МАУ ИЦ «Норильские новости»

НЭП на комбинате: год второй...

НЭП на комбинате: год второй...

(Продолжение. Начало на стр. 1.)

ПРОИЗВОДСТВО

Пять лет назад комбинат начал жить по новым правилам: акционерное общество, зависимость от мирового рынка цветных металлов, от всплесков и падений на фондовых биржах... При том что и организация производства, и отношения между работниками и работодателями, и вообще вся идеология хозяйствования были унаследованы если не от планово-социалистического, то - еще хуже - митингово-демократического периода. Считалось, что стоит поставить перед названием комбината "АО" - и все чудесным образом изменится.

Кризис на мировом рынке цветных металлов отрезвил горячие головы: стало понятно, что нельзя жить в капиталистическом обществе и быть свободным от его, общества, законов. Пожалуй, только за последние полтора года наконец-то произошел - не столько на уровне руководства комбината, сколько в массовом сознании - главный мировоззренческий сдвиг: никто не даст нам избавленья - ни царь, ни Дума, ни министр. Все сами, только сами. Помните, сколько слезных петиций посылалось, сколько делегаций ездило в столицу еще два года назад? Теперь ситуация изменилась - комбинат работает и помогает себе, не надеясь ни на московских чиновников, ни на валютный фонд. А поскольку задача комбината - добывать руду и получать из нее металл - то и о преимуществах нового мировоззрения лучше всего судить по цифрам прироста выпуска продукции.

Итак, за последние полтора года добыча руды выросла на семь с половиной процентов. На 11% больше стало выплавляться меди, на 18 - никеля. Кобальта стали производить больше на ТРЕТЬ! (37%). Металлов платиновой группы - на 15%. Убедительные показатели?

Законы экономики суровы - нельзя произвести больше, чем позволяют людские ресурсы и производственные мощности. Старый трактор с неопытным трактористом вспашет неглубокую и неширокую борозду. Чтобы было лучше и шире, надо заменить трактор более лучшим, найти толкового тракториста. Надо убедить его в том, что если он изучит своего железного коня до винтика, если научится его ремонтировать, ему не надо будет делиться с механиком, бригадиром, нормировщиком. Надо платить ему больше - появится материальная заинтересованность.

Ничего, как видите, нового. Еще древнеримские экономисты на опыте работы своих латифундий знали: повышение заинтересованности в результатах труда влечет улучшение качества работы, производительности, рентабельности и т.д. Союз труда и капитала полезен и труду, и капиталу - читайте об этом у Энгельса (который был не только социалистом, но и создал первую в Европе крупную финансово-промышленную группу). Тракторист, который видит поле дальше своей борозды - это уже другой человек, с другим отношением к работе и жизни. Профессионал.

Подобные процессы сейчас вовсю идут на комбинате - за последние полтора года производительность труда здесь выросла на треть (32,3%). За счет - подчеркнем - снижения внутренних затрат, высвобождения численности, экономии ресурсов, сокращения расходов, финансируемых из прибыли (пример: меньше стали запасать впрок - понадобилось меньше кладовщиков). Прибыль, кстати, тоже выросла - на 1,2 миллиарда рублей в ценах 1996 года. А не случись кризиса на рынке цветных металлов - прирост прибыли был бы еще выше: только предполагаемые прямые потери прибыли комбината от кризиса - больше трех миллиардов! Сосчитайте сами.

Наверно, не стоит упускать из виду еще один фактор роста производительности - моральный. Последние полтора года люди избавлены от нервотрепки - выдадут им заработанные деньги или придется выдавливать их с помощью забастовок и чрезвычайных профсоюзных конференций. Зарплата по комбинату хоть и медленно, но растет. Не менее важно - ее выплачивают регулярно. В России, вы это и без нас знаете, не так много промышленных предприятий, которые худо-бедно работают. Еще меньше тех, которые работают и приносят прибыль. Еще меньше - которые работают, приносят прибыль и платят рабочим зарплату. И, наконец, считанные единицы - которые работают, приносят прибыль, платят зарплату и делают это регулярно. В случае с Норильским комбинатом следует добавить еще и уточнение "...в условиях жесточайшего финансового кризиса в стране и отраслевого потребительского кризиса на рынке цветных металлов".

Ну, с кризисом в стране все ясно - это системный кризис, за который большое "спасибо" правительтсву, вкладывавшему деньги не в реальный сектор экономики, а в восстановление Чечни или выборы. Кризис на рынке цветных металлов - это уже касается непосредственно комбината. Слишком много о "никелевом" кризисе сказано, и повторяться не хочется. Кризис завтра не закончится, слишком многие обстоятельства способствуют тому, чтобы пасмурная погода на мировом никелевом рынке продержалась еще год-полтора.

Кризис - это болезнь. От болезни, как известно, слабые загибаются, здоровые крепчают. "Норильский никель" даже при обилии внутренних болячек - один из самых "здоровых" на мировом рынке никеля. Он скорее всего сможет сохранить объемы производства (и нарастить, чтобы успеть занять место, когда с рынка уйдут разорившиеся производители). Он сумеет удержаться на плаву. И, наконец, он делает многое, чтобы, как сейчас говорится, "приспособиться к новым условиям".

Если бы комбинат жил только за счет выпуска никеля, положение было бы гораздо серьезнее (как, например, у умирающего "Североникеля"). Позиции Норильского комбината в этом отношении уникальны - он выпускает и кобальт, и платиноиды (чья конъюнктура на рынке весьма благоприятна). Но это еще не повод для самообольщения: "новые условия" предполагают изменение отношения ко многим экономическим категориям, которых раньше попросту не замечали. Например, к себестоимости товарной продукции.

Битва за снижение себестоимости на комбинате объявлена не вчера и приносит первые результаты. Два года назад норильский никель обходился по затратам на 8% дороже (себестоимость снижена на до 92% от уровня 1996 года), кобальтовая технология "подешевела" на пять процентов, а медная - на все 17! К слову, до сих пор производство тонны никеля в заполярном Норильске по сей день обходится дешевле, чем в канадской "Инко" (6,37 в прошлом году против норильских 5,75). И это еще не предел - если бы комбинат не нес расходов по содержанию громоздкой социальной сферы, норильский никель обходился бы комбинату баснословно дешево - 4,48! Это гораздо ниже самого "дешевого" до сих пор никелевого производителя в мире - компании "Фальконбридж" (себестоимость производства никеля которого сегодня составляет 5,72).

НАЛОГИ

Технология технологией, а представьте, как бы складывались отношения комбината с региональными и федеральными властями, если бы эти власти не получали бы от комбината ни копейки денег в свои бюджеты. Представить это, впрочем, нетрудно: давно ли налоговая полиция арестовывала в порту металл на отгрузке. А налоги - это такая коварная цепочка, где в начале - неплательщики налогов, а в конце - бастующие учителя и голодающие милиционеры. А отсюда - социальная напряженность, а отсюда - всплеск политического радикализма, да и вообще ничего хорошего (например, то, что в 95-м на парламентских выборах в стране победили коммунисты, наверняка связано с обвальными налоговыми неплатежами - никогда не задумывались, как?)

Комбинат стал законопослушным налогоплательщиком - и клубок проблем, намотавшийся в свое время из-за того, что комбинат не платил налоги, постепенно разматывается: у бюджетников претензий к комбинату нет, у налоговиков появляется больше времени, чтобы заниматься другими налоговыми должниками (коммерсантами, например), у комбината появляется возможность спокойно планировать налоги (кстати, и само понятие налогового планирования и соответствующее управление появилось на комбинате совсем недавно) и больше внимания уделять другим статьям расходной части своего бюджета. Удобно.

Вот, кстати, несколько цифр (они известны): в 96-м в бюджеты всех уровней комбинатом была уплачена только половина требуемых налогов. Спустя год, в 97-м: 280% (!) в федеральный бюджет (с учетом погашения - постепенного - задолженностей), 165% - в краевой и 105 - в городской.

Разумеется, долги комбината налоговыми недоимками не исчерпываются: есть еще долги перед внебюджетными фондами, перед партнерами, поставщиками. Не секрет, что финансовые операции осуществляются через ссудный счет РАО - счета комбината арестованы с 94-го года, и сумма долга, которая на нем висит, велика.

Но с главным кредитором - с государством - комбинат рассчитался. И теперь имеет право, во-первых, требовать более лояльного к себе отношения, а во-вторых - с ним теперь охотнее договариваются о рассрочке долгов и пеней за просрочку платежей. Больше доверяют. За последний год подписано немало соглашений о реструктуризации долгов комбината. Многие до сих пор не понимают, что это такое, а это всего лишь "растяжка" по времени возврата долга. Стали бы с комбинатом вести переговоры о реструктуризации его долгов, если бы вообще не надеялись вернуть их?

Чего стоит хотя бы подписанный осенью прошлого года договор с Пенсионным фондом о ДЕСЯТИЛЕТНЕЙ рассрочке по выплате комбинатом долгов по платежам и пеням. Если даже такие капризные кредиторы, как основные внебюджетные фонды, согласны терпеть десять лет - значит, они как минимум уверены, что свою платежеспособность комбинат сохранит и в 2007 году.

РАСХОДЫ И ДОХОДЫ

Налоги - весомая, но отнюдь не единственная статья расходов. А капиталистическое благополучие комбината будет зависить не только от того, как он сумеет увеличить доходы, сколько от того, насколько эффективно он сможет сокращать внутренние расходы. Названия этому могут быть разные - "разумное хозяйствование", "жить по средствам", суть одна.

На заводах канадской компании "Инко", сопоставимой по объемам производства с Норильским комбинатом, работает В ДВАДЦАТЬ раз меньше народу. Шесть с половиной тысяч технологического и обслуживающего персонала. Другая, более эффективная технология. Маленький управленческий аппарат. И при этом - главное отличие : "Инко" работает только на себя, никто не заставляет ее переселять своих пенсионеров на юг Канады или, допустим, менять трубы отопления в домах города Садбери. Потому условия работы там - несравнимы с комбинатскими, численность, зарплаты и отпуска разумно отрегулированы, и даже остаются деньги, которые можно потратить "для души": например, купить, привезти и заново высадить (рекультивировать) весь выжженный газом кустарник.

Сокращение внутренних расходов комбината - тема, конечно, очень болезненная. Сокращение расходов - это избавление от лишней численности (денег нет!), модернизация производства (денег нет!), оптимизация управления и, наконец, вопрос вопросов - социальная сфера. Прибавьте к этому то, что комбинат - практически единственный крупный работодатель в регионе, что рынок труда в Норильске замкнут и ограничен, что комбинат просто ВЫНУЖДЕН содержать и обслуживать жилфонд.

И что государство, каждый сотый рубль в бюджете которого заработан в Норильске, хорошо устроилось, переложив на комбинат выполнение своих обязательств. Пример: комбинат платит своим работникам "полярки", теряя на этих выплатах миллиарды. И никак не может убедить правительство, что "полярки" - это по его части, оно эти законы придумало, вот пусть и платит. Перечислять проблемы, впрочем, можно долго. Хотя уже перечисленного достаточно, чтобы благополучный канадский менеджер, столкнувшись с таким нагромождением вопросов, пошел и утопился в расплаве.

Какие-то из этих проблем потихоньку решаются: заключаются договоры с риэлтерскими фирмами о покупке готового жилья для ветеранов (кстати, большая часть средств, собранных по "народному кредиту", пойдет именно на переселение); прорабатываются схемы рационального перераспределения рабочей силы внутри комбината; сокращаются затраты на содержание жилфонда - при сохранении качества работ и т.д. Даже в такой вроде бы мелочи, как трудоустройство норильчан, отслуживших в армии, все учтено - во-первых, приток молодежи - это "омоложение" комбината, во-вторых, подавляющая часть молодых - коренные норильчане, у которых и отношение к комбинату иное, чем у приезжих. Всего за 18 месяцев на переделы комбината пришло работать 950 норильских "дембилей".

Вообще же многое изменилось за последнее время - надо просто внимательно следить за этими изменениями. Работники комбината могут купить авиабилет вдвое дешевле, их дети отправляются в летние лагеря по очень льготным путевкам, налажена (даже при острой нехватке средств) выплата компенсаций выезжающим, ветеранов-металлургов возят на отдых в Испанию...

Кстати, очень важный штрих - возобновилось присвоение званий "Ветеран комбината" и "Кадровый работник комбината" - на чужой взгляд, вроде бы ерунда, званием не пообедаешь, а между тем это серьезная и глубокая инициатива. Моральное поощрение, доска почета, передовая бригада не менее важны, чем зарплата вовремя. Работники комбината начинают понимать, что не хлебом единым, что есть в нашей жизни (они и раньше были, но мы как-то забывали) понятия трудовой доблести, рабочей гордости, уважения к мастерам своего дела. От трескучих лозунгов о повышении ответственности наметился переход к осознанию простых истин - что труд тоже может дарить радость, что все мы в одной лодке, и что никто пути пройденного у нас не отберет.

Здесь, собственно, есть смысл вернуться к тому, с чего начали - к "народному кредиту". Еще будет повод порассуждать о его экономической выгоде. Обязательно вернемся к этой теме.

Не будем молчать и о том, как мелкие комбинатские начальники постарались из этого начинания извлечь личную карьерную пользу. Дня не проходит, чтобы в редакцию не звонили работники комбината - их буквально силком запихивают в "кредиторы". Как говорят в армии, "субботник у нас - дело добровольное, а не так, что хочешь участвуешь, а хочешь - нет". Это большая проблема определенной части комбинатского чиновничества - отсутствие масла в голове при избытке гибкости в позвоночнике. И об этом мы обязательно расскажем.

Пока же мы попытались сделать небольшой анализ того, как менялась ситуация на комбинате - зарплатная, налоговая, производственная - за последние месяцы. Ведь "народный кредит" - это впервые за всю историю комбината, и не случайно, что появился он именно сейчас, когда можно подвести промежуточные итоги новой экономической политики на комбинате и вне его. Понятие "кредит" в данном случае подразумевает, как нам кажется, не только и не столько деньги, сколько нематериальные, но весомые категории - кредит доверия, кредит уважения... Наконец, кредит моральной поддержки друг друга в не самые приятные для комбината времена.

Владислав ТОЛСТОВ.


23 июля 1998г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.