МАУ ИЦ «Норильские новости»

На нашем Мон-Парнасе кто только ни гулял!

На нашем Мон-Парнасе кто только ни гулял!

Но тут однажды присели мы в редакции рядком, поговорили ладком и... Оказывается, стихотворцы имеются и в нашем дружном "заполярковском" коллективе! "А не представить ли наших поэтов читателям?"- решили мы, и вот "себя на суд вам отдаем".

ПЕТР ПАЩЕНКО

Его мятущаяся противоречивая натура в полной мере проявляется и в стихах. Пусть в них маловато оптимизма, но они сильны своей внутренней энергией, скроены крепко, основательно, по-мужски.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Бог вернулся в покинутый дом -

Ни людей, ни зверей, ни садов.

Только ветра пронзительный стон

И руины больших городов...

Удрученно Спаситель вздохнул,

Видя черные льды и пустыни:

- Мои дети, я вас обманул

В вечно юных садах Палестины.

И над тусклой звездой помолясь,

Он промолвил, главою поникнув:

- Победил ты меня, Черный Князь...

И слеза покатилась по лику...

ВЕЧНЫЙ ДОМ

Мы встретимся там, где ни бед, ни обид,

Где царствует вечное лето.

И в домике тихом тебя посетит

Твой Мастер -

Еще до рассвета.

Ты помнишь, на Север ушел самолет,

В норильское серое небо?

Я умер в холодных снегах через год.

Как все, Маргарита, нелепо!

Возьми мою руку и рядом присядь,

В глаза погляди мне, родная.

Сияет луна...

Значит, скоро опять

Придет Азазелло за нами.

Ты помнишь такую планету - Земля?

Чужую и злую планету,

Где мы потеряли любовь и себя,

Скитаясь по белому свету.

Иркутские ночи... Якутский мороз...

Японское синее море...

Поплачь!

Не стесняйся непрошенных слез -

Земное забудется горе...

Вот кони хрипят у крыльца.

И спешит

Войти черный вестник. Простимся.

Как было мучительно трудно нам жить!

Входи, проводник мой до Стикса!

Разлука не вечна.

Душа обретет,

Что было нам так незнакомо.

Серебряной нитью тропа приведет

К спокойному, Вечному дому...

КОГДА...

Когда-нибудь и где-нибудь

И с кем-нибудь, но это будет:

Я повторю все тот же путь,

И будут в жизни те же люди.

По кругу крутятся часы,

По кругу движутся планеты...

И вновь Христос пойдет босым

Свет Истины нести по свету.

* * *

Когда волшебною тропой

Взойду на облако, прилягу,

Заветный обрету покой.

Как надоело быть бродягой!

Ну, что я сделал на земле?

В голодной, нищей, злобной стае

Не обломали крылья мне.

Я улетаю...

Улетаю!

* * *

Любовь к миражам - это свято!

Я в память уйду, как в окоп.

Давайте, стреляйте, ребята!

Лишь снайпер мой выцелит лоб.

И, как разноцветные розы,

Все годы в ничто полетят.

В норильские злые морозы,

В приморский заброшенный сад...

МАРИНА КАЛИНИНА

За внешней мягкостью, хрупкостью у этой юной женщины - характер сильный, волевой, целеустремленный. Заброшенная волею судьбы и любовью из Приднестровья в ледяной неприютный Норильск, Маришка (так мы ее любя называем) светлым лучиком поместилась в нашей редакции. Нам хорошо с ней. И стихи у нее талантливые.

СКУЛЬПТОР

Ты лепил женщину.

Материал подбирал - вечность,

Но она искажалась трещиной.

На изгибе плеча - млечность.

Ты лепил зрелую -

Получалась похожей на мать,

Ты лепил юную -

Получалась похожей на дочь...

И полярные холодни,

И мечта-развалюха...

Получалась то нищенка,

То красивая шлюха.

Но ты лепил Женщину!

И сырье подбирал усердно,

Но всегда искажалось трещиной -

Место души, наверное.

"Ты ваяй изнутри,

Мастер мой, неумеха", -

Пошутила она -

Полусуть, полуэхо.

И проникнувши в тело,

Чтоб закончить все линии...

(Тебе жить не хотелось?

Ты любил сливы синие...)

Все. Заляпав последнюю -

Ненужную - трещину,

Улыбнулся из склепа...

Ты

лепил

Женщину...

* * *

Не целуйся, берег, с пеною:

Она вольная, ты - пленный.

Она гордая, а ты - стелешься,

Она - белая.

Ты - не белишься.

* * *

Музыка, застывшая в камнях,

Расскажи им, как меня любили...

Море, берег волнами обняв,

Расскажи им, как меня забыли.

Месяц, плачущий звездой в ночи,

Расскажи им, как я утешалась...

Только не стони и не кричи,

Сердце, выносив и боль, и жалость.

Вспомни и забудь былую шалость,

Расскажи, как вновь любило ты.

Скрой лишь,

С кем же все-таки осталось...

МАРИНЕ ИВАНОВНЕ

Мне боль - стихи,

И поэмы - молитвы.

Рифмы, рифы, монолиты...

Неприкасаемые -

некем,

Неугасаемые -

веком.

Не смейте прыгать -

- Недостижимо!

Не-таемо -

Цветаева, Цветаева, Цветаева...

* * *

В моей сказке конь копыта стер

О простынь скуки.

Зазевался аж от скудости

Недевственных ночей,

Как старательный помощник

Миссис Глупости.

Я ревную тебя к миру,

Хотя он ничей.

Я ревную тебя к дому,

Хотя он - душа.

И к жене ревную бывшей...

(Черт, хороша!!!)

Ревную к мыслям,

В коих нет меня.

К сожалению, нет искры

Без огня.

НАТАЛЬЯ ШУГАНОВА

В Норильске уже десяток лет. Прикипела к северу душой, да так, что в свое Подмосковье возвращаться никак не хочет. В последнее время стихи пишет реже, чем в молодости: пописывает, скажем так. Но если представлять "заполярковских" стихотворцев, то уж и Наталью тоже.

ФОТОГРАФИЯ

Фотография.

Черно-белый кусок картона.

Углы надломлены временем -

До боли. До слез.

До стона.

(Мигель Эрнандес)

Давно мы с памятью враги.

Увесисты ее вериги.

Средь многих сотен глаз других

Где те, что дороги?

Они прикноплены к стене,

Казня меня минутной болью.

Они приказывают мне

Цветные сны

Не путать с былью!

Цветные сны. Но черно-бел

Кусок истертого картона.

Навязчиво и монотонно

Напоминает о тебе.

Я подожгу!

Нет, подожду...

...Стираю пыль с воспоминаний

И подменяю снами быль...

НОВОДЕВИЧЬЕ

Новодевичье.

Стон.

Звон...

Вон!!!

Обжигаюсь о холод плит.

Чьи глаза там лежат?

Чье дыхание замерло?

Чья душа над могилой скорбит?

Выдох...

Больно.

Довольно!

Выход!!!

Сквозь тленную бездну

Минуты ползут.

И сердце качается - вверх-вниз...

Памятники

обратно зовут.

...Новодевичье.

Скорбь.

Слезы.

Тишь.

Вязнет в тумане

вопль о помощи.

Мертвые, встаньте!

Помогите живым

освободиться от немощи:

немощи песен,

немощи слов,

безрадостных снов,

в которых тесно...

Встаньте, великие!

За вами - жизнь.

За вами - вечность.

...За мною - тлен.

* * *

Пусть восхожденье к высшей из вершин

Таит в себе опасное паденье -

За вспаханный клочок чужой души

Мы воздаянье

Поровну поделим.

Мы будем жить.

Пусть не придется сжать

Своим трудом взлелеянные всходы,

Но все ж вершим -

И отступают годы! -

Мы восхожденье

К высшей из вершин.

* * *

Я часто убегаю без оглядки

От всех на свете.

И себя самой.

Но брошена у ног моих перчатка

Твоей любви.

Я принимаю бой!


17 апреля 1997г. в 15:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.