МАУ ИЦ «Норильские новости»

Айкидока превращает силу соперника в его же слабость

Айкидока превращает силу соперника в его же слабость

1 августа Сергей Кириенко отметил 100 дней своего премьерства. Начав как глава правительства технократов, сегодня он уже стал политиком. А через пару лет, как ни фантастично это прозвучит, вполне может стать президентом.

Кстати, Сергей Кириенко выполнил обещание, данное еще Черномырдиным, - посетил Японию. В официальной части визита председателя правительства РФ был подписан блок соглашений, обговорены планы дальнейшего сотрудничества, намечены совместные проекты. В беседах с самыми высокими лицами Кириенко объяснил, что у России стабильный курс и она стоит инвестиций...

В неофициальной части визита Кириенко посетил центр айкидо - Школу Уэсиба. Айкидо - его давнее увлечение, еще со времен Нижнего Новгорода. Считается, что это самый миролюбивый вид единоборств. Принцип айкидо - защищая себя, ничего особенного не делать, а лишь использовать в собственных целях энергию нападающего. Поэтому айкидоки не боятся более сильных противников. Они их силу превращают в их же слабость. Умно придумано!

"Огонек".


ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Российский царь Мидас: или реформы, или диктатура

Ведущая итальянская газета "Стампа" совсем недавно опубликовала эксклюзивное интервью президента "Интерроса" Владимира Потанина. В этом интервью, в частности, говорится (обратный перевод с итальянского):

Вопрос. Говоря о вас, американский журнал "Форбс" использовал термин "олигарх", который сейчас имеет большое хождение в России. Существуют ли в вашей стране действительно олигархи? Сколько их? Что им надо? Понимают ли они, что происходит? Есть ли у них стратегия?

Ответ. Как говорил один античный философ: "Прежде чем спорить, договоримся о терминах". С классической точки зрения, олигархия - система правления ограниченного круга семей. Это определение не соответствует нынешней российской обстановке. Если мы под олигархом понимаем крупного предпринимателя, который оказывает влияние на экономику и политику, тогда я скажу, что олигархи существуют. Впрочем, в России капитал всегда был очень концентрирован. Даже до революции богатых людей было мало. В советское время были созданы гиганты разного плана, естественные или искусственные монополии. Очевидно, что с переходом к рынку осталась тенденция к монополизму, когда 10-15 крупных бизнесменов контролируют половину ВВП. В некотором смысле такое положение продиктовано историей. Все ведущие российские предприниматели - крупные личности. У них, конечно же, есть стратегические линии, различающиеся между собой. Например, наша группа стремится стать хорошей корпорацией в западном смысле слова. "Газпром" более консервативен. Он больше похож на министерство.

Мы очень диверсифицированы: нефть, банки, телекоммуникации, металлургия. Группа Ходорковского, "ЛУКОЙЛ" Алекперова специализируются на нефти. У каждого свое видение бизнеса, России и мира. У нас разные интересы, и мы используем различные методы. Основное различие между нами - отношения с властью. Некоторые - Чубайс, Фридман, я сам - хотят ясных и прозрачных отношений, которые могут быть поняты обществом, будь то советы в рамках консалтинга или другие аспекты. То есть бизнес не должен заменять собой власть. Если предприниматель считает себя способным выполнять властные функции, тогда пусть входит в правительство, добивается избрания в Думу.

Вопрос. Вы намекаете на Березовского, который пошел в политику...

Ответ. Видите ли, в этом плане наши взгляды не совпадают. Березовский - отличный стратег и сильный политик, который предусматривает возможность влиять на власть извне и изнутри. Я - за четкое разделение: власть - это власть, бизнес - это бизнес. Предприниматели могут давать советы, рекомендации, образовывать лобби, делать это цивилизованным способом. Но они не могут принимать решения и навязывать их власти. В этом же смысле ошибочно не налаживать сотрудничество между бизнесом и властью. (...) Частные эксперты играют ключевую роль в урегулировании налогового и социального кризиса, проблемы цен, снижения объемов неплатежей по зарплате и так далее. Однако я думаю, что крупные предприниматели, оказывая, безусловно, большое влияние, не должны становиться теневым правительством. Трудно считать их настоящими хозяевами страны. Невзирая ни на что, власть в России находится в руках президента, играют свою роль правительство и Дума.

Вопрос. Глобализация развивается стремительными темпами. Думаете ли вы, что нынешний российский финансовый кризис связан с внешними факторами или же основные причины лежат во внутренней сфере?

Ответ. Роль азиатского и мирового финансового кризиса велика, но не думаю, что именно это сыграло решающую роль. Этот кризис стал детонатором, но не бомбой. Годами мы принимали нереальные, ужасные бюджеты. По этой причине значительная часть экономики пошла ко дну.

Вопрос. Вы поддерживаете нынешнюю антикризисную программу правительства?

Ответ. Это хороший план, но при соблюдении ряда условий. Надо заставить платить налоги, но необходимо реформировать налоговую систему, сместив налогообложение с производства на потребление. Надо снизить цены и тарифы естественных монополий для стимулирования производства. В конце концов, государство должно прекратить не платить по собственным долгам. Государственный долг должен быть реструктурирован и переведен в ценные бумаги. Больные предприятия следует обанкротить, иначе обанкротится страна. Я спрашиваю себя, в какой степени правительство и президент удержат эту линию?

Вопрос. Социальная обстановка действительно серьезна?

Ответ. Именно так.

Вопрос. Следовательно, еще больше сокращать расходы означает перейти границу терпимого?

Ответ. Да, такая угроза существует. Надо изменить систему социальной защиты. Сейчас впустую тратится почти 20 процентов бюджета. Десятки миллионов человек получают разные субсидии, тогда как надо помогать только тем, кто в этом действительно нуждается. Времени мало. Но одно из качеств русского народа - терпение. Я иногда сам удивляюсь: как люди могут терпеть все, что с ними делает власть?

Вопрос. Терпение может кончиться?

Ответ. Российское общество очень инертно, пока его не спровоцируют. Сейчас мы его провоцируем. Мы должны сделать что-то положительное, но при этом перестать давать пустые обещания.

Вопрос. Новая президентская кампания уже идет, участвуют четыре кандидата плюс один: Лужков, Лебедь, Черномырдин, Зюганов. Плюс, естественно, Борис Ельцин.

Ответ. Если Ельцин выставит свою кандидатуру на третий срок, обстановка будет сложной. Конечно, многие его поддержат. Некоторые думают, что Россия нуждается в новом лидере, который обеспечит определенную преемственность. Если Ельцин будет снова баллотироваться, он сделает трудной жизнь такого нового лидера.

Вопрос. Могут ли коммунисты отказаться от поддержки Зюганова в пользу некоммунистического кандидата? Например, Черномырдина?

Ответ. Коммунистам не хватает только харизматического лидера. Все остальное у них есть: огромная социальная база, стабильные избиратели. Черномырдин не харизматичнее Зюганова. Если же они сделают ставку на Лужкова или Лебедя, расстановка сил сразу изменится. Такого рода кандидат способен победить.

Вопрос. Вас, кажется, не очень заботит исход выборов. Следовательно, вы не видите угрозы смены системы?

Ответ. Если экономическое положение удастся выправить, 2000 год не будет представлять проблемы. Если этого не произойдет, то решение не будет откладываться до 2000 года и обстановка станет непредсказуемой. Все будет возможно, в том числе диктатура. Мне даже трудно себе представить, что может произойти.


3 августа 1998г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.