МАУ ИЦ «Норильские новости»

Арктический фронтир

Арктический фронтир

Арктический фронтир

Арктика в последние годы стала объектом пристального внимания как в нашей стране, так и в соседних государствах. А Норильск как общепризнанный форпост полярных областей, в свою очередь, становится объектом исследований. На днях здесь работала группа учёных географического факультета МГУ. Они рассказали «Заполярке» о целях своего визита и поделились впечатлениями о городе.
Надежда Замятина и Александра Потураева на экскурсии в учебной шахте «Норникеля»

О проекте

Учёные из МГУ — кандидат географических наук Надежда Замятина и аспирантка Александра Потураева — изучают социально–экономическую географию. В Норильск они приехали в рамках грантового проекта Российского фонда фундаментальных исследований «Устойчивое развитие городов Российской Арктики в условиях изменения климата и социально–экономических трансформаций». Проект, рассчитанный на три года, предполагает изучение всех городов российской Арктики. В их числе и Норильск, который в списке стоит первым, поскольку он самый известный. Другого такого города — с мощным перерабатывающим предприятием да ещё в суровых климатических условиях и при этом с транспортной изоляцией — просто нет.

По словам Надежды Замятиной, в зависимости от типов городов различаются пути их развития и перспективы. Скажем, административные центры развиваются не так, как перерабатывающие, а перспектива портовых городов отлична от добывающих. Но основная составляющая устойчивости одинакова для любого города — это научные исследования. По теории урбанистики город существует, только если постоянно генерирует инновации. Например, если он живёт за счёт добычи полезных ископаемых, то находится в прямой зависимости от разведанных запасов. Такому городу необходимо их воспроизводство, открытие месторождений, использование новых технологий — то есть та самая научная инновационная составляющая. Норильск в советское время был не только производственным центром, но и центром наработки новых знаний. Это в первую очередь теоретические и практические наработки в строительстве на многолетнемёрзлых грунтах, а также в области металлургии, геологии, снегоборьбы, экстремального земледелия, сохранения здоровья с учётом условий Заполярья. Задача норильчан — за счёт имеющихся научных центров — НВИИ, НИИ сельского хозяйства и экологии Арктики, а также научного потенциала «Норникеля» и т.д. — стать столицей знаний в тех направлениях, от которых зависит развитие города.

Об арктических городах

Арктика — территория постоянной неопределённости, говорит Надежда Замятина. Она интересна тем, что является фронтиром — зоной освоения новых территорий. Жизнь здесь требует быстрой адаптации. В качестве примера такой адаптации Надежда приводит тот факт, что норильчане хранят на рабочем месте одежду для возможных погодных неожиданностей. Города в Арктике также должны реагировать на изменения. Взять ту же Игарку с практически умершей базой лесоэкспорта, ставшую новой базой Ванкорского месторождения.

Территория советского Заполярья имеет огромный потенциал для развития туризма, это наша история и наш бренд. ХХ век прошёл под знаменем штурма Арктики, и среди немногих идей, воодушевлявших всю страну, была идея освоения Крайнего Севера. Люди ехали сюда не только за длинным рублём, но и за романтикой, и за интересной работой. Возможно, романтика ушла, но перспективы карьерного роста остались. В центральных районах страны молодёжь не имеет таких возможностей для профессионального развития, как здесь. И этим арктические города по–прежнему привлекательны. Ещё одно изменение: если раньше в Заполярье ехали за драйвом, сейчас часто едут за стабильностью, что меняет образ Севера на 180 градусов. Социальные гарантии, хорошая инфраструктура, места в детсадах, бесплатные детские кружки рядом с домом, доступное жильё — всё это есть в Норильске, а в Москве с этим проблема. Таким образом, с одной стороны, Север теряет пассионарность, но, с другой стороны, если вспомнить, что для личностного роста надо выйти из зоны комфорта, то северяне покидают её, просто выходя из подъезда. В этом смысле переезд на Север — это по–прежнему проверка на смелость и инициативность.

Впечатления от увиденного

Для Надежды Замятиной это уже второй визит в Норильск. Первый, в 2013 году, был посвящён изучению миграции из северных городов, для чего она проводила анкетирование старшеклассников: куда собираются ехать, что думают о будущем. Впечатление от их ответов было тягостным: школьники транслировали традиционные негативные стереотипы о Норильске и Севере: плохая экология, тяжёлые метеоусловия, медленный интернет. За минувшие пять лет, говорит Надежда, жизнь в городе стала активнее, а жители — увереннее. Больше оптимизма и в наукоёмких сферах: в НИИ экологии Арктики — новые патенты на продукцию переработки пантов, в НВИИ — наработки по строительству на мерзлоте, у «Норникеля» — программы по поддержке рационализаторства. Кстати, Надежда Замятина отметила хороший приём в «Норникеле». По её словам, далеко не каждая компания (а Надежда много поездила по Сибири) принимает приезжих исследователей и открывает им информацию. В других городах контакт с руководством предприятий мог быть просто нулевым, что говорит о степени открытости в городе. Удивила гостей и поддержка «Норникелем» инициатив горожан, той самой пассионарности. Речь идёт о благотворительной программе «Мир новых возможностей», которая, по словам Надежды, «даёт удочку, а не рыбу». Корпоративная социальная ответственность есть везде, а вот такой подход к инициативам она встретила впервые.

В тему

• Города зарубежной Арктики отличаются от наших в первую очередь своими размерами и количеством жителей. Например, в городе Фэрбанкс на Аляске всего 30 тысяч жителей, и вместе с тем это крупнейший университетский центр, где получают образование геологи, метеорологи, палеонтологи, гляциологи, т. е. представители профессий, необходимых на Севере. При этом Фэрбанкс, говорит Надежда, выглядит хуже Норильска, там нет такой архитектуры, как у нас. Арктические города на Западе чаще всего состоят из малоэтажных строений, там считают, что их легче возводить и эксплуатировать, и они более автономны. Ещё один интересный факт: на Аляске много грунтовых дорог, и это не считается недостатком, ведь асфальт на Севере неоправданно дорог.

Аляскинский экономист Ли Хаски в своей научной работе рассказывает о том, что пока у города есть богатые природные ресурсы, он может их проедать, а когда они закончатся — превратиться в город–призрак. Или может за это время накопить возможности: инфраструктуру, сервисы, опыт, знания. В этом случае, когда базовый ресурс закончится, такой город имеет потенциал для выхода на новый виток развития. Вышеупомянутый Фэрбанкс был городом золотодобытчиков, но выжил после золотой лихорадки благодаря основанному ещё в 1917 году университету.

• Северные города можно поделить на старые и молодые, у каждого типа — свои слабые и сильные стороны. Норильск относится к старым городам, здесь уже нет поколения первостроителей — главных пассионариев, активных до старости. Люди, строившие город, отвечают за него, не дают в обиду. В старых городах, где выросло уже третье–четвёртое поколение, градус пассионарности понижается. Но его может повышать приток активного населения. В старых городах такой приток возможен за счёт свободного жилья, это их козырь. В молодых городах дефицит жилья — острая проблема наравне с перегруженными школами, садиками, секциями. Развитая инфраструктура — ещё один плюс старых городов. Они также успели накопить большой научный и культурный потенциал: институты, музеи, театры. Эти сильные стороны есть у Норильска, их нужно максимально использовать.

Норильские теплицы как пример инноваций
Норильские теплицы как пример инноваций

• Наши гости перечислили бытующие стереотипы о Норильске. Главные, конечно, касаются экологии и климата.

Так, многие жители материка считают, что в Норильске всегда тёмно, холодно и/или страшная пурга, в воздухе газ, и здесь, кроме заводов, ничего нет. О газе в Норильске вообще много пишут в интернете: Аспирантка Александра Потураева призналась, что опасалась, можно ли тут вообще дышать. Но за те 10 дней, что учёные провели в Норильске, они так и не почувствовали запаха газа. Что касается стереотипов о внешнем облике города, то превалируют фотографии брошенных домов, поэтому Александра думала, что таких в Норильске большинство. «Мы достаточно много ходили пешком, чтобы понять, что эта проблема есть, но не в таком масштабе, как представляют её в интернете», — рассказала она об увиденном.

Ещё гости поделились, что ожидали более высоких цен и меньшего выбора товаров в магазинах. Что касается людей, по её словам, норильчане более открытые, чем люди на материке, охотнее делятся информацией и расположены к общению. А ещё норильчане очень часто ездят на такси, даже в тёплую погоду. Александра также отметила, что как туристка много слышала о плато Путорана, но абсолютно не ассоциировала его с Норильском. Что же касается стереотипов, то учёные считают, что создают их сами жители города, а интернет — только тиражирует.

29 марта 2019г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.