МАУ ИЦ «Норильские новости»

Доктор Гальперин хочет, чтобы мы себя любили

Доктор Гальперин хочет, чтобы мы себя любили

Вот, бывает, работает горняк с той же ишемической болезнью сердца год, два, пять... В один прекрасный момент его прихватывает. По "экстренной" везут в Оганер, кладут на операционный стол...

Ни в одной стране мира больше пяти суток после операции не держат - это очень дорого. Одни мы - нищие-богатые - 700 тысяч стоит койко-день в Оганере - лечимся месяцами. Какая страна может выдержать такое здравоохранение?

У медиков сегодня вышло из обихода слово "отдыхающие". Они говорят "больной". Потому что 98% - действительно больные люди.

Шесть с половиной тысяч человек в год можно пролечить в профилактории. Много это или мало?

Сегодняшнему собеседнику "ЗП" - главному врачу профилактория "Валек" Аркадию Гальперину не понадобились никакие вопросы журналиста, чтобы сказать нам, норильчанам, что он думает о нашем к себе самим отношении. И мы ему не мешали...

На Западе каждый рабочий врача "трясет": посмотрите меня, проверьте, все ли у меня в порядке? Потому как знает: два-три дня болезни, недомогания (а не дай бог, больше) - минус в зарплате. У нас другая система: рабочий может несколько месяцев провести в оганерской клинике. Ему в это время идет средний заработок. Чем не жизнь? Он не выпускает продукцию, предприятию страшно не хватает людей и оно не отпускает тех, кто давно уже должен получить компенсацию и уехать с Севера.

* * *

Мы живем в таком регионе и в такое время, когда понятие "медицина" растворяется в другом - "катастрофа". Помощи ждать неоткуда. Хорошо хоть удалось пройти две аварии по теплу. А если бы было что-то более серьезное? Что, Красноярск бы помог? Да они там сами... Сладко вспоминать, что когда-то, лет 15 тому, норильское здравоохранение даже на общесоюзном фоне блистало, как одно из лучших.

* * *

Став комплексом (а "Валек" сейчас не что иное, как лечебно-профилактический комплекс в составе АО "Норильский комбинат"), нам в первую очередь нужно пролечивать тех людей, за счет которых существует весь НПР - горняков и металлургов. Но не понимает тот же металлург, имеющий отпуск 87 (!) календарных дней, что часть из них ему выгодно потратить на себя, свое здоровье (а значит, и свою семью, ее будущее). Его приходится "отлавливать", уговаривать, он еще подумает: "А может, если дешевую путевку дадут, удастся пожрать нормально, сэкономить на что-нибудь".

Но, товарищи-господа, 200 тысяч за 24 дня... С ТАКИМИ процедурами! Только одна - гипоксия - 20 сеансов стоит 2 миллиона рублей. А сколько сегодня нужно отдать частнику, чтобы получить массаж? Один полный сеанс - 500 тысяч. Здесь - бери - не хочу. Это не считая всего остального. И четыре раза в день - питание. А мы должны его уговаривать.

В начале марта Глазков привозил сюда зам. директора и председателя профкома Новолипецкого комбината, а на следующий день Мельников - финских журналистов. Не буду говорить о русских гостях, но иностранные, при всем их богатстве, узнав всю структуру, нашу систему работы (столовая круглые сутки для тех, кто по сменам, курсирующие автобусы и т.п.), схватились за голову. Для них это невероятно.

Сегодня самая дорогая помощь - стоматологическая и физио. Здесь - полный комплект, все бесплатно. Там физиопроцедуры могут позволить себе лишь оч-чень состоятельные люди, это стоит сумасшедших денег.

И вот приходится сегодня доказывать: "Ребята, вам это надо. 24 дня на "Вальке" - и езжайте себе хоть в Индонезию".

Так что же это - отсутствие воспитания, лень людская, неистребимая такая нелюбовь к себе? Так принято, наверное, в России: за здоровье не отвечаю ни я сам, ни государство. Профсоюзы сегодня занимаются важными, но другими делами. Из-за всяких неурядиц, митингов профилакторий за прошедший квартал потерял 700 человек. 700 человек могли бы лучше спать, есть, работать, любить, наконец. (Тут есть такие процедуры, горный воздух, к примеру, пройдя которые два, а то и три раза, совсем пожилые и давно "упавшие" духом мужички начинают медсестер в сауны приглашать. - М.К.).

Раньше соцстрах был у профсоюзов, и здоровьем было кому заниматься. Теперь - система сломана.

* * *

Миллион человек в России умирает в год (как у военных "безвозвратные потери"). Когда произошло разделение Союза, было 157 млн., сейчас - 150. В 2000-2005, значит, останется, всего 130 млн. людей - все ведь прогрессирует...

В два раза выросла детская смертность - это значит, что и здоровье матерей никуда не годное, и ребенок рождается часто больной либо мертвый. Здоровые женщины практически в роды не вступают сейчас. И особенно в нашем регионе. Страшно...

А проблемы с отпускными? Примерно половина семей не смогла уехать "на материк" минувшим летом. Ведь даже прогуляться по летней зеленой аллее - уже своеобразная процедура.

У медиков сегодня вышло из обихода слово "отдыхающие". Мы говорим "больной". Потому что 98% - действительно больные люди. При профсоюзах здесь был отдых: еда, ванные, телевизор. Сюда, по статусу "профилактория" должны были поступать практически здоровые люди. Сегодня "сняты" почти все противопоказания, у нас есть все специалисты (кроме дерматолога и хирурга), мы лечим профильно, комплексно, выявляем болезни. После инфаркта берем, после инсульта берем, исключение - онкобольные (не хотим стать "хосписом").

Люди, работающие по основным металлургическим специальностям, - практически все в "пограничном" возрасте: в 75-76 гг. средний возраст рабочего был 26,6, сейчас - под сорок (на 12 лет постарели). У них, за счет которых мы все живем, - льготная пенсия в 45 лет, они вот-вот все уйдут, а "мальчиков со сникерсами" под землю сегодня не загонишь. И к плавильной печи такой не встанет - ему "пижмак" не позволит. Поэтому сегодня самое главное - пока на эти 5-7 ближайших лет сохранить грамотный рабочий потенциал здоровым.

Наша цель - использовать мощность "Валька" по полной программе, на всю катушку. А значит, помочь комбинату лучше работать. Руднику "Комсомольский" мы "спасли" 470 дней, пролечив их ребят. Ведь это все элементарно экономически пересчитывается на деньги, прибыль и т.д. (500 дней - это полтора года работы одного человека). А у нас таких предприятий - сто. Кусок железа можно купить на бирже, а человека, которого загубили... - не заменить ничем.

В 1996 году 29 человек умерли на рабочем месте естественной смертью (сердце, кровоизлияние...). "Усилить контроль за физическим состоянием", - пишут в отчетах. А работяги никогда не жалуются, боятся за "профпригодность", терпят: "Да, у меня сердечко щемит, но мне еще годик до пенсии. Пожалуйста..."

* * *

Дудинский профилакторий, я думаю, погибнет. Жаль. Таймыру нужен нормальный центр.

Норильских бюджетников мы не лечим, хотя 20% в заезд по взаиморасчетам принимать учителей, педагогов вполне могли бы. Все переговоры с Поповым на этот счет ни к чему не привели. Политика Ткачева, как я понял, предполагает объединение. Ждем.

* * *

Ни в одной стране мира больше пяти суток после операции не держат - это очень дорого. Одни мы - нищие-богатые - 700 тысяч стоит койко-день в Оганере - лечимся месяцами. Какая страна может выдержать такое здравоохранение?

Никак не можем понять, что есть лечение, а что - отдых. Что такое стационар, куда идет плановый больной на операцию и что такое профилактика. Путаем. Все в кучу сгрузили. Полная неразбериха.

Островок, который называется "Валек", располагает почти единственными в России видами лечения - горный воздух - метод адаптации, антиоксидатная терапия (помогает при любых повреждающих факторах) и еще массой волшебных действ.

Дело только за тем, чтобы мы себя полюбили.

Подготовила М.КАЛИНИНА.

P.S. Огромное спасибо замечательной заведующей профилактического отделения профилактория "Валек" Галине Васильевне Ермаковой за внимание, помощь и любопытную экскурсию по "Вальку".


11 апреля 1997г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.