МАУ ИЦ «Норильские новости»

Обложили

Обложили

Здравствуйте, уважаемая редакция!

Как всегда, последняя надежда на вас, так как у нас уже, похоже, нет ни КЗоТа, ни профсоюза.

Мы, слесари-ремонтники цеха ремонта горного оборудования (ЦРГО), работаем в Талнахском участке "Стальмехмонтаж" (раньше назывались "Стройкомплект". Зарплата у нас и так копеечная, а тут у нас вдруг новшество вводят: за ту же зарплату работать не 8 часов, а 12, и заставляют писать заявления, а в них указывать "с одноразовой оплатой". Что это значит, никто не объясняет, но говорят, если не напишешь - уволят. А доплачивать за эти часы будут только в случае, если план выполним на 130% (!!).

Самое обидное, что мы иногда и при восьмичасовом рабочем дне не всегда загружены целый день (занимаемся уборкой цеха), так как вечно чего-то нет, то бетона, то металла. Поэтому просим - помогите спастись от беспредела. Подписываться - страшно. Потому что страшно остаться и без такой работы.

От редакции. Письма без подписи в редакционной почте встречаются сегодня не так уж редко. Такие времена на дворе. Никто не хочет портить отношения с работодателем. Но мы надеемся, что вопросы рабочих ЦРГО не останутся без внимания, найдется кому прокомментировать их на страницах "ЗП". В подтверждение открытости производственной политики в НПР, о которой так много говорят.


Мать-одиночка оказалась в безвыходной ситуации. Без работы. С записью в трудовой книжке, которая привела ее на больничную койку...

ФАКТ И КОММЕНТАРИЙ

От сумы до суда

Маленького человека может обидеть каждый. Особенно если ты большой начальник и на этого самого маленького человека имеешь возможность надавить, не считаясь с его законными правами. А какие права могут быть, скажите, у подчиненного, сторожа, например? Значит, "ату его"! И статью 33-ю в трудовую книжку вдогонку!

Уважаемый читатель, может, удивится, причем здесь сторож, если мы все равны перед произволом зарвавшихся от безнаказанности руководителей всех мастей? Но именно о стороже Фарии Тимирязовне Бурангуловой, работнице Норильского хлебозавода, конституционные и трудовые права которой были грубо попраны, я хочу поведать в этой небольшой статье.

Для маленького человека все хождения по мукам в итоге закончились относительно благоприятно. Но только благодаря справедливому отношению судей и норильских профсоюзов.

А дело было так. Работала в ООО "Хлебозавод" мать-одиночка, у которой на руках трое детей - пяти, шести и 12 лет. Работала с 1988 года, а в начале этого года была переведена сторожем службы охраны на данном производстве.

Получала скромную, можно сказать, смешную зарплату, которой едва хватало прокормить не избалованную деликатесами детвору. А ее взяли и под надуманным предлогом выкинули вон за ворота предприятия, лишив маленьких детей последнего куска хлеба. Кончилось тем, что молодую женщину успешно и методично довели до полного отчаяния, когда ей впору было на себя руки наложить.

Впрочем, все по порядку. 18 октября 1998 года у Фарии Тимирязовны был день рождения, она дежурила в охране в ночную смену, и к ней подкатил начальник охраны хлебозавода Нестеренко и потребовал выложить денежки на кон и прикупить спиртное, дабы отпраздновать ее же именины. Фария отнекивалась, но под нажимом пьяного руководителя водку все же приобрела. А как поспоришь с грубым и пьяным мужиком, к тому же прямым начальником, - себе ведь дороже выйдет. Вот так и отпраздновала сторож Бурангулова свой день рождения со слезами на глазах! А наутро случилось странное.

На предприятии в ту ночь неизвестно куда исчезла крупная сумма денег. Начальник охраны Нестеренко и еще один работник были незамедлительно уволены, а Фарии Бурангуловой, зная, что как мать-одиночка ее уволить по закону невозможно, предложили написать заявление по собственному желанию.

Естественно, Фария Тимирязовна этому воспротивилась, чем вызвала уже нешуточный гнев руководства. Ее немедленно распорядились перевести в цех хлебозавода на нелегкую работу выбивальщицы, мотивируя это производственной необходимостью. Через месяц, 5 декабря, чтобы окончательно сломить волю упорствующей женщины, на прежнее место работы, т.е. на внутренний пост, ее не вернули, а выкинули на мороз, приказав охранять территорию хлебозавода.

Перед работой Ф. Бурангуловой предложили поставить подпись о прохождении инструктажа по техбезопасности (который, кстати, она прошла). Но поскольку в журнале не было соответствующей записи, что она возвращена на прежнее место работы, то вполне законно женщина расписаться в журнале отказалась. Ее тут же отстранили от охраны объектов и затем через пару дней, 7 декабря, влепили строгий выговор. И в тот же день объявили (еще один!) строгий выговор!

А дальше начинается ну уж совсем непристойное выдавливание неугодного сторожа с предприятия.

Отстранить-то Фарию от охраны территории отстранили, но она продолжала ежедневно выходить на службу. И работала!

Но в период с 15 по 23 декабря простудившаяся на работе женщина была вынуждена уйти на больничный. Велико же было ее удивление, когда, вернувшись 24 декабря на работу, увидела свеженький приказ о своем... увольнении от 23 декабря. За неисполнение служебных обязанностей. Ошеломленная таким "наездом", Фария обратилась в профком и непосредственно к директору ООО "Хлебозавод" Игорю Кузнецову с настойчивой просьбой объяснить, за что ее так сурово и быстро наказали. Но не достучалась она до сердца руководителя, хотя профком предприятия популярно разъяснил И. Кузнецову, что уволили Ф. Бурангулову абсолютно незаконно, так как приказ издан без каких-либо нарушений по службе с ее стороны. Причем в тот день она была на больничном! Кроме того, Ф. Бурангулова мать-одиночка.

Вот такие, братцы, фокусы с законом устроил начальник. И что вы думаете, Кузнецов признал затем свою неправоту? Как бы не так!

Заведомо зная, что поступает незаконно, он упрямо решил не уступать ни пяди, хотя многие юристы призывали его опомниться и принять разумное решение - восстановить человека на работе по закону. Бесполезно.

От всех этих передряг Фария Тимирязовна серьезно заболела, в помраченном сознании часами и сутками бродила по городу, периодически навещая высокие инстанции, где жаловалась на неправедное и быстрое на расправу руководство хлебозавода. На то, что дети у нее, безработной, умирают с голоду. Кстати, так оно и было. Когда сумерки поселились в душе бедной женщины, она потеряла не только рассудок, но и память, и трое крох были брошены на произвол судьбы. Их содержанием почти полгода занимались абсолютно посторонние люди. А кормилицу-маму в это время в депрессивном состоянии положили в стационар норильского психдиспансера, где она пролечилась около двух месяцев (в январе-марте) и более 10 дней в апреле.

Впоследствии народный суд Норильска под председательством Т. Соловьевой установит, что Ф. Бурангулова, не обращавшаяся ранее к помощи психиатров, пребывая в достаточно молодом возрасте, была вынуждена пройти курс лечения по вине руководителей хлебозавода, которые, удовлетворяя свои амбиции, СОЗНАТЕЛЬНО попирали законные права человека и шли на явное нарушение статей трудового законодательства. Грубо говоря, СОЗНАТЕЛЬНО сделали человека больным.

На суде представитель ответчика, т.е. директора предприятия Кузнецова, пытался вылить мутные потоки грязи на уволенную незаконно работницу. Утверждали, что она якобы лечилась в ПНД от алкоголизма. Что никто не причинял ей моральных страданий, уволив с работы. Что нехорошим поведением Бурангулова способствовала своему увольнению. И даже высказался в том духе, что сторож Ф. Бурангулова причастна к краже денег на предприятии, хотя, как выяснилось в суде, после возбуждения уголовного дела по этому факту, она не являлась даже подозреваемой!

В общем, сделали все возможное, чтобы окончательно с помощью домыслов и инсинуаций затоптать человека прямо в зале суда. Судьи, изучив обстоятельства увольнения, не приняли во внимание все эти измышления и решили: Бурангулову Фарию Тимирязовну восстановить на работе в ООО "Хлебозавод" в должности сторожа первой категории и взыскать за вынужденный прогул за период с 23 декабря 1998 г. и по 18 июня 1999 года включительно оплату труда в полном размере. И взыскать с ответчика в пользу истицы в счет компенсации морального вреда 10 тыс. рублей, а также госпошлину. Решение суда в части восстановления на работу подлежало немедленному исполнению.

Вот так с помощью суда пострадавший от самодурства начальников человек был возвращен на работу. Кстати, с этим решением категорически не согласился главный ответчик - директор пищевого предприятия Игорь Кузнецов и немедленно направил кассационную жалобу в краевой суд, излагая все те же необоснованные аргументы и измышления, что приводились против истицы Ф. Бурангуловой его представителями в местном нарсуде. Но краевой суд оставил жалобу И. Кузнецова без удовлетворения.

Вот такая грустная история с хорошим концом.

Жаль только, что у нас в Норильском промрайоне беззаконие и попрание прав простых людей процветает. Местный суд буквально задыхается от сотен гражданских исков к тому или иному руководителю, которые плюют на Конституцию, права граждан, трудовой кодекс. Вот только себя, любимых, не любят давать в обиду и деток своих, а также других родственников. Но об этом в следующий раз.

П. ПАЩЕНКО.


15 октября 1999г. в 16:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.