МАУ ИЦ «Норильские новости»

За двумя зайцами

За двумя зайцами

За двумя зайцами

Деловая игра «Северный проект», проходящая в Норильске третий год, ставит амбициозные цели. Локально: сделать в городе что-то полезное. Глобально: оставить свой след в его истории.
За двумя зайцами

Организаторы решили убить сразу двух зайцев: сделать нескучным досуг двухсот студентов, прибывших на практику на предприятия «Норникеля» из других российских городов, и принести пользу Норильску. План, как показал опыт прошлых лет, вполне достижим.

***

Горячие деньки начались 24 июля, с первыми мастер-классами по умению публично выступать, разрешать конфликты и трудиться в команде: предполагается, что практиканты должны сами придумать и организовать проект, а этому сначала надо научиться. Потом в разговоре один из сотрудников, причастных к игре, поделился, что задумали всё это не в последнюю очередь и ради развлечения приезжих практикантов какими-то цивильными способами – пусть сами что-то сделают для собственного же удовольствия.

В итоге из 11 образованных команд (в которых около 40 человек – норильчане, остальные, почти две сотни, – гости города) одни будут заниматься проектами на благо Норильска, другие – «традицией практиканта», объединяющей и развлекающей самих участников.

Среди толпы незнакомых ребят встречаю подружку. Жалуется: мол, сложно слепить дружную команду: всегда найдутся те, кому всё это и даром не надо. Сюда же не добровольцами набирали, а направляли, вот теперь и притираются друг к другу. Спрашиваю приезжих, те в один голос: «Мда-а, город у вас жутенький. При первом взгляде, по крайней мере. Потом-то ничего, привыкаешь (смиряешься?), видишь и тут красивые вещи».

Хотя вроде бы на мастер-классах справляются. Потихоньку начинают работать в командах (не без споров, конечно. Особенно удачно складывается, когда по сценарию предлагается покритиковать идеи других участников), появляются негласные лидеры. Через час, когда участники расходятся на обед, ловлю старшего тренера проекта Татьяну Бурмистрову. О ней от студентов уже слышала: свойская, но серьёзная.

Татьяна, достав «Мальборо», теперь мнёт в руке сигарету: видно, перекур будет пожертвован в пользу интервью.

– Татьяна Александровна, каких успехов ждёте от подопечных? В конце концов, сделать что-то действительно заметное для города – сложно и для местных, что уж говорить о приезжих ребятах, ничего тут толком не знающих.

– Подождите до осени, сами всё увидите. Хочу отметить, что в этом году у нас 37 ребят, участвующих в игре во второй раз. И уже то, что они вернулись, – само по себе важный результат! Их видно, они резко выделяются на фоне новеньких. Они буквально «тащатся» от своей роли.

Я сама здесь «старичок» – приезжаю в третий раз. Но прекрасно понимаю «первогодок»: волнуются, переживают. Не знают, что смогут, что – нет. Помню, мы и сами, тренеры, боялись, когда впервые приехали, понравится ли практикантам игра, насколько удачными получатся проекты и получатся ли вообще...

Но «Северный проект» ценен для участников тем, что даёт возможность думать. Некоторым это сложно, они быстро устают. Они же не гуманитарии, не привыкли рассуждать. Но главное – пусть они учатся работать в команде.

Кстати, показательный момент. На одном из мастер-классов мы заговорили о проектах, и у ребят возникла идея о... шашлыке как долгосрочном проекте. Почему проект? И почему ДОЛГОСРОЧНЫЙ? Оказалось, причина в том, что они в этом городе ничего толком не знают и кроме работы и круга общения, сложившегося в их общежитии, в принципе ничего не видят. И даже выезд на природу – целая проблема. Это мы и стараемся исправить.

Некоторые проекты, заявленные участниками, возможно выполнить в сотрудничестве со всеми практикантами. Представьте, собрать дружную команду из двухсот человек! Слава богу, если задуманное получится: такие навыки им очень помогут по жизни.

– А с теми, кто уже имеет опыт, и работать легче?

– Чаще всего – да. Хотя примерно десять процентов из них так и не увлекутся никакими идеями, и их бы абсолютно устроило работать себе спокойно и не проявлять инициативу. Это нормально: одни желают работать головой (и умеют это делать), других нужно этому учить. Кстати, большинство наших студентов прежде не участвовали в семинарах или тренингах, так что мы – буквально первые люди, кто их СЛУШАЕТ. И это даёт им огромный стимул работать. Представьте: они теперь «заправляют» – к НИМ прислушиваются, ИХ проекты воплощают. Вы пройдите сейчас по аудиториям: народ продумывает, где что добыть, какой инвентарь, где помощи выпросить, как свои смены организовать, чтобы всё успеть. Прямо бригадиры!

Бывает и так, что сначала человеку откровенно неинтересно предлагаемое дело, а потом он буквально загорается идеей. В позапрошлом году был у нас парень из Владикавказа по прозвищу Пумба (при этом голубоглазый блондин, но с чудовищным акцентом). Поначалу его вообще мало что интересовало. А потом стал стипендиатом игры, заключил контракт с «Норникелем», доучился и вернулся сюда работать. Сейчас живёт в Талнахе. В прошлом году, когда уже был стажёром и не имел права участвовать в деловой игре, всё равно постоянно крутился здесь – просто чтобы поддержать своих.

– В этом году Владикавказ тоже приехал, как всегда...

– С ними и иркутчане, питерцы, москвичи (хотя последние группы немногочисленные. Их было особенно много в прошлом году), и другие. По группе сразу видно, кто откуда приехал: столица или нет, село или большой город. А Владикавказ – он всегда одинаковый: шумный, горячий, женщин любит. Хотя, помню, был у нас один парнишка – я запомнила его. Муса зовут. Он из Осетии, христианин. Вот он всегда был тихий, спокойный, со всех сторон положительный, не пил, не курил... И когда его команда начала делать свой проект (раскрашивали стену в детском доме, пока воспитанники были на летних каникулах), он сказал: «Теперь у меня хотя бы есть смысл жить». Это не о стене, конечно, а о команде, о том, что теперь не «работа – дом – институт», а «я + друзья».

– Многие из этих ребят потом остаются жить и работать в Норильске?

– Цифру я точно не скажу, но таких немало. Когда только приезжают, знаете, какой ужас в глазах? Друг друга спрашивают, как тут жить можно... А потом втягиваются.

Я с первого года по себе заметила – Норильск притягивает. Кстати, на днях с остальными тренерами игры об этом говорили: ехали по городу и дружно доказывали Юлии Шевелёвой (она впервые здесь), что чёрт знает чем, но Север жутко привлекает. Правда, может, это потому, что мы здесь ненадолго и у нас есть возможность в любой момент уехать? (Смеётся.)

Но весь Норильск – «город приезжих». Не обижайтесь. Я имею в виду не временщиков, а людей, которые приехали сюда сами или с семьями два, максимум три поколения назад. И смешение кровей дало очень красивое сочетание: вот опять же мы буквально вчера с коллегами обсуждали, какие красивые тут живут мужчины и женщины. Почему? Смешение наций всегда даёт такой эффект.

– Я заметила, что девчонок в игре совсем немного – некоторые команды и вовсе исключительно мужские.

– «Северный проект» объединяет студентов технических специальностей, потому в основном тут мальчишки. Девочек мало. В этом году даже меньше, чем в прошлые годы, – всё зависит от того, какие предприятия подали заявки на приглашение студентов. Если какая-нибудь лаборатория, то у них практикантами и девочки работают, а, скажем, если рудник – только пацаны. Сейчас шесть групп чисто мужские. В остальных по одной – две девушки.

– Зато сколько им достаётся внимания!

– Да уж, их как хрустальные вазы оберегают. Но особого кайфа мало: много внимания – это ничего конкретного. А вообще, давно известно: смешанные группы работают лучше, чем группы только мальчиков или только девочек. Элементарно поведение корректнее. Магический «клей» действует, понимаете?

В прошлом году, кстати, «доклеились» до того, что у нас серьёзная пара образовалась. Парень и девушка из разных городов познакомились здесь, на игре. Стали ходить везде за ручку, целовались каждые две минуты. Присутствие остальной группы их совершенно не смущало. Мы даже подкалывать их стали – мол, не мешаем тут, ребята? А они: нет-нет, продолжайте. Мне недавно сказали, что они теперь женаты.

***

В течение месяца игрокам предстоит реализовать 11 идей, и уже к сентябрю в Норильске должно появиться несколько благоустроенных их руками детских и городских площадок; озеро Школьное снова должно стать удобным местом отдыха; в городе появится буклет-справочник для спорстменов-экстремалов (и желающих ими стать), а сами студенты проведут собственный чемпионат по мини-футболу, сходят в поход, признаются городу в любви и даже, может быть, поставят настоящий памятник норильскому студенту.

Результаты проектов будут оценены 12 сентября на большой презентации в зале ГЦК, а 60 лучших практикантов, самых активных и деятельных, а также успешно прошедших тестирование и оценочную ролевую игру, станут стипендиатами благотворительного фонда Владимира Потанина.

Татьяна ЗАЧУПЕЙКО.

Фото сотрудника «Северного проекта» Андрея Коваля.

30 июля 2008г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.