МАУ ИЦ «Норильские новости»

Отшельник

Отшельник

Отшельник

Общаясь с тундровиками, я не раз слышала от них о людях, сбежавших от городской суеты и выбравших местом своего жительства избушку на берегу одного из заповедных озёр — Ламы, Собачьего, Глубокого и других. Наконец–то и мне посчастливилось побывать в гостях у одного из ламских отшельников и узнать, каково это — жить вдали от цивилизации.
У Уланова богатая библиотека. Одну из книг он мне подарил

В 1990–е — начале 2000–х фамилия Уланова в Норильске была на слуху: Владимир Иванович возглавлял профком «Надежды», стоял у истоков создания управления по персоналу Заполярного филиала «Норникеля», входил в администрацию Олега Бударгина. Выйдя на пенсию, перебрался в Ростов. Но Север не отпустил.

Дому Уланова не страшны ни медведь, ни дождь, ни ветер
Дому Уланова не страшны ни медведь, ни дождь, ни ветер

В чём сила, брат?

Вот уже 14 лет Владимир Уланов каждую весну прилетает в Норильск и, не задерживаясь в городе больше чем на сутки, отправляется на Ламу, где и живёт один до осени. Но при этом связь с людьми не теряет: здесь у него двое сыновей, которые с оказией передают ему продукты. По соседству, в радиусе десяти километров, несколько турбаз, со смотрителями которых он поддерживает дружеские отношения, особенно с теми, кто с ним на одном берегу: шесть километров прошагать для Уланова раз плюнуть. Правда, признаётся, что один раз чуть не погиб — разлилась река Нералах, и он, попав в бурный поток, не удержался на ногах. Но выбраться сил хватило. Не проблема и дойти на вёслах до противоположного берега — напротив живёт бывший работник медного завода пенсионер Алик.

– Вы не поверите, я в своё время на Ламу приехал больной — чайник с трудом поднимал, а через три месяца два 14–литровых ведра затаскивал без остановки из озера в баню, и год от года только крепчаю, — говорит Уланов, которому сегодня за 70. — Мной доказано, что ламская вода, свежая рыба, чистый воздух, русская баня и физические нагрузки обладают целительной силой. В конце сезона я километров десять за раз на вёслах спокойно наматываю.

Поначалу Уланов одиночеством наслаждался, заезжими гостями тяготился. Больше, говорит, с медведями общался: бывало, за неделю четверо заглядывали.

– Обычно мишку спокойно прошу, чтоб не хулиганил. Если непонятливый или шибко наглый, камнями прогоняю, — поясняет он.

Сегодня Уланов рад принимать у себя интересных людей, пришедших с миром. Когда я в компании дайверов Евгения Бабича, Сергея Глушкова и спасателя Валерия Сбитнева сошла на берег, Владимир Иванович удил рыбу неподалёку. Завидев нас, поспешил домой. Расстроился, узнав, что мы этим же вечером и отчалим — хотел баньку истопить да поболтать по душам за вечерним чаем с лесными травками.

Сергей Глушков и раньше бывал у Владимира Уланова
Сергей Глушков и раньше бывал у Владимира Уланова

Гребите, Шура, гребите

Похвастался хозяин уловом — нельмой и гольцом, которыми предложил отобедать. Я поинтересовалась, не является ли ловля рыбы в этих заповедных местах противозаконной. Сказал, что ничего не нарушает — сетями не пользуется и ловит на спиннинг ровно столько, сколько нужно для пропитания.

– Я вытаскиваю рыбу для того, чтобы выжить, а как я помню из Конституции, никакой закон не может умалять право человека на жизнь, — объяснил Уланов свою позицию. — И у рыболовной инспекции заповедника ко мне претензий нет.

Кстати, Владимир Иванович сам вносит посильный вклад в борьбу с браконьерством — делится с заезжими рыбаками секретами рыбной ловли на спиннинг, убеждая их, что в применении запрещённых законом снастей нет никакой надобности:

– Сети ставить бессмысленно. Рыба прекрасно ловится блёснами. Причём неважно, есть мотор или нет, — машите вёслами, гребите. Лучше всего ходить троллингом на резиновой лодке. Голец хватает крючок при движении лодки со скоростью от полутора до шести километров. И поддразнивать его нужно удочкой время от времени. Никакая наживка не нужна: посмотрел, какая погода стоит, подходящую блесну прицепил — и вперёд. В ясный день нужна чистая блесна — с одной стороны белая, с другой жёлтая или с двух сторон белая, а в пасмурный — лучше окунёвая, с полосками чёрными, красными, поперечными. Эффективно работает блесна, если с одной стороны есть зелёная полоска, а с другой чисто. Я вот, например, этой весной из–подо льда вытащил гольца весом 9 килограммов 200 граммов. Просто ловить нужно на одной трети глубины — то есть если глубина 24 метра, поднимаем леску от дна на 8 метров и там ловим, подёргивая удочку.

Ещё одна хитрость, из которой опытный рыбак Уланов не делает секрета — время лучшего клёва. С 3.30 до 5.00, с 7.00 до 9.00, с 12.00 до 15.00, а вечером — «как бог на душу положит, но скорее всего вот так — с 19.00 до 21.00. В девять рыба перестает клевать, а начинает где–то с 22.30 до полуночи».

Капитан катера Валерий Сбитнев отдыхает перед дальней дорогой в Норильск
Капитан катера Валерий Сбитнев отдыхает перед дальней дорогой в Норильск

А налимы — лучше

Пока разговаривали, Иваныч, как он попросил себя называть, разделал рыбу, а я нарезала репчатый лук. Сварили на костре уху, добавив зелень, чёрный перец горошком, красный молотый и лаврушку, в конце — рюмочку водочки. И никакой картошки и крупы.

А с гольцом Уланов обычно поступает так:

– Пять дней я его солю, потом промываю «на шторме» — погружаю в воды Ламы часа на два, затем подвешиваю — два–три дня он у меня вялится, можно больше, если пасмурная погода, а потом над мангалом чуть в сторонке копчу, и эта рыба месяц потом лежит — не портится без всякого холодильника.

Удивляется Владимир Иванович тому, что многие рыбаки налима за рыбу не считают, брезгуют в пищу употреблять. Для таких приверед у Уланова свой совет:

– Мясо налима жарите обычным способом, а вот вырезанный животик — в муку, соль, перец и спинкой вверх на сковородку. А перед этим лук мелко резаный поджариваете до коричневого и внутрь, в животик, кладёте. Мясо начинает сворачиваться, а вы вилочкой помогаете, чтобы получился рулетик... Никакие суши и роллы с этим блюдом в сравнение не идут!

Ежегодно достаёт Иваныч забытые чужаками сети.

– Здесь часто штормит, и не всегда, поставив сеть, можно за ней вернуться, — объясняет Уланов. — А если рыба попадает в сеть, а её не выбрали, она гниёт. Каждую весну, как только сходит лёд, я начинаю троллинговать и вытаскиваю сети с тухляком — запах стоит невыносимый. Но самое печальное, что весь участок умирает — рыба в такое место больше не идёт, она как бы запоминает его и обходит стороной. Так что я сам принципиально против нарушителей закона — они и рыбу гробят, и место.

Отшельник предпочитает резиновую лодку, но обычная на всякий случай тоже имеется
Отшельник предпочитает резиновую лодку, но обычная на всякий случай тоже имеется

Базовый инстинкт

Печалит Иваныча, что дети (их у него четверо) не разрешают внукам (их десять) проводить у него каникулы. Говорят, что мальцам в такой глуши не место. А он считает, что ничего лучше его базы для отдыха нет:

– Никакая Турция, никакая Греция — ничто не сравнится с красотой и живительной силой северного озера. Все говорят, что Лама — это маленькая Швейцария... Да ничего подобного! Это Швейцария — маленькая Лама.

Хотя и детей Уланова понять можно — он категорически не хочет держать под рукой спутниковый телефон, а оставить ребятню за сотни километров от цивилизации и не иметь с ними связи — недопустимо.

Хозяйство у Уланова крепкое: не видимый с берега ладный домик на две комнаты, причём двери такие прочные, что медведь их не вскроет — уже проверено. На берегу хозяин соорудил гостевое жилище. Не мыслит своей жизни Иваныч без бани — она у него основательная, с просторными парной и помывочной, удобной, большой печкой. Рядом с банькой — «заячья веранда»: «Вот так сядешь отдохнуть после водных процедур и смотришь, как ушастые резвятся на полянке». На открытой кухне, защищённой от дождя навесом, большой прочный стол, полки, шкафчики. Губки, чистящие средства — всё как в городе, посуда блестит. Перед мангалом — кресла: «Сядешь с книжкой — и как будто у камина». Книги — это то, с чем Уланов не готов расстаться ни при каких обстоятельствах: не почитав перед сном, он и не уснёт вовсе. Есть и газеты — те, которые в самолётах раздают. Посетовал, что нет его любимой «Заполярной Правды», — он, пока в Норильске жил, её выписывал. Кстати, если кто поедет в те края в ближайшее время, позвоните, пожалуйста, в редакцию, уважьте старика — передадим для него газеты и новые книги.

Видеоинтервью с Владимиром Улановым смотрите в инстаграм–аккаунте zapolyarnaya_pravda.

22 августа 2019г. в 16:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.