МАУ ИЦ «Норильские новости»

Как оказаться в Нарнии

Как оказаться в Нарнии

Как оказаться в Нарнии

Горы Бырранга — самая северная материковая горная система на планете. Сюда не заходили даже нганасаны, кочующие до самого побережья Ледовитого океана. Они говорили: «Там царство злых духов, камень и лёд, более ничего. Там гибель». Но восемь туристов из Москвы всё же отважились покорить непокорённое...
Как оказаться в Нарнии

• Дмитрий Алёшкин. Историк–археолог. Второе образование — Российский государственный университет физической культуры: специалист по выживанию в дикой природе.

• Побывал во всех уголках России, посетил более 140 стран мира. Владеет шестью языками.

• Провёл полтора года в Центральной и Южной Америке, прокладывая новые маршруты экспедиций по Андам, Патагонии, джунглям Амазонки и Москитового берега.

• Проложил маршрут и провёл первую в истории страны караванную экспедицию по Северной Мавритании.

Норильск. Встреча с корреспондентом «Заполярной Правды» Надеждой Сидор
Норильск. Встреча с корреспондентом «Заполярной Правды» Надеждой Сидор

Этой экспедицией, впрочем, как и походом по центральной части плато Путорана два года назад, руководил Дмитрий Алёшкин.

Вы в Норильске во второй раз. Как впечатления?

— Обратил внимание, что за два года город изменился к лучшему: стал чище, уютнее, больше отремонтированных домов и дорог. А вот гостиниц явно не хватает.

Что заставило вернуться в наши края?

— Фишка нашего турклуба «Волчица» в том, что мы не ходим по готовым маршрутам, придумываем свои — максимально сложные и удалённые от населённых пунктов. Отправляясь в сибирскую тайгу, пустыню Сахара, джунгли Амазонки и так далее, мы учимся воспринимать дикую природу как свой дом. Для нас природа — не поле битвы, не цель покорения, это часть нас самих. И Таймыр для таких, как мы, — некая точка притяжения: ну, невозможно, оставив за плечами тысячи километров по России и всему миру, не захотеть оказаться на плато Путорана и в горах Бырранга. И сначала было плато...

Сплавляться должны были на этом рафте
Сплавляться должны были на этом рафте

И как вам первая встреча с суровым Таймыром?

— Это был один из самых сложных походов в моей жизни. Задача у нас была такая: пересечь заповедник «Путоранский» по центру с юга на север. Заброска была очень дорогой: из Красноярска мы дошли на теплоходе до Курейки, потом на частном катере — до Светлогорска и ещё 400 км — до Дюпкуна. Впереди было 280 километров пешком — кстати, столько получилось на выходе, при планировании насчитали чуть больше 200. Проблема в том, что карты внутренних районов, что плато Путорана, что гор Бырранга, куда мы сейчас ходили, — это, по сути, просто рисунок. Упираешься, например, в глубокий каньон, а на карте он не обозначен.

Восемь дней мы шли по водоразделу, а поднявшись на плато, которое дальше уходит на Ламу, оказались в эпицентре непогоды — дождь со снегом, ветер, туман. И это, заметьте, в начале августа. А тут, на высоте около 1200 метров, даже мха нет, только выжженный камень, мы не можем развести костёр, чтобы просушиться и обогреться. Пищу готовили на бензиновой горелке, и топливо подходило к концу. Каждое утро нам приходилось надевать ботинки, покрытые изнутри коркой льда... Когда поняли, что ситуация аховая и надо спускаться с плато, ближайший спуск оказался в 50 км. В итоге на пятнадцатый день похода мы дошли до базы Олега Крашевского на Ламе. Он был шокирован: никто не появлялся с той стороны, откуда пришли мы. От него мы услышали о горах Бырранга и о том, что пешком через их северо–восточную часть вообще никогда не ходили. Ну, а мы решили попробовать. На подготовку понадобилось два года.

Дмитрий Алёшкин: «Что может быть лучше чистой горной воды...»
Дмитрий Алёшкин: «Что может быть лучше чистой горной воды...»

Горы Бырранга вас приняли?

— Мы планировали путешествовать 20 дней. От озера Таймыр, куда нас из Хатанги забросили на вертолёте, должны были выйти к низовью реки Романова, по ней подняться на водораздел северо–восточного Бырранга — в самый центр, к подножию ледника Неожиданного. С него начать сплав по реке Жданова, выходить в среднее течение, разбирать рафт, подниматься в верховье реки Гольцовой и сплавляться по ней 70 км в устье Гольцовой и в море Лаптевых. Ну, а оттуда 50 км чётко выходить на мыс Челюскина и дальше либо сплавляться по реке Серебрянке, либо идти по старой вездеходной дороге. Но горы Бырранга пустили нас лишь на неделю — мы прошли 140 км, а потом пришлось эвакуироваться: единственная женщина в команде, Валентина, гражданка Австрии, сломала ногу, причём в нескольких местах. Кстати, Валя была с нами и на плато Путорана — мы уже тогда поняли, что она настоящий борец. А сейчас её выносливости просто поразились — почти сутки терпеть такую боль...

В ожидании эвакуации
В ожидании эвакуации

Кто и как вас вывозил из этих диких мест?

— Через пять часов после происшествия прилетел вертолёт МЧС. Всё это время я «висел» на спутниковом телефоне. Было ощущение, что я в офисе, а не в тундре. Сначала связался с представителями МЧС в Дудинке, потом пришлось звонить в Хатангу, параллельно — знакомым, в Москву, чтобы они связались с главным управлением МЧС. В итоге нас доставили в Хатангу. Часть группы затем добралась до Норильска, а Валя с мужем самолётом отправились в Красноярск, а затем — в Москву. Сейчас Валентина в институте имени Склифосовского — травма оказалась очень серьёзной, потребовалась операция. Хорошо, что погода позволила вывезти нас без промедления.

С погодой в этом походе вам повезло больше, чем в предыдущем?

— В день заброски было +6 и ветер, но потом, вспоминая поход по плато и то, как тогда постоянно мёрзли, искренне удивлялись тому, что на 75–м градусе северной широты может быть так жарко — мы даже в реку ныряли. Ещё, в отличие от каменной пустыни плато Путорана, где не было никакой живности, в горах Бырранга мы постоянно видели куропаток, гусей, зайцев, стада оленей и овцебыков. Причём в верховье реки Романова, в 150 км от озера Таймыр, ни звери, ни птицы нас не боялись. Они никогда раньше не встречались с человеком, поэтому не разбегались и не разлетались, а наоборот, смотрели с интересом. Ощущение было таким, словно мы оказались в Нарнии.

Медведей встречали?

— В этой части Таймыра бурые медведи не водятся — это голая тундра. А до мест обитания белых мишек мы не дошли — их мы могли встретить на мысе Челюскин, и даже взяли карабин, чтобы в случае чего отпугнуть, выстрелив в воздух... Но ружьё нам так и не пригодилось.

А следы людей попадались?

— Мне как историку–археологу было очень интересно встретить следы древних жителей Таймыра. И в предгорьях, гораздо севернее озера Таймыр, мы видели жертвенные камни — это отдельно стоящие валуны характерной формы, у их основания лежат огромные оленьи рога, заросшие мхом. Причём видно, что они — спиленные. Вот и я пришёл к выводу, что это — жертвоприношение. Наверняка, мы много чего интересного бы обнаружили, пройдя весь маршрут... У меня опыт работы в археологических экспедициях — 10 лет, и я понимаю, где и что может быть.

Череп овцебыка
Череп овцебыка

Сильно огорчились из–за того, что пришлось прервать поход?

— Для нас жизнь и здоровье человека превыше открытий. Поэтому расстроились исключительно из–за того, что Валя пострадала. А в горы Бырранга, чтобы обследовать их центральную часть и выйти на мыс Челюскин, мы вернёмся на следующий год. Технические моменты прохождения маршрута нам теперь известны, состав группы определён, и со снаряжением, которое может пригодиться, всё ясно. Осталось решить вопрос с заброской — потому как добраться туда, откуда мы хотим стартовать, нереально дорого. Надеемся найти тех, кто сможет нам посодействовать в этом плане.

16 августа 2019г. в 16:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.