МАУ ИЦ «Норильские новости»

История под ногами

История под ногами

История под ногами

Когда в прошлом выпуске «Путеводителя» («ЗП» № 146 за 1 октября) я писала о забывающейся истории Норильска, то и представить себе не могла, что она, норильская история, в буквальном смысле лежит у нас под ногами. Да что там лежит? Гниет в старом подвале деревянного барака. Но обо всем по порядку. Экспедиция журналистов по забытым историческим окрестностям продолжается.
История под ногамиИстория под ногами

В этот раз мы, компания журналистов–туристов–любителей истории, отправились в поселок Валек. Тот самый, что когда–то был первым речным портом Норильска, тот самый, куда по Пясине приходили баржи с грузом из Красноярска, а позже садились самолеты, откуда протянулась до Норильска первая ниточка норильской железной дороги, тогда еще узкоколейной. А еще когда–то будущий Норильск начинался именно там, на берегах реки Норильской.
Светлана Гунина
Светлана Гунина
В далеком XVIII веке, а точнее 19 марта 1742 года, исследователь Таймыра Харитон Лаптев записал в своем путевом дневнике: «Приехали на устье реки Норыльской, по которой ехали вверх 10 верст в Норыльское зимовье ночевать». Благодаря этим строчкам сегодня мы знаем, что предшественник Норильска находился на берегу реки Норильской.
Старый корабль
Старый корабль
Как рассказывает издатель альманаха «Неизвестный Норильск» Станислав Стрючков, норильское зимовье находилось на противоположном, будущем Талнахском, берегу реки — в том месте, где в Норилку впадет река Валек. По официальной версии, имя этой реке, по которой потом будет назван и поселок, дал в 20–х годах прошлого века Николай Урванцев: в ней он выловил новый вид сига, рыбу с округлым, как валек, туловищем. Но это будет позже, а в XVIII–XIX веках зимовье Норильское было станком промысловиков–охотников, каких было немало и по берегам реки Пясины: Введенское, Заостровское, Крестовское. В этих станках жили охотой и рыбалкой так называемые «затундряные крестьяне»: метисы, родившиеся от браков между русскими беглыми переселенцами и местным «туземным» населением. Чуть позже они обжили и противоположный, норильский, берег, где сейчас находится нынешний поселок Валек.
Когда на Таймыр пришли геологи и было решено строить тут комбинат, то сразу остро встал вопрос доставки в Норильск грузов. Железной дороги до Дудинки еще не было, да что там — никакой дороги еще не было, оленьими упряжками добирались тогда до Норильска. И выбран был не самый легкий путь (но легких путей тогда вообще не искали): решено было посылать караваны судов вниз по Енисею, дальше по отрезку Севморпути до Пясинского залива, а затем вверх: река Пясина, озеро Пясино, река Норилка. Тут и пригодились обжитые места зимовья Норильского. Возник поселок Валек как перевалочная транспортная база зарождающегося Норильска.
В помещении старого ремонтного цеха. Рыбозавод здесь чинил свои суда
В помещении старого ремонтного цеха. Рыбозавод здесь чинил свои суда
14 августа 1935 года на Валек прибыла первая баржа с грузами из Красноярска, он стал речным портом. Но прибытие баржи — это полдела. Ее еще надо разгрузить и доставить ценные грузы за 14 километров в Норильск. Для решения этих проблем неподалеку от Норильска был создан лагпункт «Валек», заключенные которого работали на погрузке и сортировке, и, главное, на строительстве узкоколейной ветки Валек–Норильск.
12 февраля 1936 года первый поезд отправился по 14–километровой железной дороге, он вез технические грузы и продовольствие. Кстати, два первых паровоза для этой ветки были доставлены на Валек по Пясине караваном судов. 25 февраля 1936 года приказ о начале эксплуатации участка узкоколейки Валек–Норильск был подписан начальником «Норильскстроя» Матвеевым. В том же году Валек был передан транспортной конторе Норильскстроя. А с 1940 года водный порт стал именоваться аэрогидропортом Норильск, в штате был 31 человек. Зимой здесь самолеты садились на лед реки Норилки на лыжах, летом на водную гладь — на поплавках.
* * *
Первые следы жизни поселка Валек можно найти и сейчас, еще не доезжая до него, за турбазой «Голубые озёра». Прямо с дороги Норильск–Талнах виден деревянный мостик через пересыхающий ручей. Этот мост стоит тут с тех времен, когда дороги в Талнах в нынешнем виде еще не было. Была дорога от Норильска до поселка Валек и дальше к узкому месту Норилки, где была организована переправа. Это последний из мостов, которых было, по свидетельствам очевидцев, на старой дороге больше двадцати. Вот уж настоящий артефакт норильской старины, вот из чего бы сделать памятник. Мостик и сейчас довольно крепок, его бревна соединены коваными еще гвоздями и скобами.
Кованый гвоздь
Кованый гвоздь
Кстати, возможно, что ковались эти гвозди в кузнице поселка. Она и сейчас цела, как ни странно. До сих пор стоит на Вальке это одноэтажное ветхое строение из бутового камня. Внутри — старая наковальня, остатки тех самых кованых гвоздей, стол с вытяжкой. По всей видимости, это одно из старейших зданий Норильска, сохранившихся до сих пор. Но каков его реальный возраст? Из бутового камня (кусков известняка или песчаника) в Норильске строили в 30–х годах прошлого века. Как предполагают Станислав и Лариса Стрючковы, здание может быть и еще более ранней постройки. Можно предположить, что кузница осталась с тех времен, когда поселок еще не появился, а было лишь зимовье Норильское. Это только предположение, для точного датирования надо рыться в архивах, а то и производить анализ дерева, из которого, например, сделан ветхий с виду верстак.
Помимо кузницы, жилых строений, отделения торговли, тоже размещавшегося в поселке, была тут и еще одна очень важная контора: Вальковский рыбозавод. Его рыбточки стояли на всех водоемах Норило–Пясинской системы: от мыса Входной в Пясинском заливе, на реке Пясине, на озере Пясино, на озерах Глубоком, Мелком, Ламе. Всю пойманную рыбу привозили на Валек, где стояла коптильня. Контора рыбозавода находилась тут же в здании бывшей школы. Дом этот тоже стоит до сих пор.
Кузница, сделанная из бутового камня. Зданию как минимум 70 лет
Кузница, сделанная из бутового камня. Зданию как минимум 70 лет
Анатолий ЛОБАНОВ (в 1970–х годах работал начальником участка в госпромхозе «Таймырский», сегодня гендиректор ПХ «Бугор»):
— По воспоминаниям старожилов, в поселке Валек было не меньше 20 домов. А после войны здесь же обосновался Норильский рыбозавод. Тут было большое хозяйство: коптильня, кузница, ремонтная база для судов. У рыбозавода было порядка ста с лишним рыбацких точек по всему Таймыру, включая южные озера, Хантайское озеро. Работали на них промысловики, много было бывших заключенных. Даже легендарный руководитель рыбозавода в 1970–1980–х годах Константин Залюбовский был из бывших зэков.
Промысловики на точках круглогодично занимались добычей рыбы, а зимой еще и пушнины. Добывался и морской зверь: нерпа и белуха. Он шел на жир для фармакологической промышленности и на изготовление кожи. Рыбы добывалось очень много, в документах конца 1970–х годов мы нашли такую цифру: 11 тысяч тонн в год. Рыба эта отправлялась на материк, и, естественно, ею кормился весь Норильск.
Корабль, оставшийся от флота рыбозавода
Корабль, оставшийся от флота рыбозавода
Флот у рыбозавода был довольно большой. Имелись и прибрежные суда для ловли в прибрежных водах ставными и закидными неводами. Одно из таких судов до сих пор стоит здесь. Только в мою бытность у рыбозавода было около десяти судов полуморского и речного классов и четыре баржи.
Люди в поселке жили вплоть до 1980–х годов, хотя самого поселка как такового уже не было. А в 1990–х годах закрылся и сам рыбозавод.
Несколько десятков таких папок ждут любителей истории
Несколько десятков таких папок ждут любителей истории
Наша вылазка на Валек закончилась потрясающей находкой. В подвале старого деревянного барака, некогда принадлежащего рыбозаводу, до сих пор лежат деревянные ящики с архивом предприятия. Архив сейчас ничей, бесхозный, еще несколько лет — и от него попросту ничего не останется. Наудачу мы взяли с собой несколько папок, датированных концом 1940–х — началом 1950–х годов. И не пожалели. Документы эти — настоящие исторические свидетельства. Куда их деть? Куда вывезти гниющий в подвале архив? В городской архив? В музей? Вопрос открыт.
В подвале этого барака лежит архив рыбозавода
В подвале этого барака лежит архив рыбозавода

Из найденного архива рыбозавода

Стас Стрючков держит найденную на чердаке радиолампу 1960-х годов
Стас Стрючков держит найденную на чердаке радиолампу 1960-х годов

«Бухгалтерия 1–го промысла. Папка с разной перепиской за 1951 год».

...Радиограмма Фотиеву. Сих пор наша заявка снабжения вещдовольствием Контингента не удовлетворена тчк Вынуждены снабжать Контингент отдаленных звеньях зимним обмундированием зпт бельем товарного фонда. 20/09 — 51 г. Ст. бухгалтер Ярошенко.
...Радиограмма Ярошенко. Снабжение Контингента торговым фондом запрещаю тчк Обяжите экспедитора получить Вальке вещдовольствие. 22/09 — 51 г.
Контингентом в те времена называли заключенных. Товарный фонд — вещи, предназначенные для вольных специалистов. Бухгалтер Ярошенко был вынужден в августе одевать заключенных в зимнее обмундирование и белье, предназначенное для вольных людей. Заключенные, думаю, были довольны. В отличие от руководства.— Авт.

...Радиограмма Ярошенко. Прибыли нет ваши 4 лошади Глубокого? 28/12 — 51 г. Галкин.

...Радиограмма Галкину. Наши лошади Глубокого возвратились тчк Находятся усадьбе тчк Одна лошадь отправлена Валек радистом Федоренко тчк Здесь пятый день пурга тчк Гаврилов с обозом еще не возвратился ждали ночью тчк Одна упряжка оленей посланная Ламу за парализованным Рамцовым еще 19/12 до сих пор не возвратилась. 29/12–51 г. Ярошенко.
Страшно представить: где Валек, где Мелкое, а где Лама. Доехала ли оленья упряжка до парализованного Рамцова, а лошадь с радистом Федоренко до Валька? Вернулся ли Гаврилов с обозом? Неизвестно... Так встречали новый 1952 год на рыбточках Норильска. — Авт.

Светлана ГУНИНА. Фото автора
Прошлый выпуск "Путеводителя" ("С обрыва вверх")

6 октября 2010г. в 17:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.