МАУ ИЦ «Норильские новости»

Человек эпохи возрождения

Человек эпохи возрождения

Человек эпохи возрождения

Сегодня празднует свой 95–й день рождения человек– легенда, чьё имя знакомо каждому норильчанину: Владимир Иванович Долгих.
Два директора комбината: Владимир Долгих и Борис Колесников. 1981 год

Молодого инженера Красноярского аффинажного завода приметил ещё начальник Норильского комбината Владимир Зверев. В 1958 году Владимир Долгих стал главным инженером НГМК. Ему было всего 34 года, он был специалистом по цветной металлургии, но не имел опыта ни в горном деле, ни в обогащении. Приехав в Норильск, Долгих был вынужден в кратчайшие сроки разобраться и в энергетике, и в транспортном вопросе, и в снабжении, и в жизнедеятельности такого огромного автономного организма, каким был НГМК в целом. Уже через три года из–за болезни директора комбината Владимира Дроздова Долгих стал фактически полноправным руководителем всего предприятия, а в 1962–м приставка и. о. перед его фамилией была убрана.

Владимир Долгих на трассе газопровода Мессояха – Норильск
Владимир Долгих на трассе газопровода Мессояха – Норильск

В целом эпоха Долгих в Норильске длилась 11 лет. Это были непростые годы — с лагерным наследием, ручным трудом, угольной энергетикой, минимальной автоматизацией и низкой техникой безопасности. Комбинат только–только начал выполнять план, причём за каждую сотую процента велась ежедневная борьба. Именно под руководством Владимира Долгих получил жизнь Талнах, строилась Усть–Хантайская ГЭС, стартовала газовая эпоха в энергетике. При нём сформировался и быстро развивался весь промышленный район: на картах кроме Талнаха появились Снежногорск, Мессояха, Солёное, Тухард, а Дудинский морской порт превратился в самый механизированный порт на Крайнем Севере и в Сибири.

Доктор технических наук Владимир Долгих — самый титулованный руководитель комбината. Он единственным из норильчан стал дважды Героем Социалистического Труда. Владимир Иванович награждён шестью орденами Ленина, двумя орденами Отечественной войны первой степени, многими медалями. Долгих имеет и иностранные награды: ордена Болгарии, Вьетнама, Монголии и Чехословакии. Долгих — почётный гражданин Москвы, Красноярского края и Норильска. Сейчас он руководит обществом «Красноярское землячество» в столице.

«Заполярная Правда» посвятила Владимиру Долгих специальный выпуск рубрики «Время местное». Читайте материал на страницах 4–5.

Владимир Долгих
Владимир Долгих

В проект «Время местное» мы обычно приглашаем норильчан, чьи истории неразрывно связаны с нашим городом. Сегодня случай особый: нашим героем стал человек, который сам творил историю Норильска: Владимир Иванович Долгих.

Северный характер

Владимир Долгих родился 5 декабря 1924 года в селе Иланском Красноярского края. С началом войны, ещё школьником, он добровольно вступил в армию. После ранения его комиссовали, в 1944–м он вернулся в Иланское, а затем поступил в Иркутский горно–металлургический институт. После вуза его направили на Красноярский аффинажный завод (Красноярский завод цветных металлов). Там молодой инженер возглавил научно–техническое общество цветной металлургии края, лидерами которой были два предприятия — Норильский горно–металлургический комбинат и Красноярский аффинажный завод. В 1957 году Долгих впервые приехал в Норильск — на конференцию по платиноидам.

– Едва мы прилетели, поднялась пурга. Света белого не видно. Как, думаю, люди здесь работают? Норильск изобиловал скоплениями балков и маленьких домишек, которые во время пурги заносило по самую трубу. Новый город заканчивался тогда чертой, где потом построили горком КПСС. Но Норильск ошеломил меня. Прежде всего своими масштабами: пять угольных шахт, четыре рудника, огромная обогатительная фабрика, четыре металлургических завода, внушительная база стройиндустрии, сложная система снабжения, автомобильный и железнодорожный транспорт, Дудинский порт, ремонтно–техническое производство и энергетика. Промышленный мегаполис!

Пожалуй, самая важная особенность комбината состояла в его географическом расположении, что серьёзно влияло на характер управления таким гигантом. Если для многих предприятий тема самостоятельности стала актуальной только в 1990–х, то в отношении НГМК вожжи были немного отпущены уже в конце 1950–х. Конечно, не в финансовом плане, но технические, кадровые, строительные, проектные и оперативные вопросы решались в самом Норильске.

Визит в Норильск Владимира Долгих и министра Петра Ломако
Визит в Норильск Владимира Долгих и министра Петра Ломако

Колоссальная нагрузка

– Весной 1958 года мне неожиданно предложили поехать в Норильск на должность главного инженера комбината. Я понимал, что это колоссальная нагрузка, но Норильск не мог не притягивать к себе. Первые годы были очень трудными: основой основ горно–металлургического предприятия является рудная база, а в Норильске все богатые месторождения к этому времени были отработаны. У комбината появились соперники: наметилось расширение «Североникеля», стоял вопрос о разработке Удоканского месторождения, новым фактором стали взаимоотношения с Кубой. Таким образом, практически речь шла о свёртывании работ в Норильске, стагнации производства со всеми вытекающими последствиями.

Вместе с тем после ликвидации лагерей в Норильске имелся недопустимо низкий социальный уровень. На 140 тысяч жителей приходились: театр в здании барачного типа, три библиотеки, крохотная гостиница, один спортзал и одна баня. Школы работали в две смены, не хватало детских садов. Ситуацию менять надо было срочно и коренным образом. Иначе люди стали бы бросать комбинат, а это означало текучий, с низким уровнем квалификации, состав. Суровому климату, оторванности от центра надо было противопоставлять лучшие, чем на материке, социально–бытовые условия жизни трудящихся 1. Половину жилого фонда составляли бараки и балки 2, но, чтобы строить больше жилья, нужны не только деньги, требуется больше цемента, кирпича, стройматериалов.

Владимир Долгих и Алексей Косыгин на руднике «Маяк»
Владимир Долгих и Алексей Косыгин на руднике «Маяк»

Приход солнца

– Открытие геологов для всех нас было как приход солнца после долгой полярной ночи 3. Комбинат тогда ещё не имел целевых средств для ускорения геологоразведочных работ. Но мы выделили талнахским геологам всё: автотранспорт, материальные и финансовые ресурсы. Дороги на Талнах не было — приходилось ездить туда по зимнику на вездеходе. Чтобы начать капитальное строительство и получить централизованно деньги, необходимо было подсчитать геологические запасы, а на это, как правило, требовалось не менее чем несколько лет. Мы приняли решение обеспечить полевое проектирование и убедить правительство принять предварительные данные подсчёта запасов, чтобы начать работу, не упуская времени.

Не обошлось и без всякого рода обходных манёвров с нашей стороны. Мы доказали правительству целесообразность строительства разведочно–эксплуатационной шахты. А построили эту шахту на полтора миллиона тонн, то есть, по сути, это был действующий рудник. Так появился «Маяк». Его строительство началось в 1962 году, а уже в 1964–м мы начали получать богатую руду и Норильский комбинат сразу ожил. Более того, мы стали отправлять руду на Кольский полуостров.

Проходка первого ствола на «Маяке» уже давала нам хорошую прибавку к производственным показателям. Конечно, это открывало перед нами многие двери, включая встречу с Хрущёвым в Кремле в 1964 году. Благодаря этой встрече в течение месяца было подготовлено постановление партии и правительства о развитии Норильского комбината на базе богатых руд Талнахского месторождения. К работам стали привлекать самые квалифицированные кадры и ведущие институты страны. Уже тогда стало ясно, что Норильск — одна из ведущих строек СССР.

Постепенно и в Талнахе создали условия не хуже норильских: управление торговли открывало столовые и магазины, в посёлке Геологов появился детсад с бассейном, что по тем временам, да ещё в условиях Севера, было редкостью.

На новом металлургическом заводе «Надежда»
На новом металлургическом заводе «Надежда»

Как наводили мосты

– Талнах потянул за собой развитие инфраструктуры комбината и города. Очень остро стоял транспортный вопрос. У жителей Норильска тогда была островная психология, ибо с Большой землёй связывали трёхмесячная навигация по Енисею и Севморпути и самолёты Ли–2 и Ил–14. Это не удовлетворяло запросы людей и потребности производства до этого периода, а тем более — в период бурного развития комбината. Нужны были крупные суда, мощное портовое оборудование в Дудинке, современные самолёты. Но аэропорт «Надежда» не принимал ни Ту–104, ни Ил–18, что уже действовали на южных трассах. Крайняя нужда была и в железной дороге от Норильска до Талнаха, а значит, и в мосте через Норилку. А это стройки союзного значения, самим их не потянуть.

Рождение Талнаха: Владимир Долгих у геологов
Рождение Талнаха: Владимир Долгих у геологов

Без железнодорожного моста через Норилку невозможно было не только вывозить руду, но и вести само строительство в Талнахе. Министр Евгений Кожевников, возглавлявший Минтрансстрой СССР, быстро понял значение Талнаха, и уже через два с половиной года мы смогли праздновать проезд первого тепловоза.

Борис Колесников и Владимир Долгих
Борис Колесников и Владимир Долгих

Повезло нам и с авиацией: военные начали размещать в районе Норильска ракетные установки, они были заинтересованы в аэродроме. Подготовительные работы уже велись, но черепашьими темпами, а Министерство гражданской авиации не вмешивалось в это дело, надеясь загрести жар чужими руками. Мы решили припугнуть их и сообщили о желании Никиты Хрущёва прилететь в Норильск. В министерстве зашевелились, решили строить аэропорт в Алыкеле 4. Мы внесли и свою лепту — вскрышные работы, производство аэродромных плит, стройматериалы и горную технику. Военные привлекли строительные войска.

Два директора НГМК: Дроздов и Долгих
Два директора НГМК: Дроздов и Долгих

Летом 1964–го нас известили об уже намеченном приезде Хрущёва. Стали срочно разрабатывать программу пребывания. Опыта приёма руководителей такого ранга в Норильске не было, как не было и спецособняков, соответствующего транспорта и т. д. Резко ускорилось строительство в Алыкеле. В Норильск прилетел

Евгений Рябчиков, старожил Норильска и опытный журналист, который вместе с Константином Симоновым должен был освещать визит Хрущёва. Не обошлось без марафета: всё чистилось и ремонтировалось. Но тут стало известно, что Хрущёв улетел в Ялту: там умер Пальмиро Тольятти, отдыхавший в СССР. Оглянулись мы на подготовительную работу с сожалением и махнули с Рябчиковым на рыбалку на реку Рыбную. Так закончился несостоявшийся визит Хрущёва в Норильск. Но даже его намерение посетить город имело значение. Относиться к нашим проблемам ведомства стали благожелательнее — не в каждый город собирается приехать лидер государства.

Десант строителей на Усть-Хантайской ГЭС
Десант строителей на Усть-Хантайской ГЭС

Энергия роста

– Ещё одна проблема, вставшая перед Норильском, — энергетика и газоснабжение. Уже в разговоре с Никитой Хрущёвым поднимался вопрос о необходимости второго источника электроснабжения Норильска. Идея эта была в принципе одобрена. Ранее уже были проведены изыскания на протекающих вблизи реках. Наиболее подходящим оказался створ на реке Хантайке, в 180 километрах по прямой от Норильска 5.

Важным вопросом была и замена угля на газ. Эта мысль тоже присутствовала в беседе с Хрущёвым. Но ведь нужно было само месторождение газа, проект трубопровода, технология строительства в условиях Крайнего Севера. Однако дело того стоило. Добыча угля на месте — четыре миллиона тонн — была экономически невыгодна, требовала многих тысяч работников, приводила к многочисленным авариям в шахтах, поскольку все они были сверхкатегорийными по газу. Перевод производства и энергетики с угля на газ позволил бы высвободить восемь–десять тысяч самых высокооплачиваемых трудящихся, повысить надёжность энергообеспечения. В первой половине 1967 года появилось постановление ЦК КПСС и Совмина СССР, которым предусматривалось усиление геофизических и геологоразведочных работ по газу и нефти в Норильском районе, разработка проектной документации на строительство газопровода Мессояха — Норильск 6.

Снова в Норильске
Снова в Норильске

Вперёд и вверх

На те 11 лет, когда Владимир Долгих был главным инженером и директором Норильского комбината, пришлось второе рождение города и предприятия. Но судьба его самого в Заполярье встала на другие рельсы. В 1966 году Долгих был избран депутатом Верховного Совета СССР. В 1969 году он возглавил партийную организацию Красноярья, затем направился в Москву, секретарём ЦК КПСС, кандидатом в члены Политбюро. Но Север ещё долго не отпускал его (и не отпустил до сих пор). Говорят, что свою первую речь на партхозактиве в Красноярске он начал так: «Главное для нас сейчас, товарищи, снег. То есть хлеб».

Рыбалка на реке Рыбной, порог Орон
Рыбалка на реке Рыбной, порог Орон

В деталях

<img src="/files/file/arhiv_2019_185_pic_1-13.jpg" align=center>

5 декабря 2019г. в 18:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.