МАУ ИЦ «Норильские новости»

Почему Александрович рвется в Нью-Йорк

Почему Александрович рвется в Нью-Йорк

Спросите любого школьника, зачем он живет на этой планете. И он вам почти без запинки ответит: "Чтобы оставить на Земле свой след." Планета наша в результате покрывается самыми разными следами. Чей-то робко и незаметно теряется еще при жизни. Чей-то ведет через бурелом, но утыкается в конце концов в непроходимое болото. Чей-то ухожен и утоптан, но извилист - тропинка обходит все явные и воображаемые препятствия. Таких же, чей жизненный след похож на автобан европейского стандарта, немного. Им в этой жизни, пожалуй, тяжелее всего, поскольку, прокладывая свой путь, приходится ломать устоявшийся рельеф, подчинять себе многочисленные стежки-дорожки, заставлять работать на свой успех других людей.

Лазарь Александрович в нашем городе более чем известен. Его любят и ненавидят, его боготворят и боятся, ему льстят и завидуют. Его фамилия вызывает у норильчан весьма неоднозначную реакцию. И вместе с тем Лазарь Израилевич остается одним из самых доступных местных руководителей. Он открыт для журналистов, легко отвечает на самые неприятные (точнее, считающиеся другими чиновниками неприятными) вопросы. С ним интересно общаться. Может быть поэтому телекомпания "Северный город" и пригласила Александровича одним из первых в качестве героя своего свежего субботнего проекта "Место встречи - "Северный город".

Программа эта - попытка неформального интервьюирования интересного гостя десятком норильских журналистов, что-то по типу знаменитых "Акул пера" (ТВ-6, Москва). Быть может, со временем она станет несколько поживее, поострее. Разговор же с Александровичем получился, на мой взгляд, несколько натянутым, официальным. Лишь уже после окончания съемок общение стало более теплым, Лазарь Александрович ответил на несколько очень интересных вопросов. Но, к сожалениию, микрофоны в студии были уже отключены. У меня же был с собой диктофон, поэтому читателям "Заполярки" повезло несколько больше, чем зрителям "Северного города", которому я глубоко признателен за возможность принять участие в этой передаче.

- Ваш уход из бизнеса на комбинат - это своего рода общественная работа, приносящая гораздо больше выгоды не вам, а другим?

- Я бы так не сказал. Для того чтобы решать все проблемы на необходимом уровне, нужно найти взаимный интерес. В данном случае между комбинатом и Александровичем как фамилией, как личностью. Я понимал, что времена изменились, пришел новый собственник. Но если тебя устраивает интересная работа, если ты можешь еще творить, надо пойти на это. Пришел я не к новому собственнику, а к фамилии Хагажеев. Хагажеева я знал. И когда он предложил мне работать на комбинат, я решил, что с этим человеком можно работать. Я понимал, что ему предстоит многое изменить, создать новую команду. Мне это было интересно, поэтому выбор мой не случаен.

- Вас заметно увлекла новая работа. А нет ли желания вернуться и вновь заняться чем-то своим?

- Здесь действительно очень большой объем работы. Сегодня во вспомогательных отраслях комбината, которые я курирую по своей новой должности, работает тысяч 65 народу. Это всегда интересно - заниматься многоотраслевым хозяйством. Мне интересно улучшать жизнь, приводить ее в порядок. Пока неизвестно, уйду ли я снова в частный бизнес.

- Вы ушли из частного бизнеса, но разговоры о вашей деятельности в "Нортехе" не утихают. Это для вас больной вопрос?

- Сегодня уже нет. Объясню почему. Мы рассчитались со всеми полностью. Трудно было это. Но погашение этих долгов - идеология. Люди ведь неповинны в том, что меняются собственники и время. Рассчитались мы на 100 процентов и со всеми мелкими частными фирмочками, которые нас обслуживали. О прошлом жалеть вообще не стоит. Да, была фирма, было дело, но была другая жизнь, другие устои. Прошло полтора года. Сегодня нужно думать, чтобы глупостей не натворить в будущем.

- А могли бы вы уже завтра ничего не делать? То есть, не работая, ни в чем не нуждаться материально?

- Вообще-то никому из деловых, в настоящем смысле этого слова, людей не удавалось выйти из дела. Мужчина, если это мужчина, должен заниматься своим делом до конца дней своих. Если не помешает болезнь, какие-то другие экстремальные ситуации.

- Вы достаточно смело экспериментируете. Можно ли вас назвать человеком увлекающимся?

- Человек должен быть увлеченным, человек должен быть с фантазией. Если человек без фантазии, то он многого не сделает. Я всем говорю: фантазируйте, даже если осуществится лишь двадцать процентов ваших фантазий, это уже хорошо. Вот меня, например, сейчас волнует вопрос, почему на улицах, на газонах деревья растут, трава растет, а во дворах - нет? Почему десятилетиями люди не хотят подумать об этом? Я поднял "Норильскбыт" на решение этой задачи. Сегодня здесь продумывают, как можно посадить во дворах деревья. И осенью, я думаю, мы призовем все население, своих директоров на эту благородную работу. Каждый должен посадить хотя бы одно дерево. Я убежден, что за два года мы все дворы озеленим. И ведь не так сложно это, главное, чтобы возникла идея, а потом убедить в ее выполнимости других людей. Хагажеев любит идеи. Вот он - идеолог во-многом. Он ломает вчерашнее, ставит все, что уже было, под сомнение. Этим он мне и интересен, как партнер. Многие знают, что я обучаю в "Норильскбыте" группу из 18 человек, отобрал молодых перспективных ребят и готовлю из них будущих руководителей. Сейчас дал им задание - выбрать и сделать один двор, так как им хочется. Очевидно, там должны быть зеленая зона, детская площадка, площадка для выгула собак - продумано должно быть все. Это на самом деле не очень большие затраты. Мы должны научить людей жить немного лучше.

- Вы еще не потеряли энтузиазм в деле обучения?

- Нет. Я и строителей обучаю примерно такую же группу. Через несколько месяцев начнем ставить их дублерами к руководителям. Кому-то больше времени потребуется для подготовки, кому-то меньше, но команду нужно подбирать уже сейчас. Нам-то уже не так много осталось - два-три года. Потом придется все делать молодым.

- Часто ли к вам приходят с идеями? Легко ли к вам попасть?

- Ко мне попасть не так сложно. Необходимо только созвониться. Я свое время планирую заранее, и если вопрос важный, обязательно выкрою время для встречи. Если я вас прошу позвонить или записываю ваш телефон, то мой секретарь обязательно нас соединит. Ко мне в этом случае не попасть невозможно. Но, естественно, дня открытых дверей я не делаю. Все проблемы должны быть реальными. Выслушивать часами о том, что на крышах домов надо выращивать огурцы - по меньшей мере нелепо. В этом случае я внимателен ровно пять минут, потом прошу изложить все на бумаге, оставляю свой телефон и прощаюсь. Конечно, еще общество не совсем совершенно. Некоторые при встрече ведут себя так, словно они одни на всем белом свете... А с идеями ко мне приходят нечасто. Я скажу почему. Время у нас не рождало людей с большой инициативой. Это никогда не поощрялось. На все были ниструкции и нормативы. Влево-вправо от них уходить было нельзя. Сегодня все несколько по-другому. сегодня инициативность приветствуется. Но общество так быстро не переделать. Нельзя сегодня требовать с людей то, что с них не требовали никогда. На перелом в сознании потребуются, наверное, десятилетия.

- Вы баллотировались в мэры. Мэром вы не стали. А была ли какая-нибудь польза от предвыборной кампании?

- Польза есть от любого поступка. Человек все делает, познавая мир. Я никогда в жизни до этого случая не занимался большой выборной кампанией. Я столкнулся с разными людьми, с разными аудиториями. Момент тогда был для меня достаточно тяжелым. "Нортеху" работать уже не давали, а долги перед работниками еще оставались. Многие спекулировали на этом. Это политика. Говорили все, что угодно, обвиняли меня во всех смертных грехах. Я выступал много, старался дать ответы на все вопросы. Необходимо общаться с людьми, чтобы понимать, что ожидает тебя в жизни завтра. Если все говорят, что вас любят, что вас уважают, сие неправда. У нормального человека должно быть в балансе 50 процентов друзей и 50 процентов врагов. Если этот баланс нарушается, человек перестает быть нормальным. Оппоненты должны быть всегда. Иначе человек может зазвездиться.

- Вас ваши бывшие сотрудники называли предателем. Что вы чувствовали? Что вы отвечали?

- Конечно, я к такому не привык. Никогда до этого никто меня так не упрекал. Здесь же шло какое-то поголовное неверие. Я говорил, что в суд на комбинат подал. Не верили, говорили: покажи бумажку. Я отсудил, опять не верили. Потом уже на пустом месте говорили: он вас обманывает все равно. Наверное, были разные интересы. Я чувствовал себя неприятно. Конечно, уверенности это не придает нормальному человеку. Но я понимал, что люди здесь ни при чем. Это их стараются так настроить. Потому я и устраивал раз в десять дней собрания инициативной группы и отвечал на все вопросы. Говорил, что придет время и вы убедитесь: сегодня говорят много лишнего. Надо общаться, я так понимаю. Дурить народ нельзя.

- Что в нашем городе, на ваш взгляд, необходимо разрушить, что построить? Что из недостроенного будет достраиваться?

- Мы разрабатываем концепцию на двадцать лет вперед, понимая, что города наши должны измениться. Почему измениться? Не потому, что кто-то кричит: "А все аварийно! А жить нельзя! А все может сегодня ночью рухнуть!" Не так все это. Мы в прошлом году уменьшили число работников комбината, в этом году уменьшаем. Население городов наших должно постепенно уменьшаться. Нужен ли тогда будет такой жилой фонд? Причем учтите, что проектировали когда-то панельные дома сроком на 20 лет. А они стоят уже 28-30 за счет запаса прочности. Но эти дома умирают. Реанимировать их невозможно. В прошлом году мы вывели из эксплуатации первые два десятка домов. Многие кричали, что это аварийность. Какая аварийность? Срок службы кончился! Конечно, где-то сыграла свою роль авария 94-го года. Но на общую картину это повлияло мало. Вышедшие из строя дома необходимо сносить. На окраинах на месте сносимых домов ничего не будет восстанавливаться. В центре же, на Ленинском проспекте, тоже придется в следующем году сносить десяток домов - у них началась деформация. Здесь мы будем проектировать и строить. Потому что нельзя оставить город с дырами. Будет непонятно, что за город, где мы живем. Мы просто себя уважать перестанем. Пятиэтажки там уже строить нельзя, неразумно. Институт наш уже закончил проработку новой застройки. Мы, наверное, подключим еще кого-нибудь, чтобы была конкуренция. До конца сентября совместно с администрацией, архитектурным советом города концепция новой застройки будет готова. Будет строиться то, что экономичнее, то, что дольше стоит. Может быть, из монолита. Это должны быть дома уже другой пластики, другой архитектуры. Сначала появятся два-три дома, потом весь квартал будет перестроен. Сегодня проект одного квартала сделан югославским институтом "Бюро 71". Хороший институт с хорошим именем, они делали проект оганерской больницы. Лет через десять в Норильске стариков останется намного меньше - людей мучить нельзя, и комбинат находит возможность переселять пенсионеров на юг. Я думаю, этот процесс будет расширяться с каждым годом. Поэтому лет через десять город станет более молодежным. Исходя иэ этого и был выполнен проект. В одной схеме, в одной форме - детский сад, школа, маленькие кафе, детские площадки, небольшой рынок. Таким будет Норильск XXI века. Все мы когда-то уедем отсюда. Надо, чтобы следующим поколениям жилось здесь хорошо.

- То, что недостроено в городе, так и будет брошено?

- Мое мнение таково. Я много вложил в это дело, я был идеологом застройки Севастопольской. Поэтому я считаю, что нужно достраивать Севастопольскую, Пушкина. Пусть сегодня тяжело, сложно. Но это сделать необходимо. Город должен жить. Даже при самых сложных экономических обстоятельствах центр города мы не бросим. Один дом на Кирова уже введен в эксплуатацию. Начали работу в следующем. На третьем доме начали закладывать фундамент на существующих сваях. Конечно, достройка центра - дело не одного года.

- Что вы думаете о норильских общежитиях, проблеме жилья для молодежи?

- Наши норильские общежития размещены, в основном, как вы знаете, в гостинках. Дома эти были построены временно, на двадцать лет. По приказу Колесникова. Город тогда быстро развивался и необходимо было разместить огромное количество прибывающих "с материка". Вот сегодня они и начали выходить из строя, падать. Через несколько лет гостинки будут снесены полностью все. Они отжили свое. И та жизнь уже ушла во вчерашний день. Нужно думать о концепции размещения молодежи в квартирных домах.

- Что будет с нашим недостроем в других регионах?

- Недостроенного жилья очень много. По всей России на 600 миллионов. Сегодня достраивать все подряд это жилье неразумно, для этого нужно создавать новые строительные мощности или доверяться многим строителям. А сегодня доверяться многим нельзя. Одни получают аванс и исчезают, другие сдают недостроенные дома - без линолеума, без обоев, без дорог, без подстанций. Мы ищем сегодня решение. Конечно, деньги вложены - от 30 до 60 процентов. Мы выбираем те регионы, где больше вложено, и предлагем часть кредитов, которые получим, внести не в приобретение нового жилья, а в дострой нашего. Организации же на этом должны работать государственные, но для этого необходимо соглашение между краем, РАО и комбинатом. Мы этим занимаемся. И я думаю, что уже в августе состоится встреча высшего руководства - Хлопонин, Лебедь, Хагажеев - именно по этому вопросу.

- Грозит ли Норильску, на ваш взгляд, вахтовый метод?

- Я считаю, что так говорят непрофессионалы, это говорит человеческая глупость. Вахтовый метод надо было делать с самого начала. А сегодня уже есть дети, семьи, есть тысячекоечная больница - ее что, тоже под бульдозер? Какой кредит и у кого нужно брать, чтобы вывезти отсюда одновременно 50 тысяч людей? Где взять средства? Посмотрите, в стране шахтерам, сидящим на рельсах, денег найти не могут! Никто никогда не пойдет на переход на вахту. Это просто отвлекают массы, подбивают на бунт. Я, к слову, не представляю себе, как можно плавить металл вахтовым методом.

- Говорят, что у Ельцина на столе лежат проекты указов о переводе Норильска, Воркуты, еще нескольких городов на вахту...

- Я думаю, о Норильске речь не может идти вообще. Почему? Потому что Воркута центр достает, а Норильск не достает. Здесь есть собственник. Ельцину проще сказать Потанину: "Ты купил - иди и занимайся!" И вообще я верю в человеческий разум. А переводить Норильск на вахту неразумно.

- Сегодняшнее руководство комбината, на ваш взгляд, более позитивно, более компетентно, чем прежнее?

- Вы знаете, да. Компетентность сегодня намного выше. Это закономерно. Всегда, когда история ставила нацию к стенке, нация крепчала и выживала. Сложные условия всегда закаляли характер. Комбинат сегодня выживает. Когда было легче, баловались, никто толком не работал, все водку пили.

- А если бы вы завтра стали директором комбината, какие бы вы первые приказы выпустили?

- Я бы выпустил два приказа. Все, что было вчера, нужно забыть. А второй - начни сначала, знаете такое изречение? Если руководитель садится в табуретку предшественника и пытается его скопировать, то он никакой, у него нет шансов выжить. Должно быть что угодно, пусть с ошибками, но свое, новое. Все, что было до тебя, забыть навсегда и не требовать с людей. Команда тоже должна меняться полностью. Старые должны уйти.

- Потому Рохимов и ушел...

- Его надо было год тому назад убрать, он кроме вреда ничего не принес!

- А он же депутат, его не имеют права уволить...

- Нельзя уволить из депутатов. Мне Хагажеев тоже говорит: "Он же депутат". Ну и оставили его депутатом. Кто угодно, слесарь, сантехник, дворник, но депутат! Его никто из депутатов не убирал. Я так думаю, он же не из-за должности шел в депутаты. Уж будь честным до конца.

- Перестали ли сегодня тащить с комбината все подряд?

- Я не должен этим вопросом заниматься по роду деятельности. Но являюсь одним из тех, кто пресекает воровство. Рохимов как-то пришел ко мне и говорит: "Лазарь Израилевич, ни один же директор не воюет. Что, вам больше всех надо? Это же не ваше." Я ему говорю : "Ты ничего не понял. Ты пришел работать к собственнику. Это не твое, это их. Если пришел по найму, работай, торгуйся в окладе, во благах. Но если пришел, будь честным, работай на хозяина". Мы не умеем работать на хозяина, мы не знаем, что это такое. Поэтому крупномасштабное воровство продолжается. У меня охрана есть. Почему? Потому что я воевать начал со всеми этими делами. Я бы в жизни ее не взял. Но вынужден был это сделать. Не сошлись интересы, не совпали мои и их.

- С Хагажеевым вас связывают только деловые отношения или все-таки более близкие?

- Больше деловые. Мы с ним долго вместе строили Надеждинский завод. Он мне был симпатичен, в какой-то мере я ему. У нас доверительные отношения.

- Ваша новая работа непосредственно связана с администрацией города. Как вы планируете работать с городскими властями?

- В Норильске жизнь комбината и города должны быть взаимосвязаны на 100 процентов. Власть может быть разной, но интересы-то одни. О норильчанине, независмо, работает он на комбинате или нет, должны заботиться все. И город, и комбинат должны делать все от них зависящее. Нельзя навредить. Поэтому мы будем сотрудничать, а другого выхода нет. Есть законная власть и градообразующее предприятие. Города мы передадим, но не скажем: "Города ваши, идите отсюда". Я понимаю, что наши же трудящиеся в этих городах живут и пользуются всеми благами города. На десятилетия вперед концепция должна быть только неразделимой.

- А как должны формироваться городские власти? Где брать кадры?

- Хагажеев такую схему апробирует нв комбинате. Я полтора дня покопался в городском бюджете. И возникло много вопросов. Скажем, содержат так называемый УКРиС. 60 человек. Я покрутил, прикинул. говорю: "Вы что делаете? Надо максимум 7 человек. Даже 6 или 5." Как там все взвились! Я спорить не хочу и не люблю. Говорю, отдайте мне на обслуживание, передайте 8 человек в комбинат, и я буду обслуживать все ремонты: школы, садики, больницы. "Как это вы будете обслуживать?! Мы - федералы!" А по моему мнению, здание не нужно, компьютеров такое количество не нужно, машины не нужны. Я и предложил - отдайте комбинатовскому УКСу обслуживание и высвобождайте все эти средства (здание, машины, оборудование, 62 человека с их зарплатой) и отдайте их малоимущим. Конкретная помощь комбината городу! Но только потом эти деньги должны быть направлены на благие цели публично, а не втихаря в чей-нибудь карман.

- Вы сказали: "Все мы когда-нибудь уедем." Собираетесь ли вы уезжать? Куда именно? Другими словами, есть ли у вас недвижимость "на материке" и, может быть, за границей?

- Есть недвижимость "на материке". В Москве в том числе. Что-то есть за границей. Не у меня, у моей дочери. В Америке, в Нью-Йорке. Если бы мне было необходимо уехать, я бы давно уже уехал. Все мои материальные вопросы в этой жизни уже решены. Я всегда был высокооплачиваемым работником. Сначала в Мурманске работал одиннадцать лет, потом строил Волжский автозавод четыре года, и вот уже 25 лет здесь. Довольно успешно занимался частным бизнесом. Интерес к Норильску у меня больше, чем к любому другому городу. Я в Москве бываю достаточно часто - по личным делам. в командировках. Я не хотел бы там жить. Я достаточно консервативен. А в Норильске я себя хорошо вижу. Пока уезжать не собираюсь. Кстати, и мой сын, молодой человек (29 лет), тоже не собирается уезжать. Хотя было много предложений. Здесь у него небольшая собственность. Он гордится этим. Подобрал неплохую команду. А в моем возрасте подобрать новую команду уже сложно. Да и надо ли это. Вы знаете, я размышлял на эту тему. Дочь зовет: "Хватит уже, собирайся, поехали к нам, в Америку". А зачем я там нужен?! Я здесь могу делать что-то чуть лучше, чем другие. Там я не смогу. В Америке прошли все это лет пятьдесят назад. Все, что мы сегодня здесь начинаем. Легче и разумнее сегодня деловому человеку жить в России. А потреблять? Деловой человек не должен потреблять, а должен создавать.

- Что должен делать руководитель, чтобы быть хорошим для максимального числа людей, чтобы имидж был положительным?

- Когда я пришел в хозяйство Рохимова (месяц решил побыть там, чтобы понять, что такое "Норильскбыт"), через неделю собрал всех и поехал с ними по дворам, по ЖЭКам. Мне стыдно было, неудобно было. Дворы запущены. лет десять ими уже никто не занимался. После этого я собрал всех на совещание и сказал буквально следующее: "Знаете, в чем смысл жизни? Хозяева во дворах - их жители, а не вы. Понаставили каких-то будок, понаделали складов. Вы обязаны сделать все от вас зависящее для простого жильца." Если бабушка или дедушка, выходя на улицу, увидят, что появилась новая ступенька или исчезла грязь, лишняя улыбка появится на их лицах. Жизнь именно в этом. И если это заслуга начальника ЖЭКа, то он должен быть счастлив. Коммунальник - благодатная и благодарная профессия. Что может быть лучше, чем нести людям повседневное счастье?

- Сколько времени у вас остается на общение с семьей?

- Очень мало. По разным причинам. Я сегодня живу здесь один. Дочь с двумя внуками в Нью-Йорке. Жена с ними, помогает им. Им, очевидно, сегодня нужно больше внимания уделять, чем мне. Общаюсь с сыном. Он живет в одном доме, в одном подъезде со мной. Мне это доставляет удовлетворение, внучка есть. Но времени мало, и субботы и воскресенья приходится посвящать работе. Если на неделе появится возможность пару вечеров сбегать в спортзал - прекрасно. От этой жизни, от постоянного напряжения надо отвлечься, подвигаться. Я спортзал предпочитаю даже общению с приятелями.

- У вас есть какие-то увлечения? В частности, расскажите о вашем лимузине. Вы сами его выбирали? Почему именно его?

- Я люблю, чтобы все было красиво и удобно. Я люблю спокойные тона, спокойный коллектив, спокойную обстановку. Я не люблю дерганье. Я такой человек по укладу. Мне лучше одному остаться, подумать полчаса, час. Надо позволить себе найти время помыслить. Общения же за день столько приходится испытать, что необходимо вечером найти полярное состояние, посидеть одному, музыку послушать, кино какое-нибудь короткое посмотреть, чтобы завтра вновь быть готовым к общению. Увлечение же мое самое большое - спортзал. Причем в последнее время занимаюсь с молодежью. С ними интереснее, у них меньше проблем, чем у нас. Зимой люблю до сих пор побегать на лыжах.

- А лимузин?

- Лимузин? Он меня устраивает, знаете ли. Если не устроит, можно поменять. Я сам его выбирал. У меня две машины, эта скорее летняя. Есть еще "мерседес", он более зимнего исполнения. Сам я имею права водителя, но не увлекаюсь ездой, позволяю себя возить водителю. Каждому - свое.

- Вы так смело говорите про лимузины, про недвижимость за границей. Вы не стесняетесь того, что вы состоятельный человек?

- Нужно говорить то, что есть. Нельзя думать одно, говорить другое, а делать третье. Кого ты обманываешь? Только себя. Я, кстати, не думаю, что я состоятельный человек. У нас оценки разные. Я считаю себя обеспеченным человеком. Хотя, конечно, сравнивать мое материальное состояние и свое, имея зарплату в одну-две тысячи рублей, сложно. Но я считаю, так как я считаю.

- Вы верующий человек?

- Я считаю, что верить надо. В Бога, в космические силы, во что угодно. Я не могу сказать, что я верующий, коммунистом опять же двадцать лет был. Но я во что-то верю, не знаю во что. Если забуду что-нибудь, обязательно в зеркало посмотрюсь. Перед отъездом на табуретку сяду. Если человек ни во что не верит, то какой же это человек будет, это бандюга. Это они ни во что не верят. Мама у меня очень верила. Она в войну осталась без мужа. Пока молитву не прочитает, даже в окно не выглянет. А отец был ярым коммунистом, ни во что не верил. И все же у него тоже свое святое было. Я придерживаюсь одного принципа - спаси и сохрани, не навреди. Меня вот спрашивают: вы, строитель, пришли на комбинат в самое тяжелое время. Ограничения финансов, недоделки, недострой, строителей надо сократить тысячи... А я отвечаю, что пришел, чтобы не дать вам глупостей наделать. Я пришел, чтобы искоренить глупость человеческую. Ежедневно и ежечасно не дать людям себе навредить.

А. АРСЕНЬЕВ.

P.S. Благодарю коллег Александра Кривенкова, Дениса Терехова, Ирину Пономаренко, Марию Маханову ("Северный город"), Татьяну Федорцову ("Заполярный вестник"), Марину Селезневу (городское радио), Наталью Лысенко ("Канал-7").


7 августа 1998г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.