МАУ ИЦ «Норильские новости»

Верни должок!

Верни должок!

Верни должок!

Коллекторы — явление не новое. В правовом поле — это люди, которые от лица банка занимаются взысканием долгов и ведут переговоры с неплательщиками. Хорошо, когда обе стороны находят общий язык и приходят к согласию. Но, как показывает практика, сегодня для большинства россиян термин «коллектор» равноценен «рэкетиру» из 1990–х.




Мы не в ТОПе

Красноярский край оказался в числе наименее закредитованных регионов страны. Об этом пишет издание «Деловой квартал» со ссылкой на РИА «Новости», которое составило рейтинг в конце прошлого года. В нём край занял 28–е место из 85 возможных. При этом объём задолженности перед банками на одного человека в среднем составил 257,2 тысячи рублей. За год размер задолженности изменился на 33,3 тысячи. Соотношение долга по кредитам и годовой зарплаты жителей Красноярского края составляет 51%.

«Деловой квартал» отмечает, что средний уровень закредитованности россиян вырос за 2019 год с 44,9 до 47,1%. Самым закредитованным регионом оказалась Калмыкия. Соотношение среднедушевого долга по кредитам и годовой зарплаты в прошлом году составило там 86%. Также высокую закредитованность показали Республика Тыва (76,4%) и Курганская область (72,8%). Лучше всего ситуация с долгами по кредитам оказалась в республиках Ингушетия (9,9%) и Крым (13,9%), а также в Севастополе (15,9%).

Сообщается, что расчёт уровня закредитованности производился на основе информации Банка России и Росстата. Индикатор долговой нагрузки составлялся из соотношения среднедушевого долга по банковским кредитам у экономически активного населения и годовой зарплаты.




Рискованное решение

Коллекторские агентства просят допустить их к долгам россиян по коммунальным услугам. По сообщению газеты «Труд», Минюст уже готовит поправки в закон «О деятельности по возврату просроченной задолженности физических лиц». При этом газета пред-остерегает от возможных рисков, а также вспоминает некоторые резонансные случаи, связанные с работниками коллекторских агентств.

В Новосибирской области четверо мужчин в масках ворвались в квартиру должников компании «Деньгисразу» и потребовали вернуть долг с процентами — 240 тысяч рублей. Далее они избили хозяина и его 17–летнего сына, а с хозяйкой совершили, как отмечено в полицейском протоколе, «насильственные действия сексуального характера».

В Екатеринбурге коллекторы пришли, когда в квартире был только 11–летний сын должников. Они перерезали электропроводку и телефонную линию, три часа ломились в дверь, доведя ребёнка до нервного припадка...

В Ульяновске коллекторы бросили бутылку с зажигательной смесью в окно дома, где проживал 56–летний должник и гостил его внук. Пожар вспыхнул в кровати, где спал ребёнок, — в результате он получил сильные ожоги лица и предплечий.

В Санкт–Петербурге коллекторы, вломившись в квартиру пенсионерки, задолжавшей по микрокредиту, пригрозили сжечь её детей и внуков, продемонстрировав для убедительности фото «показательной казни» ребёнка в Ульяновске.

В Челябинске, после задержки выплаты крупного кредита всего на четыре дня, коллекторы открыли ружейную стрельбу по окнам квартиры должника.

В Московской области сотрудник конвойной службы не выдержал психологического давления коллекторской конторы и покончил с собой. Последней каплей оказалось рукописное объявление на стене подъезда: «Я (имя и фамилия) и моя семья оказываем интимные услуги по системе «всё включено» для решения финансовых проблем».

«Труд» полагает, что легендарный Клондайк — детская сказка в сравнении с предполагаемыми барышами бизнеса по выколачиванию долгов ЖКХ с россиян. Потенциально на этом «рынке» гуляют сумасшедшие деньги — более 1,5 трлн рублей, не заплаченных вовремя по коммунальным счетам.




Актуальное дело

«Известия» пишут, что Госдума намерена ввести уголовную ответственность за незаконную коллекторскую деятельность. Причиной этого стали массовые жалобы граждан на коллекторов, которые игнорируют ограничительные меры, уже принятые парламентом. Эксперты считают тему ужесточения наказания актуальной, так как сегодня за неправомерные действия взыскателям долгов грозит лишь административная ответственность.

Незаконная деятельность коллекторов по–прежнему остаётся большой проблемой, заявил «Известиям» зампред комитета по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн. Речь идёт об избыточном давлении на граждан, которые продолжают страдать от различных — порой вопиющих — форм принуждения к выплате долгов. «Несмотря на ряд уже принятых Госдумой мер и изменение федеральных законов, это оказывается недостаточным для обуздания деятельности коллекторов. Зачастую они выходят не просто за рамки своих полномочий, но и здравого смысла», — заявил парламентарий, объясняя необходимость внесения наказания для излишне активных взыскателей долгов в Уголовный кодекс.

По его словам, рабочей группе предстоит разобраться, чего не хватает для решения проблемы с точки зрения законодательного регулирования и как сработали ранее принятые изменения, которые должны были ограничить деятельность коллекторов.

По сообщению издания, глава «Политической экспертной группы» Константин Калачев назвал тему суперактуальной, так как у большинства россиян сегодня есть кредиты и многие не в состоянии вернуть их. Он уверен, что введение уголовной ответственности за недопустимые методы выбивания денег — вполне логичная мера в отношении «чёрных коллекторов».

Cвой взгляд

<b>Михаил Туаев</b>, <div class='o'></div>корреспондент «Заполярной Правды»
Михаил Туаев, корреспондент «Заполярной Правды»

К счастью, я никогда не брал взаймы у банков, поэтому повода для общения с коллекторами у меня не было и, надеюсь, никогда не будет. Тем не менее, не так давно у меня случился любопытный телефонный разговор. Женщина, представившись сотрудником некой службы взыскания, потребовала от меня связаться с родственником, который указал мой номер как дополнительный. Мол, он просрочил срок выплаты. Мне недвусмысленно дали понять, что теперь его проблема — моя проблема. Признаюсь, растерявшись, я даже толком не успел объяснить, что кредитор мне не близкий родственник, то есть не брат и не родитель, что мы не делим с ним имущество и не имеем никаких совместных финансовых обязательств.

Следующий звонок раздался через несколько дней. Тот же голос, но уже в более угрожающей форме, требовал от меня того же самого: найти, объяснить, решить. Но в этот раз я был уже подготовлен к общению. Тем не менее, наш семиминутный разговор закольцевался и ни к чему конкретному не привел: я вновь объяснял, что не выступаю ничьим поручителем, поэтому не обязан решать чужие проблемы. В отчёт слушал либо заученные фразы, либо неубедительные доводы.

Когда я связался с родственником, тот заверил, что в последнее время мой телефон никаким банкам или иным финансовым учреждениям не давал. Но как тогда номер оказался у них? Возможно, коллекторы подняли старую базу данных, по которой тот же родственник брал кредит лет пять назад и всё же указал мой контакт. Видимо, этой же информацией коллекторы решили воспользоваться сейчас, но уже совсем по другой кредитной истории. Но если бы я даже выступил доверителем по кредиту, то сделал бы это не на словах, а по официальному документу. Такого не было, а значит, меня захотели взять на испуг, с моей помощью надавить на должника. То есть некие люди, сидящие за тысячи километров от меня, хотят, чтобы я за них выполнил их работу. Не много ли чести, учитывая неоднозначность деятельности коллекторских контор? Именно это меня больше всего разозлило.

Долги, конечно, дело неприятное, но их, что бы там ни было, нужно отдавать. Поэтому коллекторов в чём–то тоже можно понять. Это их работа, неблагодарная и во многом унизительная, на мой взгляд. Но обеим сторонам конфликта стоит уяснить простую истину: на дворе не девяностые годы, и требовать от человека что–либо силой могут только представители органов власти. А коллекторы таковыми не являются, как бы они себя ни называли — хоть «Международной службой взыскания», хоть «Стражами Галактики». Если звонки продолжаются, нужно вспомнить юридическую трактовку, гласящую, что у контактного лица в отношениях с банком и коллекторами нет ни обязанностей, ни прав, и постараться прояснить ситуацию. Не поленитесь сообщить сотруднику коллекторской службы во время его очередного звонка, что беседа фиксируется. Поверьте, тон голоса звонящего изменится, и собеседник от диалога в стиле «ты кто ваще такой» перейдёт к конструктивной и содержательной беседе. Обязательно уточните не только полное название конторы, которую он представляет, но и номер регистрационного свидетельства, а также юридический и фактический адрес фирмы.

Хорошо, если коллекторское агентство понимает, что вы действительно не имеете отношения к вопросу, и в итоге оставит вас в покое. Но имейте в виду: там часто работают люди не только мало воспитанные, но и с криминальным прошлым. Поэтому если разговор не только не складывается, но и превращается в откровенное запугивание — смело обращайтесь в правоохранительные органы. Благо государству бардак с коллекторами тоже надоел: вам помогут, а виновные, возможно, даже понесут наказание.

7 февраля 2020г. в 13:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.