МАУ ИЦ «Норильские новости»

Как плыть по морю, но на самолете, лететь по небу, но

Как плыть по морю, но на самолете, лететь по небу, но

на корабле

Август и сентябрь - время массового возвращения домой. Отпуск закончился, и расслабленный северянин мечтает комфортабельно очутиться дома. Этому призваны помогать все доступные виды транспорта. Лучше всего летать, однако не все любят самолеты, поэтому даже оплаченную дорогу некоторые преодолевают в поездах и на теплоходах. Андрей Булочкин именно из таких.

Он с женой и двумя детьми возвращался из Казахстана. В городе своего детства Андрей сел на проходящий поезд Алма-Ата - Новосибирск. Около полуночи. Как обычно, свободных мест не было. Булочкины к этому уже привыкли и особенно не расстраивались. Маму с младшеньким пристроили на ночь проводники, а Андрею и старшему сыну достались верхние места в одном из купе. По опыту прошлых путешествий они знали, что до утра кто-нибудь сойдет, и можно будет воссоединиться с семьей.

В купе на голой нижней полке при слабом свете ночника Андрей рассмотрел мужика, не подающего признаков жизни. Ни храпа, ни запаха алкоголя. Приложив палец к горлу мужика, Булочкин нащупал пульс. Потом отыскалось и дыхание. Когда устроились на своих местах, появилась сопровождающая мужика дама и сказала, что везет его после операции.

В два ночи снизу раздался дикий рев. Младший Булочкин с перепугу скатился с полки и ударился в бега. Когда немного пришли в себя, поняли, что мужику плохо: действие обезболивающего укола закончилось. Закончились и лекарственные препараты. Дама (она оказалась женой мужика) отправилась за медицинской помощью. Вскоре явились бригадир поезда и милиционер охраны. Выслушав больного, консилиум решил ссадить его на первой же станции. Мужик, естественно, воспротивился. Тогда ему предложили написать расписку, что он отказывается от медицинской помощи. В конце концов выяснилось, что мужик воевал в Афгане, повредил позвоночник, лечился. Поездное начальство вникло в проблемы ветерана, и вскоре тот затих - нашлись нужные лекарства.

Хоть и не выспались, зато утром уже ехали всей семьей в одном купе. На станциях что-нибудь прикупали из фруктов. Даже послеотпускные средства позволяли брать огромные арбузы по десять рублей за каждый. Андрей выбирает железную дорогу из-за станции Рубцовск. Там, по его словам, раков продают - всяких разных. Под холодное пиво, да с чувством, с толком, с расстановкой - хватает до Барнаула.

В Новосибирск приехали рано утром. Там никогда не было проблем с билетами: на восток поезда уходят практически каждый час. Однако в этот раз местные кассы удивили Булочкина отказом. Некоторые красноярцы бродили по вокзалу уже вторые сутки. Андрей организовал небольшой митинг, и вскоре объявили о каком-то дополнительном поезде, который отправлялся в полночь. На всякий случай поговорили с таксистами. Те готовы были ехать в Красноярск немедленно - за пять тысяч рублей. При купейных билетах за 150. Оставалось ждать.

В это время у касс появились молодцы в майках, с цепями на крутых шеях. Они предлагали билеты на любой поезд, в любом количестве - с двойной переплатой. Андрей задумался и понял, что от пассажиров скрывают информацию. Борец за свои права, он отправился по местным МПСовским начальникам. Они не были знакомы с Булочкиным, поэтому сначала пытались отговориться, посылая его друг к другу. Часа через три они осознали свою ошибку, и Андрей узнал, что в подвальном помещении вокзала находится фирма "Сервис-центр", в которой свободно продаются билеты на все виды транспорта. За услуги фирма берет от 15 до 30 рублей. О ней все знают, но молчат. Все-таки неудобно - в кассах нет билетов, а там есть.

Андрей добрался до пустующего окошка кассы "Сервис-центра" за полчаса до отправления фирменного поезда Новосибирск-Красноярск. Места были, но продажа билетов по железнодорожным правилам заканчивается за час до прощания со станцией. Булочкина отправили к руководству вокзала, и он рванул к начальнику смены. Когда тот увидел таймырского борца за справедливость, то сразу все понял и, забыв все инструкции, выписал разрешение на продажу билета. За оставшееся время нужно еще было сдать старые билеты и получить в камере хранения 25 мест багажа. Там была приличная очередь, однако толпа как-то сразу все поняла и молча расступилась. Андрей успел, задержав поезд всего на пять минут. Обе конфликтующие стороны были несказанно рады, и неизвестно, кто больше.

В Красноярск прибыли за двое суток до отправления теплохода в Дудинку. В родной гостинице "Север" семье отказали. Андрей понял, что там любят только свежих отпускников, и устроился на речном вокзале. Там на борту одного из теплоходов создали плавучую гостиницу. Утром Булочкин отправился выкупать билеты, которые он заказал еще в начале лета. Он думал, что уж тут-то проблем не будет - за каждую бронь он заплатил несколько месяцев назад и имел на руках квитанции. Семья хотела ехать либо в люксе, либо в каютах первого класса.

В кассе Андрею сказали, что Булочкиных нет ни в одном списке, и послали по нужному адресу. Он туда и отправился. Вскоре в коридорах пароходства он разыскал служащую, с которой общался по телефону при бронировании билетов и которой он отправлял деньги за услуги. После короткого разговора дама вспомнила Андрея (интересно, что бы было, если б она его не вспомнила), нашла нужные списки и начала улыбаться посетителю. Она еще не знала, что на Булочкина это не действует, поэтому ей пришлось признаться, что заказанный люкс отдали писателю Астафьеву. Тот ехал в Игарку с питерскими журналистами для съемок нового фильма.

Андрей продолжал демонстрировать недоумение и непонимание. Даму это почему-то удивило, и она уже прямо сказала, что про Булочкиных забыли - что ж делать, бывает. Она предложила подождать до следующего теплохода, либо ехать в каюте второго класса, которая похожа на вагонное купе. За несколько дней путешествия любимый вид транспорта уже успел надоесть, и Андрей продолжал игнорировать улыбки собеседницы. В конце концов их поселили в первом классе - отобрали у кого-то другого, более сговорчивого.

Теплоходы отплывают из Красноярска в восемь утра, а пассажиров начинают запускать с восьми вечера - чтобы успеть принять весь коммерческий груз. В тот день судно подошло к причалу на два часа позже. Любопытному Андрею сказали, что экипаж что-то где-то отмечал. Утром толпа высыпала на палубы для прощания с Красноярском. Однако проводы превратились во встречу с писателем Астафьевым. Сначала его ждали вместе с журналистами, потом они долго не отпускали своего знаменитого земляка. С Астафьевым продолжали общаться и на борту. К нему приставали с вопросами либо очень начитанные, либо очень пьяные. Питерские журналисты выскакивали на каждой станции, где их каждый раз приходилось разыскивать, надрывая сигнальную трубу.

Общался с писателем и Андрей, правда, не помнит об этом. Он встретил на судне знакомых и рассказал им, что из-за Астафьева у него отобрали люкс. Пока пили водку в ресторане, мужики решили, что Булочкину надо пойти к писателю на разборки. Они спели про комиссаров, которые что-то делают в кабинетах с "нашими девочками", и начали подталкивать Андрея к выходу. Потом что-то было, но до мордобоя не дошло - почитатели и близко компанию не подпустили. Приятель Серега, когда протрезвел, перестал пить и затосковал. "В приличной жизни" он от спиртного отказывается, а тут ехал без жены. Их "общение" с писателем запечатлели журналисты, и Серега боялся, что жена увидит его в фильме - такой скандал. Он порывался сойти с ними в Игарке и просить, чтобы его "стерли из фильма".

Хорошо шли в Дудинку, полноценно общаясь и отдыхая. На станциях предлагали сметану, молоко и рыбу. Ее можно было купить и у рыбаков, которые подходили к судну у каждой промысловой точки. Пришвартовались к встречному пассажирскому теплоходу. С Таймыра куда-то ехала молодежь, которая уже к половине пути опустошила кладовые ресторана - пришлось делиться.

На борту было много фруктов и овощей. Каждое судно в Дудинку используется коммерсантами для отправки зелени на Таймыр. На каждой палубе под окнами кают стояли ящики. Они ехали практически без охраны, за ними приглядывали экипаж и один сопровождающий. Просили присмотреть за грузом и пассажиров. Андрей сразу понял, что за охранные услуги он обеспечит семью виноградом в течение всего рейса.

Всем было хорошо, не повезло только одному из мешков с капустой. Кто-то из пассажиров переругался с женой и в сердцах выбросил его за борт. Жену пожалел. Ящики с фруктами благополучно ехали до Потапова. Дело было ночью, на борт попало около полутора десятков подростков, и вскоре по всему теплоходу затрещали ящики. Новым пассажирам потребовалась закуска и витамины. Сначала все засуетились, но потом успокоились: одних утихомирила усталость, других - водка... Через несколько часов показалась Дудинка. Приплыли.

Н. ЕФИМОВ.

Рис. Мих. Ларичева.


6 сентября 1999г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.