МАУ ИЦ «Норильские новости»

Россия дала понять, что не намерена далее потакать

Россия дала понять, что не намерена далее потакать

чеченцам

В понедельник в Москву срочно прилетел глава ЮНКО - чеченской "Южной нефтяной компании" Хожахмет Яриханов и заявил, что готов подписать договор о транспортировке азербайджанской нефти через территорию Чеченской Республики Ичкерия "на российских условиях". Во вторник договор был подписан. Так завершился российско-чеченский торг, в котором Чечня требовала беспрецедентных финансовых уступок от России. И при этом не уставала повторять о своей полной независимости от Москвы.

Напомню суть спора. 1 октября (или, как утверждает теперь Борис Немцов, чуть позже) из Баку в Россию и далее через Новороссийский порт в Европу начнется перекачка первых 200 тысяч тонн каспийской нефти, добытой международным консорциумом, состоящим из 13 ведущих мировых нефтяных компаний. Но вплоть до 8 сентября российская компания "Транснефть" не имела точных сведений, по какому же пути потечет эта нефть на мировые рынки. Потому что руководство Чеченской Республики Ичкерия, через которую проходят полтораста километров нефтепровода, заломило за транзит несусветную цену - 2,2 доллара США за каждую прокачанную через Чечню тонну нефти. В то время как российский и международный тарифы на такие услуги значительно ниже и не превышают 43 центов за тонну. Именно эта цена и была предложена Чечне. Ответом был отказ. Мотивировка: чеченский участок трубопровода после войны требует серьезного ремонта, на который нужны немалые деньги. А ввиду неспокойной обстановки в республике нефтепровод потребует и усиленной охраны - на ее содержание тоже нужны деньги. Тариф в 2,2 доллара за тонну учитывает те самые затраты.

Москва подумала и предложила иной вариант. Согласившись заплатить за ремонт трубы и ее последующую охрану, Россия продолжала настаивать на международном тарифе - 43 цента за тонну, и не центом больше. Но при этом Чечня бы получила из российского бюджета дополнительную сумму (по некоторым сведениям - около 800 тысяч долларов) целевым назначением. "Нет, - возразили чеченцы. - Мы не можем принять деньги из федерального бюджета России, это противоречит нашему государственному суверенитету. Хотите качать нефть через нашу территорию - платите по 2,20!"

На первый взгляд, спор получился совсем смешной и детский. Но, если разобраться, видно, что на российско-чеченских переговорах шла отчаянная борьба за о-очень большие деньги. Ибо 200 тысяч тонн, которые начнут поступать из Азербайджана, - лишь крошечная часть огромного потока черного золота, к добыче которого лишь приступают сейчас на Каспии международные нефтяные компании.

Сегодня только разведанные запасы этого региона исчисляются 850-870 миллионами тонн нефти и примерно 410 триллионами кубометров природного газа. Азербайджан, на территории которого находятся наиболее доступные для разработки месторождения, может уже в 2005 году добыть не менее 27,5 миллиона тонн нефти, а в 2015 году - не менее 40 миллионов тонн. Весь вопрос, каким образом доставить ее европейским и мировым потребителям?

Россия предложила консорциуму свой путь. Существующий трубопровод Баку - Грозный - Тихорецк - Новороссийск (а дальше - танкерами через Босфор и Дарданеллы) практически готов к эксплуатации. Российская компания "Транснефть" оценивает необходимые затраты на профилактические работы (в основном ремонт поврежденного чеченского участка трубы) в 10 миллионов долларов. И до 2002 года по этому пути можно было бы прокачать до 5 миллионов тонн нефти.

Есть другой путь - "грузинский", через трубопровод Баку - Тбилиси - Супса - Батуми (далее - танкерами). Но этот трубопровод построен более 70 лет назад и не эксплуатируется с 1986 года. Затраты на требуемый капитальный ремонт, сооружение терминала и реконструкцию порта в Батуми оцениваются в 25-30 миллионов долларов. Правда, общая ожидаемая Грузией прибыль (плата за транзит) может исчисляться суммой в 500 миллионов долларов. Но это лишь в том случае, если "грузинский путь" станет основным для азербайджанской нефти. Что проблематично.

Турция сегодня ведет переговоры с Азербайджаном, склоняя Баку к выбору третьего пути: либо через Иран - Турцию (Баку - Тебриз - Джейхан), либо через Грузию - Турцию (Баку - Тбилиси - Супса - Батуми - Эрзерум - Джейхан), обещая помощь в строительстве трубопровода и предупреждая о трудностях транспортировки нефти российскими танкерами через проливы Босфор и Дарданеллы. Проход большегрузных танкеров через Дарданеллы Турцией уже ограничен под предлогом повышения экологической безопасности.

Из всех перечисленных вариантов российский пока кажется наиболее предпочтительным и самым дешевым хотя бы потому, что этот путь уже почти готов к эксплуатации. Но дешевизна российского пути не означает его неоспоримого преимущества. Главную опасность для проекта представляет непредсказуемость поведения чеченского участника уже заключенного трехстороннего соглашения, подписанного Министерством топлива и энергетики России, Государственной нефтяной компанией Азербайджанской Республики (ГНКАР) и Государственным унитарным предприятием "Южная нефтяная компания (ГУП "ЮНКО") Чеченской Республики Ичкерия. Согласно этому документу чеченская сторона - "ГУП "ЮНКО"... обеспечивает транспортировку азербайджанской нефти по территории Чеченской Республики Ичкерия". Причем по этому договору чеченская сторона гарантировала неприкосновенность трубы и перекачивающейся по ней нефти. Но когда дело дошло до конкретных дел, руководство ЮНКО и руководство самой Чечни выдвинули те самые условия оплаты - 2,2 доллара за тонну.

Чеченцев можно понять. Согласись они восстановить нефтепровод за счет России, они получили бы на эти цели деньги всего один раз: менее одного миллиона долларов - и все. А установив повышенную вшестеро плату за транзит, качали бы из России деньги постоянно. Естественно, российская сторона не могла пойти на такие условия. Тем более что тем самым Москва подала бы плохой пример другим северокавказским республикам, которые тоже начали было предъявлять претензии на нефтяные деньги. Например, Магомед Толбоев, секретарь Совета безопасности Дагестана, в беседе с журналистами так выразился о "нефтяном транзите" из Азербайджана: "По нашей территории проходит 272 километра трубопровода. Как субъект Федерации мы примем на себя ответственность за транзит. Но почему в подписанном договоре между Москвой, Баку и Грозным Дагестан вообще не упоминается? Ведь будет использоваться наша земля. Если труба станет работать на полную мощность, потребуется привлечение дополнительных средств защиты. Нефтепровод был спроектирован двадцать лет назад, несколько лет не эксплуатировался. Сейчас началась профилактическая проверка трубы. И уже ясно, как велика опасность экологической катастрофы. Особенно в северной части республики.А там - нерестилища осетровых, наше главное богатство. И если увидим малейшую угрозу - закрыть задвижку на трубе ничего не стоит..."

Президент Республики Ингушетия Руслан Аушев сообщил о финансовых претензиях ингушей более прямо: "Нефтяной транзит может быть нам выгоден, хотя по территории республики проходит всего 17 километров трубопровода. Но, во-первых, такой стратегический проект будет гарантией политической безопасности в регионе. Во-вторых, мы ведем переговоры с РАО "Транснефть" о компенсациях охраны нефтепровода, за использование нашей насосной станции. Плюс обеспечение экологической безопасности: на нашем участке трубы возможны оползни. Если "Транснефть" посчитает наши требования чрезмерными, что ж, тогда мы скажем: транзита не будет".

Вероятно, именно опасность объединения всех северокавказских финансовых претензий подвигнуло российское руководство на жесткую позицию по отношению к чеченским претензиям. Сначала первый вице-премьер Борис Немцов, а потом и глава правительства Виктор Черномырдин прямо заявили, что не потерпят "диктата Грозного" в отношении условий транзита азербайджанской нефти. Что у России уже имеются планы строительства нового трубопровода - в обход и Чечни, и, если потребуется, других северокавказских республик. Прокладка нового участка трубы обойдется России в немалую копеечку - до 200 миллионов долларов, но в будущем эти затраты окупятся сторицей.

Россию, правда, поджимают сроки: первая нефть из Баку, напомню, пойдет в октябре. Но выход нашелся и в этой ситуации: международному консорциуму может быть предложен компромиссный вариант: первые 200 тысяч тонн Россия заберет себе и переработает на Астраханском нефтеперерабатывающем заводе. А в Новороссийск вместо азербайджанской нефти будет перекачено столько же сибирской нефти - для продажи на европейских рынках. Со стороны консорциума возражений пока не последовало.

Естественно, в этом случае Чечня не получала уже ни цента - ни на восстановление трубы, ни за несостоявшийся транзит. Правда, президент Борис Ельцин, обсуждая перед телекамерами этот вариант с Виктором Черномырдиным, сказал, что идти в обход Чечни было бы нежелательно. Лучше было бы договориться. Однако игра по существу была уже сделана. И чеченцы спохватились. Из Грозного раздались заверения о том, что Чечня не имеет принципиальных возражений против "российского варианта" оплаты ремонтных работ и последующего транзита. Полномочная делегация на ближайшем самолете вылетела в российскую столицу для подписания соглашения. Хотя даже после прилета президент ЮНКО Хожахмет Яриханов все-таки пытался еще раз "набить цену" и выспорить дополнительные преференции от России. Однако, по большому счету чеченцы уже проиграли больше, чем могли. Ибо теперь Россия уже наверняка в ближайшее время все-таки построит обходной экспортный нефтепровод. Когда он будет готов, часть азербайджанской нефти непременно потечет по новой трубе - и Чечне достанется меньше транзитных денег, чем она рассчитывает. А в случае каких-либо конфликтов с независимой Ичкерией, чеченская труба совсем опустеет, вся экспортная нефть уйдет в обход. Правда, в этом случае России нужно будет очень тщательно охранять новый трубопровод от возможных диверсий. Ибо желающих взорвать трубу найдется немало...

Александр ПРОЦЕНКО,

специально для "ЗП".


13 октября 1997г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.