МАУ ИЦ «Норильские новости»

Почему в Норильске выросли цены?

Почему в Норильске выросли цены?

Почему в Норильске выросли цены?

Начало нынешней недели в Норильске было отмечено повышением цен.
Почему в Норильске выросли цены?

Многие норильчане, зашедшие после работы в магазин, чтобы купить на ужин продукты, были неприятно удивлены возросшими суммами на ценниках. Продавцы на все вопросы отвечали стандартной фразой: «Цены выросли, потому что авиаперевозки подорожали». На самом деле причины подорожания не только в этом и, чтобы их разъяснить, одной фразы будет недостаточно.

Авиаперевозчики действительно повысили цены. Только произошло это ещё в августе и никак не было связано с кризисом. Собственно, повышались цены на авиаперевозки в этом году несколько раз — и каждый раз такое повышение было связано с удорожанием топлива и аэропортовых услуг. В среднем авиаперевозки с марта нынешнего года выросли на 15 рублей — с 70 до 85 рублей за килограмм груза. Ни о каком разовом двойном подорожании речи быть не может.

Нынешнее подорожание произошло по нескольким причинам.

Первая причина: кончились продукты, завезённые в навигацию, и новые товары стали завозить с помощью авиации. Эта ситуация повторяется из года в год. Каждую осень, когда заканчиваются летние запасы, торговцы вынуждены везти скоропортящиеся товары самолётом. Авиаперевозки намного дороже речных перевозок, поэтому цены на товары заметно вырастают. Однако это подорожание справедливо лишь для скоропортящихся продуктов, а подорожание коснулось и тех продуктов, запасы которых были сделаны на год.

Здесь сработала вторая причина: формат отношения с оптовиками. Именно они сегодня регулируют цены на свои товары в регионах. Происходит это следующим образом. Например, норильский предприниматель решил в период навигации закупить муки на целый год. Он приходит в оптовую фирму и просит продать ему сто тонн муки. За это с него требуют миллион рублей. Но миллиона у норильского коммерсанта нет, у него есть только сто тысяч, и он просит отдать ему остальную часть муки в долг. Когда он начнёт торговать, у него появятся деньги и он из них будет выплачивать остальную стоимость товара.

Ему в ответ говорят: «Хорошо, мы отдадим тебе сто тонн за предоплату в сто тысяч, но с одним условием. Цену на муку в Норильске мы тебе будем диктовать сами. Если у нас вырастет цена на 10 процентов, то и ты будешь торговать на 10 процентов дороже. Согласен?» Норильчанину деваться некуда — навигация заканчивается, а потом перевозка будет намного дороже. Он берет всю партию за предоплату и теперь вынужден выполнять указания московских оптовиков.

Одним словом, большинство норильских коммерсантов, чтобы не брать на себя риски, не закупают товары на целый год, а берут его на реализацию. И поэтому цены у нас на целый перечень продуктов повышаются практически одновременно с ценами в столичных супермаркетах. А иногда и раньше, потому что в Москве высокая конкуренция и оптовики не могут столь свободно диктовать свою волю продавцам. А в Норильске продавцы живут, как на подводной лодке, — если товар привёз, его надо реализовать во что бы то ни стало, иначе не будет денег рассчитаться с оптовиками.

Есть ещё и третья причина, по которой растут цены: общий ажиотаж. Некоторые предприниматели повышают цены, так сказать, в общем потоке. Если три рядом стоящих магазина повысят цены, а четвёртый не станет этого делать, то у него первого раскупят товар и он раньше других будет вынужден покупать товар по новым, более высоким, расценкам.

ОТ ОКРАИН ДО МОСКВЫ

Можно сказать, что в этот понедельник до Норильска докатился мировой финансовый кризис. Точнее, у нас проявились его первые симптомы. Отношение к кризису у специалистов неоднозначное. Одни считают, что кризис вызовет серьёзные проблемы: вырастут цены, сократится число рабочих мест и т. д. Другие, наоборот, смотрят в будущее с оптимизмом, утверждая, что всякий кризис — это всего лишь перезагрузка экономики, которая приведёт к дальнейшему развитию малого и среднего бизнеса.

Экономические кризисы случаются постоянно, и каждая экономика, пройдя цикл роста, берёт передышку, чтобы двигаться вперёд с большей скоростью. Правда, во время этой передышки некоторые участники рынка умирают. Этот процесс сегодня уже заметен в сфере строительства, кредитования и на инвестиционном рынке. Стройки сворачиваются, банки прекращают выдавать кредиты, а подавляющее большинство проектов, направленных на развитие и расширение бизнеса, замораживается или вообще сворачивается.

Государство пытается спасти самых крупных игроков на фондовом рынке, выделяя им деньги из Стабфонда. Например, для расчёта по внешним долгам российских компаний на прошлой неделе было выделено 50 миллиардов долларов. В числе первых претендентов на госпомощь — «Роснефть», «ЛУКойл», ТНК–ВР и «Газпром». Это лишь частично решит проблему, потому что общий внешний долг российских компаний сегодня превышает 500 миллиардов долларов.

Банковский сектор тоже нуждается в срочной помощи государства. 1 сентября Банк России опубликовал данные, из которых следует, что российские банки выдали кредитов на три триллиона рублей больше, чем они имеют денег на своих счетах. Российское правительство решило помочь этой проблеме, выделив 950 миллиардов рублей трём крупнейшим банкам страны, которые для российской экономики являются системообразующими, — Сбербанку, Внешторгбанку и Газпромбанку. Все остальные вынуждены решать свои проблемы самостоятельно. Большинство из них сегодня лишь обслуживают текущие платежи, некоторые перестали выдавать деньги с депозитов.

Бизнес в условиях надвигающегося кризиса изменил своё поведение. Если раньше все обсуждали стратегии развития, то теперь все разрабатывают тактику обороны. Деньги стараются тратить только на самое необходимое, чтобы пережить грядущие трудные времена. Многие склоняются к выводу, что эти трудные времена наступят уже в будущем году. Тогда начнут разоряться мелкие фирмы, строившие свой бизнес на многократном перекредитовании. В дальнейшем эти фирмы будут за бесценок скупаться более крупными конкурентами, и вполне возможно, после кризиса мы заметим укрупнение одних фирм за счёт полного исчезновения других.

Кризис в меньше степени коснётся тех, кто работает в сфере, так сказать, «необходимых товаров и услуг» — продуктов питания, коммунальных услуг, энергетики, транспорта, связи и т. д. На всё, что нельзя назвать необходимым, спрос будет снижаться — это, в первую очередь, предметы роскоши, дорогая аппаратура, мебель и т. д. Именно в этих сферах бизнеса эксперты ожидают наибольшие потрясения.

ЧТО ПРЕДПРИНЯТЬ?

Многие уже начали принимать меры по защите от надвигающегося кризиса. Кто–то скупает доллары и евро, кто–то снимает все деньги с банковских счетов. Все ещё очень хорошо помнят ситуацию десятилетней давности, когда мы пережили дефолт. Сегодня вряд ли нам грозит обесценивание рубля (отдельные специалисты, наоборот, предрекают будущей весной обрушение некоторых валют), однако предпринять кое–какие меры всё же стоит.

Все рекомендуемые меры можно уместить в термин «переход в режим экономии». Каждый для себя принимает самостоятельное решение, как именно следует экономить: кто–то откажется от намеченной дорогостоящей покупки, кто–то постарается больше зарабатывать. Второе будет даваться труднее — нынешний кризис обещает лишить работы огромное число людей. Норильска это коснётся в самой малой степени, потому что у нас в городе нет большого количества строек или кредитных организаций.

Тем не менее каждому работающему норильчанину стоит посчитать свою собственную степень риска, оценив рентабельность своего рабочего места. Те, кто работает в сфере производства и даёт реальный, востребованный на рынке продукт, могут чувствовать себя спокойно. Те же, кто занимается «освоением бюджетов», получая зарплату за пребывание в офисе, могут в скором времени получить уведомление о сокращении.

Виталий ТОЛСТОВ

Фото Владимира МАКУШКИНА

До Норильска все процессы, как плохие, так и хорошие, докатываются с большим опозданием, поэтому самые предусмотрительные норильчане сегодня внимательно следят за тем, что происходит в Москве. Мы решили поинтересоваться у бывших норильчан, живущих сегодня в Москве: ощущают ли они в столице финансовый кризис.

Роман Зырянов, бывший норильский предприниматель, сотрудник московского представительства фирмы «Кайзер»:

«Стройки замерли — это сразу стало заметно, потому что обычно там суета, как в муравейниках. А сейчас проезжаешь мимо — тишина. И новые баннеры висят — предлагают новые скидки. У меня друг работает в строительной фирме — говорит, что большинство квартир у них в строящихся домах приобретали банки, которые теперь ищут возможности избавиться от «зависших» активов. Люди квартиры пока не покупают, ждут, что цена поползёт вниз. Застройщики цены не снижают, но вводят всё новые и новые скидки и бонусы, чтобы привлечь покупателя. Начались задержки зарплаты, строителей отправляют в бессрочный отпуск...»

Ирина, студентка из Норильска:

«У нас ходят слухи о том, что скоро всё сильно подорожает и надо сегодня делать покупки. Я недавно купила себе мобильник, пошла в один из магазинов посмотреть, дорожает он или нет. Пока цена стоит прежняя. Может, это продавцы специально народ кошмарят, чтобы лежалый товар разбирали...»

Алексей Д., бывший норильский предприниматель, заместитель директора торгового центра:

«У нас в центре просто обвал. Мы открылись меньше года назад и пока не успели заполнить все торговые площади. Около сорока процентов помещений у нас зарезервировали крупные торговые сети под свои будущие магазины. Теперь мы получаем уведомления о том, что открытие новых магазинов откладывается на неопределённый срок. Кроме того, часть уже работавших магазинов закрылись и собираются съезжать. Нас спасает то, что здание вместе с земельным участком в собственности, поэтому мы пока работаем без убытков. А вот те, кто платит аренду, перепродавая торговые площади, уже хватаются за голову...»

Андрей Игнатов, бывший работник Норильского комбината:

«Так им всем и надо! Сейчас на улицу начнут выбрасывать весь этот офисный планктон. Вы не представляете, сколько в Москве разных непонятных фирм, в которых работают 20–летние мальчики и девочки с зарплатой по 5–7 тысяч долларов. Причём все эти фирмы ничего не производят — через них просто перекачиваются деньги под вывеской всяких представительств и консалтинговых агентств. И все эти якобы топ–менеджеры покупают себе квартиры, машины, дорогие вещи. Отсюда и невероятное число бутиков, автосалонов и сумасшедшие цены на жильё. Теперь этот мыльный пузырь лопнет, и все эти ребята пополнят ряды безработных. Представляю, в каком они шоке будут, — уже успели привыкнуть к шикарной жизни, успели почувствовать себя хозяевами жизни. Даже как–то жалко их...»

22 октября 2008г. в 18:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.