МАУ ИЦ «Норильские новости»

Раиса Васильевна Сысак, начальник отдела анализа рынка

Раиса Васильевна Сысак, начальник отдела анализа рынка

труда:

- С четвертого квартала прошлого года идет активный прирост численности безработных. В прошлом году 1 сентября во всем НПР было 3000 безработных, а на 1 апреля этого года только в Норильске стоит на учете такое же количество. Всего же к первому апреля было 6060 человек без работы, а 11 апреля - 6300.

Среди безработных большинство - женщины. Большая часть безработных имеет среднее и неполное среднее образование, специалистов - чуть больше четверти. 40-50 процентов - до 29 лет. Шансы устроиться на работу с хорошей зарплатой есть только у мужчин, которые имеют специальности, пользующиеся спросом на комбинате: электрик, слесарь, токарь. Здесь есть проблема - безработных с такими специальностями не так уж и мало, но все они, как правило, с прежней работы уволены по 33-й статье - их на комбинат брать не хотят.

С работой для женщин в Норильске всегда было сложно. Может быть, проще, чем сейчас, но тем не менее. А сейчас их шансы близки к нулю. А у молодой женщины с высшим образованием возможностей найти работу по специальности практически нет.

Как вообще складывается ситуация на рынке труда? 70 процентов рабочих мест - у комбината. Если на комбинат открыт прием, если нет ограничений, то попавшие на рынок труда чаще всего находят работу самостоятельно. А если комбинат закрывает прием на работу... Работа центра занятости полностью зависит от положения на комбинате. Как только ухудшается экономическое положение комбината - поток безработных сразу устремляется в центр занятости.

Что касается проблемы с работой для женщин. Есть несколько выходов.

Первый: переобучение. Но эту возможность мы предоставляем очень небольшому количеству, потому что профобучение опять-таки ориентируется на спрос на рынке труда. Без спроса нет смысла обучать - слишком дорого. Если мы набираем группы, учитываем то, что вполне возможно, работы для всех и сразу не будет, но в перспективе почти все будут устроены - в течение одного-трех месяцев.

Второй путь: обучение под самозанятость, то есть возможность начать собственное дело.

И третий - уехать из Норильска. Может, в другом месте повезет больше.

Есть один хороший способ не остаться без работы - надо просто дорожить ей и не допускать, чтобы тебя уволили. Ведь безработных, уволившихся по собственному желанию и уволенных за прогулы, - до 50 процентов.

Надо, в конце концов, просто не торопиться. Хочется поехать в отпуск вместе с мужем и детьми, а графики не совпадают - не надо увольняться по уходу за ребенком. Такие случаи совсем не редкость. Потом приезжают из отпуска, на работу устроиться не могут и идут в центр занятости.

Положение на рынке труда в Большом Норильске будет только ухудшаться. К 1 января 1998 года ожидаем 9300 безработных, но, возможно, через службу занятости (включая и тех, кто, простояв на учете всего несколько дней, найдет себе работу) пройдет более 18 тысяч человек.

Даже если комбинат и не сократит 10 тысяч рабочих мест, как предполагается, то все равно будут уволенные по собственному желанию, будут уволенные по отрицательным мотивам, будут ищущие работу впервые, будут длительно (более 12 месяцев) не работающие.

Автор полосы Елизавета ГРИГОРЬЕВА.

Фото В.Баркова.


Гульсира Шагвалиева, вязальщица, портниха:

- Мне надо было уехать - строила жилье "на материке" своими силами. Отпуск должен был быть позже, в переносе мне отказали, пришлось уволиться. На учете в центре занятости стою девять месяцев. Предлагали работу сторожа в старом городе, но я там почему-то оказалась не нужна.

По специальности здесь работу я вряд ли получу. А на тяжелую работу идти не могу - у меня был сломан позвоночник. Так что хожу сюда за пособием. У меня маленький сын, мы бы с ним уехали, да не на что.

Яна, 17 лет:

- Я еще нигде не работала, специальности нет. На учете стою второй месяц. Пока мне ничего здесь не предлагали.

Володя, 39 лет:

- Больше года на учете в центре занятости. О причинах ухода с прежней работы ничего не скажу. Создавая общественное мнение, нам ничем не поможешь. Работу, наверное, себе найду - блажен, кто верует. Надежда умирает последней.

Мария Петровна, 42 года:

- Меня и еще четверых уволили по распоряжению директора совхоза "Норильский". Был конфликт. Работала продавцом. А вообще дали бы мне какую-то сумму денег, уехала бы "на материк" и жила бы себе там.

Надежды на трудоустройство нет никакой. Она давным-давно умерла. А сюда хожу потому, что хоть немножко денег дают. Работу мне предлагали, но в коммерческих структурах с зарплатой от 500 до 900 тысяч. Разве на такие деньги проживешь?

Зинаида Александровна, 40 лет:

- Меня уволили по сокращению штатов из проектного отдела института "Гипроникель". Работала там архивариусом. Уже месяц без работы. Здесь мне предлагали работу уборщицы - 500 тысяч в месяц. Сомневаюсь, что мне здесь подыщут что-нибудь подходящее.

Дочь медсестра, получает копейки, за садик для внучки платить не может. Вот и сижу дома с ребенком. Потому сама работу не ищу.

Ольга, 38 лет:

- Два месяца назад меня уволили по сокращению из строительной организации. Расчет не получила до сих пор. Пока не унываю, думаю, что работу найду, ведь два месяца еще не срок. Сама тоже работу ищу, на центр занятости особо не полагаюсь.

Николай, 35 лет:

- Две недели стою на учете в центре занятости. Второй раз здесь. С прежней работы ушел по собственному желанию. Рабочим там был. Думаю, что в ближайшие дней десять устроюсь на работу. Каждый человек, если он того хочет, находит работу. Особенно мужчина.

Надежда Петровна Вовк, 38 лет:

- Работала в жилфонде в отделе приватизации. Сократили в феврале. Здесь мне пока никакой работы не предлагают.

Молодой человек:

- Я работу не терял, я здесь просто за компанию.

Интеллигентная дама:

- В объединении "Промтовары" решили, что в услугах художника-оформителя они больше не нуждаются. Эстетика, говорят, теперь никому не нужна. Два месяца на учете в центре занятости. Я уже пенсионерка. Но силы-то еще есть, работать могу и хочу.

Фатима, 24 года:

- Я приехала в Норильск недавно, семь месяцев назад. По специальности экономист, образование высшее. Пошла бы на любую работу, но пока ничего не предлагают. Со мной пятилетний сын.

Сергей, 31 год:

- Уволился по собственному. Каменщиком был. Без работы меньше месяца.

Валентина Ивановна:

- Уволилась по собственному желанию. Работала в горбыткомбинате педикюршей. Горбыткомбинат практически разогнали. Стало муниципальное предприятие, надо было очень много платить за аренду. Предложили мне там работать техничкой. Кабинет мой остался, но там сейчас никто не работает. Дома теперь работаю, клиенты все мои прежние остались. Но хочу иметь постоянную работу, хоть какую-то. Сторожем вполне бы меня устроило.

С.Н.Марченко, 42 года:

- Закрыли полностью предприятие, на котором я работала. Осталась без работы. Почти год на учете здесь. Предложили мне здесь работу электромонтером четвертого разряда, поехала на предприятие, а им, оказывается, грузчики нужны под этой маркой. Можно было устроиться уборщицей. Сейчас сказали, будут курсы бухгалтеров - обязательно пойду. Такой возможностью грех не воспользоваться.

У меня парализованная мама, дочь после менингита, от случая к случаю подрабатываю. Берусь за все, что предложат. Вещами по предприятиям торговала - жить как-то надо. Маме только на болеутоляющие каждый день нужно 50 тысяч.

Вообще, конечно, существование нищенское. То, что на мне, остатки былой роскоши. Но я надеюсь, что что-то должно измениться.

Любовь Иннокентьевна:

- Первый раз здесь. Неделю без работы - сократили из ПСМО. Пока на работу не тороплюсь, у меня как бы отпуск. Расчет получила полностью, время есть.

Женщина средних лет:

- Уволили меня из УДДУ по сокращению. Все. Поговорите лучше с кем-нибудь другим.

Александр, 42 года:

- Ликвидировали совсем нашу организацию - филиал "Дудинкабыт". Я там сторожем работал. Без работы с февраля месяца. Сюда пришел впервые, до этого сам искал работу. Согласен на любую работу, главное - дома не сидеть.

Виктор, 29 лет:

- Работу потерял по глупости - 33-я статья три года назад. Работал после этого в ИЧП, все три года - без зарплаты. Сколько же можно! Вот, пришел сюда. Я огнеупорщик.

Просто мужчина:

- Ушел с медного завода в январе. Сам. Там платили мало. Искал работу сам, нашел один вариант, но не то. А здесь, в центре занятости... Попытка - не пытка.

Наталья Сергеевна:

- Уволена из УДДУ по сокращению. Рожать же меньше стали. Надеяться мне или нет на новую работу - пока не знаю.

Виктор, 28 лет:

- Сам виноват - 33-я. По специальности бурильщик, но согласен на любую работу. На учет встал недавно, то справка не такая, то еще что-нибудь.

Светлана, 18 лет:

- По специальности не работала, недавно только отучилась на швею. Самой бесполезно устроиться. Дома шить можно, конечно, только мне еще пока не доверяют, молодая, говорят. Да в технички пойду, если что.

Лена, 18 лет:

- Учусь пока в вечерней школе. Специальности нет. На работу пойду, какая попадется.

Сергей, 33 года:

- Как потерял, как потерял... За начальником пьяный приехал, ну, он и сказал, увольняйся. Не работаю с января. Да и не тороплюсь - как устроюсь, сразу начнут алименты выдирать. А мне это совсем ни к чему.


Как-то мы уже спрашивали наших читателей, "что вы будете делать, если потеряете работу?" Тогда это были ответы-предположения. Теперь мы решили узнать, а что испытывают люди, уже потерявшие работу, и как это с ними случилось. Поэтому посетителям городского центра занятости мы задавали один и тот же вопрос:

КАК ВЫ ПОТЕРЯЛИ РАБОТУ?


16 апреля 1997г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.