МАУ ИЦ «Норильские новости»

Под опекой

Под опекой

Под опекой

Рейды по проверке неблагополучных семей проводятся участковыми уполномоченными регулярно. Мы с фотокором попали в один из них, в Кайеркане. «Подопечных» в этот раз было немного — видно, нам сделали «поблажку»: обычно на две группы участковых приходится по полсотни адресов. Но сегодня в списке посещения только две семьи.
Дмитрий Вдовин и Олег Верёвкин

У нас нормальная семья

В доме Натальи Н. вкусно пахло выпечкой. Оба внука у телевизора, судя по доносившимся из зала звукам, смотрели мультики. Хозяйка хлопотала у плиты. Мы ожидали увидеть здесь всё что угодно — неухоженных детей, беспорядок в квартире... Да не тут–то было.

Из зала высунулись две мальчишеские головы.

– Я Федя! Я Федя!

– А я Дима! — наперебой закричали мальчишки.

– Ой, да не стойте на пороге! Проходите, я вас ужином угощу, — засуетилась хозяйка, приглашая незваных гостей. И вдруг остановила взгляд на фотоаппарате: – А вы кто?

– Это из газеты. Не переживайте, они только посмотрят и уйдут. Мы за ним следим, — пошутил Олег ВЕРЁВКИН, старший участковый ОВД Кайеркана, наш «проводник».

Наталья недоверчиво посмотрела на нас. Но на кухню пройти всё же пригласила. И как–то всё не поворачивался язык спросить: где неблагополучие–то? Почему эту квартирку, уютную и ухоженную, регулярно посещает участковый, причём друг друга с хозяйкой по имени–отчеству величают (явно с уважением) и интересуются семейными делами друг друга?

– У Натальи сын в тюрьме сидит. Отец мальцов, — кивнув на Диму с Федей, объяснил напарник Олега Тихоновича, Дмитрий Вдовин, пока тот заполнял какие–то бумаги. — Мать бросила, усвистала в другой город, попала во всероссийский розыск. А отец тут набедокурил: наркоман, стал приворовывать, сел. Отсидел полтора года, и из ОИК–30 прислали бумагу о возможном досрочном освобождении. Если мать согласится принять его обратно домой раньше срока, освободят. Нет — сидеть ему ещё год. Она, конечно, против — вы посмотрите, дети спокойные стали, чистенькие, ухоженные, в доме, как ни придёшь, что–нибудь вкусное на столе. Он сейчас появится и всё разрушит. Так что я лично её понимаю.

– А что год даст? Ну вернётся он в следующем году и так же донимать будет, — спрашиваю.

– К этому времени Наталья Ивановна хочет на материк перебраться вместе с внуками. Она их опекун, так что можно.

Пока Верёвкин прощался с хозяйкой, мы решили сделать пару кадров.

– Вы что делаете? Что за бесцеремонность — без спросу детей фотографировать неизвестно зачем? — обрушила на нас свой праведный гнев Наталья. И неясно, чего больше было в этом окрике — негодования или страха за детей. А мальчишки, обрадованные вниманием к себе, напротив, начали позировать. — И вообще, у нас тут нормальная семья. Не делайте из нас клоунов.

Мы поспешно ретировались. Уже в подъезде, за закрытой дверью, Олег Тихонович вступился за хозяйку:

– Вы не обижайтесь на неё. Ей и нас хватает, и светиться, понятно, не хочется.

— Ну что, Сергей, исправляешься?
— Ну что, Сергей, исправляешься?

Исправление

Почти год назад неспокойно было и в другой семье, куда мы заглянули с проверкой. Сергей, глава семейства, пил, скандалил.

– Сашка, сын, сбежал из дома. Пришёл как–то из школы, дверь открыть не смог — в квартире спал пьяный отец — и пошёл к друзьям. Так и гулял сутки, пока случайно не попался нам — мы уже знали, что его разыскивают, мать написала заявление о пропаже ребёнка. А тут смотрим, поздно вечером мальчишка по улице разгуливает один. Остановили, спросили имя. Оказалось, пропавший. В общем, теперь их семья стоит на учёте, хотя с тех пор всё наладилось — отец работает, бросил пить, следит за воспитанием детей — у них ещё дочка Катюша... — нимало не смущаясь присутствия самого Сергея, рассказывал Верёвкин. — Ну что, не так я говорю, Серёжа?

– Да так всё, Олег Тихонович. Был за мной грешок, — явно стесняясь нашего присутствия, объяснял хозяин дома.

– Ну, Саня, говори, всё у вас нормально? — переключив внимание на сына, продолжил «допрос» Верёвкин. — Конфеты папа покупает? Играет с вами?

Мальчишка кивнул и исчез за спиной отца. «Дядю Олега» он не боится — раньше участковый навещал семью чуть ли не через день. Теперь — редко.

– А чего к ним каждый день ходить? Видите же, семья хорошая, дома чисто, ремонтик ладный. Дети довольные. Ну что ещё надо? Прошло время, когда я водил их папу по все ларькам в округе и показывал продавцам, чтобы знали в лицо, кому водку отпускать нельзя, — объяснил участковый, когда мы вышли за дверь. — Пару месяцев ещё похожу к ним, и если всё будет нормально, снимем с учёта. Хорошо, что дети мужику дОроги оказались, а то погуляй он ещё пару месяцев, спился бы, детям бы ой как аукнулось.

– И большое каждый год «пополнение» в числе неблагополучных семей? — уточняю.

– Сейчас у нас 18 таких на учёте. По статистике это число из года в год меняется не сильно — пока одних снимаем с учёта, какой–нибудь форс–мажор происходит у других, и они занимают место «выбывших». Причины попадания в поле зрения участковых разные — то дети из семьи уходят, не выдерживая пьянства родителей, то сами нахулиганят где–нибудь. Некоторые мамы и папы и вовсе на своих детей ноль внимания — те растут как трава в поле, сами по себе. А других родители в школу не водят, считая, что математика им в жизни не пригодится...

***

У подъездной двери мы распрощались с участковыми. Для нас на этом дежурство закончилось, а им в этот вечер ещё предстояло обойти пару адресов «подопечных» (правда, уже по другому поводу — нужно было проверить владельцев охотничьего оружия) и провести приём граждан. На часах меж тем было восемь вечера...

На рейде побывали Татьяна ЗАЧУПЕЙКО и Александр ВАКУЛЕНКО

3 декабря 2008г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.