальчика, у которого загипсованы обе ноги и неспособного передвигаться самостоятельно, сославшись на правила перевозки отдельных категорий граждан. Утром 12 октября в редакцию «Заполярки» позвонила норильчанка, которая вкратце рассказала о случившемся и попросила журналистов помочь папе с сыном вернуться домой. Сотрудники газеты связались с авиакомпанией NordStar, территориальным агентством воздушных сообщений, медиками. Одновременно мы попытались разобраться в том, на каком этапе система дала сбой. Но обо всем по порядку.

Виталий Гинатулин, папа 10–летнего Данилы, больного ДЦП, рассказал, что в Курган, в Центр восстановительной травматологии и ортопедии имени академика Г. А. Илизарова, они отправились еще 12 августа. Даниле сделали сложную операцию, после которой ноги мальчика оказались почти полностью загипсованы.

– 7 октября мы поехали из Кургана в Красноярск на поезде, — рассказывает Виталий Гинатулин. — Ехали в спецвагоне для инвалидов, что было очень удобно. С железной дорогой вообще не возникло никаких проблем, нам помогали. 10 октября прибыли в Красноярск, где нас встретили и предоставили гостиничный номер: Данилу разместили бесплатно, а я как сопровождающее лицо заплатил 600 рублей.

11 октября мы должны были вылететь в Норильск. В аэропорту я попросил сотрудника авиакомпании выдать нам каталку и сопроводить на борт самолета. Однако мне ответили, что компания не может взять в полет такого пассажира, так как по требованиям техники безопасности для него требуется специальное место. Улететь домой мы могли только самолетом, который способен перевезти ребенка в лежачем положении. При этом ближайший рейс ожидался лишь 17 октября.

В правилах перевозок авиакомпании NordStar, в разделе «Перевозка отдельных категорий пассажиров» в пункте 9.2.11 говорится: «Перевозка пассажира на носилках и других пассажиров с ограниченной подвижностью допускается только в салоне экономического класса по предварительному согласованию с перевозчиком при условии соблюдения правил безопасности на борту ВС во время полета».

В пункте «с» подраздела «Принципы предоставления мест» сказано: «Пассажиры с негнущимися ногами, со сломанными ногами в гипсе, парализованные и т. д. должны размещаться в креслах, обеспечивающих возможно большее пространство для их комфорта, или максимум места для приспособлений, поддерживающих ногу, с таким расчетом, чтобы причинять минимум не-

удобств пассажирам, сидящим в смежных креслах. Конечности в гипсовых повязках ни в коем случае не должны мешать свободному перемещению по проходу и доступу к запасным выходам».

– Честно скажу, я растерялся, — продолжает Виталий Гинатулин. — Стал лихорадочно думать, как нам быть — денег–то оставалось совсем ничего. В Емельяново нас на сутки определили в комнату матери и ребенка, а утром я позвонил в МЧС, оттуда меня направили в МЧС–авиа, затем в службу 112, и после этого все закрутилось. Представитель авиакомпании предложил нам с Данилой место в гостинице с питанием, но поскольку ребенку нужна была перевязка, мы поехали в больницу. Обратно в порт нас везли на скорой помощи, и проблем с регистрацией и посадкой на этот раз не было.

В авиакомпании пояснили, что обеспечить перевозку пассажиров 11 октября не представлялось возможным, так как во время бронирования билетов не был оформлен должным образом запрос на перевозку пассажира, которому требуются специальные условия на время полета. В день вылета в самолете просто не было свободных кресел, на которых можно было бы разместить Данила, учитывая его послеоперационное состояние, а идеальным вариантом была бы перевозка на носилках в лежачем состоянии. Для установки таких носилок требуется закрыть 12 кресел, а сам процесс монтажа занимает четыре часа и требует согласования с аэропортом времени стоянки и изменений в расписании. Именно поэтому такую перевозку нужно согласовывать за пять дней до вылета. Учитывая состояние Данила, было принято решение организовать перевозку пассажира на трех креслах в кратчайшие сроки. Такую возможность удалось организовать на вторые сутки после запланированной даты вылета. На рейсе, доставившем пассажиров в Норильск, Данил оказался не единственным пассажиром, требующим особых условий. Еще двое пассажиров покидали самолет, как и Данил, после высадки всех пассажиров, передвигаясь на костылях и кресле–каталке. В случае с этими пассажирами затруднений не возникло — для них не требовались дополнительные места.

13 октября папа с сыном, пережившие немалый стресс, прибыли в Норильск. Сотрудники служб аэровокзала проводили пассажиров до кареты скорой помощи. Уже сидя в машине, Виталий, потирая лоб, вспоминает, что когда жена покупала обратные билеты, он просил ее обязательно предупредить кассира о том, что лететь будет ребенок–инвалид.

– Человеческий фактор... Одна недосказала, другая недопоняла. Произошел сбой. И возможно, он связан не только с людьми, но и с нюансами законодательства. Я рад, что все хорошо закончилось. Теперь мы дома, и думаю, все будет в порядке. Хочу сказать огромное спасибо всем, кто откликнулся на наш призыв о помощи, — добавил Виталий Гинатулин.

Дома усталых путешественников встречали мама, брат и кот Вася. В начале ноября Даниле снимут гипс с одной ноги, а чуть позже со второй. Семья Гинатулиных будет поддерживать связь с лечащим врачом в Кургане по электронной почте. Прогноз хороший, и доктора говорят, что у Данилы есть все шансы начать ходить самостоятельно.

Ирина Воробьева, руководитель отдела связей с общественностью авиакомпании NordStar, говорит, что разрешить сложившуюся ситуацию в кратчайшие сроки удалось благодаря тому, что на дворе середина октября. Если бы такое произошло пару недель назад, то помочь папе с ребенком было бы уже гораздо сложнее, так как весь сентябрь самолеты из Красноярска в Норильск летали с полной пассажирской загрузкой каждый день. Чтобы разместить в салоне ребенка с папой в соответствии с правилами перевозок и требованиями безопасности полетов пришлось бы ждать, пока на рейсах появятся свободные места. Сейчас свободные кресла удалось найти и закрыть на ближайшем рейсе: три кресла для мальчика, на которых он мог разместить ноги в горизонтальном положении, при этом находясь пристегнутым, и одно для папы как для сопровождающего. Только так можно было обеспечить соблюдение требований безопасности. Все остальные способы размещения поставили бы под угрозу здоровье ребенка, перенесшего непростую операцию. И такую ответственность не могли взять на себя ни авиакомпания, ни отец.

– Отправляясь в полет, родители, родственники или сопровождающие должны тщательно продумывать свои действия и заранее согласовывать с авиакомпанией нахождение на ее борту пассажиров, требующих особых условий перевозки, — напомнила Ирина Воробьева.

Наталья Плотникова, депутат Норильского городского Совета, отметила, что в случае, когда государство берет на себя расходы по оплате операции и проезда к месту лечения ребенка и сопровождающего его лица, оплата проезда осуществляется Фондом социального страхования. При наличии направления на операцию родителям или представителям ребенка выдаются талоны на приобретение билетов. К сожалению, сейчас федеральный закон не учитывает особенности перевозки лежачих больных в удаленные территории, в частности, на Крайний Север — если на материке у лежачего инвалида есть возможность добраться до дома с помощью железнодорожного транспорта, то у нас это сделать невозможно. Фактически ФСС оплачивает два места: на ребенка–инвалида и сопровождающего, и если возникает ситуация, аналогичная произошедшей, то дополнительные билеты родителям приходится покупать за свой счет, а такая возможность есть у них далеко не всегда.

– Сейчас мы с Людмилой Магомедовой, депутатом Законодательного собрания края, выходим с инициативой о внесении дополнения в федеральное законодательство в части проезда лежачих больных к месту лечения и операции и обратно. Это позволит ФСС на основании заключения врача и при наличии направления выдавать необходимое в каждом случае количество талонов, заложив на это дополнительные средства.

Добавлю, что подобные же сложности наблюдаются с оплатой проезда детей–инвалидов и их сопровождающих к месту отдыха и обратно. Эта дополнительная мера социальной поддержки финансируется за счет средств местного бюджета. Она предполагает, что оплачиваемая дорога предоставляется ребенку–инвалиду и его сопровождающему раз в два года, но при этом не оговариваются случаи, в которых могут потребоваться дополнительные места для лежачих больных. И этот вопрос тоже нужно решать.

30 ноября 2017г. в 16:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.