МАУ ИЦ «Норильские новости»

Проверка на прочность

Проверка на прочность

На встрече президента Дмитрия Медведева, гендиректора компании «Норникель» Владимира Стржалковского и акционеров компании Владимира Потанина и Олега Дерипаски была фактически похоронена идея создания объединённой металлургической компании.

Из источников, близких к правительству, известно, что схема, переданная Медведеву на рассмотрение в январе 2009 года, предполагала следующее: государство помогает российским металлургическим монстрам расплатиться с долгами, составляющими десятки миллиардов долларов, в обмен на что спасённые компании переходят под частичный контроль государства. Однако концепция объединения в конце концов, похоже, не устроила ни государство, ни бизнесменов. О том, как ведущая компания отрасли — ОАО «ГМК «Норильский никель» — будет теперь преодолевать кризис, рассказывает её генеральный директор Владимир Стржалковский.

– В одном интервью в конце октября прошлого года вы сказали, что «Норникель» – устойчивая компания. Подпишетесь ли сегодня под этими словами?

– Да. «Норильский никель» остаётся лидером горно–металлургической отрасли в мировом масштабе и по многим показателям крупнейшей российской компанией. Мировой кризис дал возможность провести ревизию всех существующих проектов. «Норильский никель» находится сейчас на таких позициях, которые позволяют нам в отличие от зарубежных конкурентов и партнёров не прибегать к мерам вроде приостановки работы и закрытия основных производственных площадок или массовых сокращений. Одно из основных конкурентных преимуществ «Норильского никеля», а именно уникальность добываемой руды, позволяет сохранять самую высокую рентабельность даже в условиях снижения цен на металлы. Кроме того, для предприятий, ориентированных на экспорт, ослабление рубля стало серьёзной поддержкой. Кризис ведь всегда несёт в том числе и новые возможности. В такие периоды компании проходят тест на прочность, а наиболее сильные находят новые резервы для сокращения издержек и пути увеличения выручки.

– Тогда же, прошлой осенью, вы говорили: «Мне приходится работать практически антикризисным менеджером». Что уже удалось сделать в этой роли с момента вашего назначения, фактически совпавшего с резким спадом в отрасли?

– В новых условиях стратегия развития компании претерпела серьёзные изменения. Например, была сокращена инвестиционная программа, уменьшена численность московского офиса, оптимизированы текущие расходы. Приоритет для нас – сохранение конкурентоспособного производства в России. Если низкие цены на вырабатываемые нами металлы сохранятся, мы будем поэтапно избавляться от своих активов за рубежом, где себестоимость производства более высокая. Тем не менее ещё не по всем предприятиям приняты решения. Ведь здесь важно не принять опрометчивых решений, надо понимать не только какова экономика сегодня, но и какой она будет в ближайшие несколько лет.

В результате принимаемых мер выручка этого года должна составить 7–8 млрд долл. А благодаря отмене экспортных пошлин на никель и медь и ослаблению курса рубля я рассчитываю на операционную прибыль в 1,6–1,8 млрд долл.

– Ждёт ли «Норникель» от государства неких гарантий или поддержки в иной форме?

– Я всегда выступал за партнёрские взаимоотношения с государством. Государство и бизнес могут конструктивно взаимодействовать. Государство – с помощью своих механизмов, а компании, особенно системообразующие, – исполняя свои социальные обязательства. Сегодня в условиях кризиса многие стараются получить денежные средства от государства для поддержки своей деятельности, но, видимо, забывают, что эти средства – кредитные. А кредиты когда–то придётся отдавать. В этом смысле «Норникель» заинтересован не в получении дорогих кредитов, а в системном взаимодействии. Например, как это было при решении вопроса о размере экспортных пошлин. Следующим шагом мог бы стать государственный заказ на металлы – я имею в виду, что государство могло бы выкупать у компании какую–то часть производимого металла. Это выгодно как государству, которое закупает металлы по низкой пене, а потом может предложить их на рынок в период высоких цен, так и рынку в целом – изымается избыточное предложение.

– До недавнего времени активно разрабатывалась идея создания объединённого металлургического холдинга с участием основных гигантов отрасли. Если бизнесмены вернутся к своей идее, не станет ли холдинг нежизнеспособным образованием? Исходя, например, из того, что многолетние владельцы этих гигантов – все люди харизматичные и, как показал недавний опыт, не всегда способные договариваться?

– Я уже говорил, что пока никаких конкретных проектов объединения не рассматривается. А что касается взаимоотношений, то работа с акционерами сейчас ведётся дружно и консолидированно. Отечественный бизнес показал, что умеет договариваться и эти договорённости исполнять. При необходимом содействии, конечно. Мы регулярно встречаемся с Владимиром Потаниным и Олегом Дерипаской и всегда решаем необходимые вопросы быстро и конструктивно.

– Каковы возможности и сроки выхода отрасли из кризиса? И что «Норникель» предпринимает для восстановления стабильности компании?

– Помимо кризисных проявлений, связанных со снижением объёмов производства металлургическими предприятиями, существуют негативные тенденции, связанные с рекордным ростом цен на никель в предыдущие годы. Высокая стоимость металла заставила производителей нержавеющей стали использовать другие материалы в качестве замены никелю. Однако общепризнанным рыночным стандартом по–прежнему остаётся нержавеющая сталь с высоким содержанием никеля. Многие виды промышленности, где требуются высокое качество, прочность и экологичность, просто физически не смогут использовать другие материалы. Коррекция цен на металлы позволит повернуть эти тенденции вспять.

– Пришлось ли компании отказаться от реализации каких–либо социальных, спортивных, экологических программ?

– Что касается социальных программ, то у «Норильского никеля» есть серьёзные социальные обязательства на территориях хозяйствования: в Норильском промышленном регионе, в Красноярском крае, в Мурманской области. И в этой части мы все свои обязательства будем выполнять в прежнем объёме. На наших предприятиях нет речи о массовых сокращениях, урезании заработной платы или отказе от программ подготовки профессиональных рабочих кадров.

– Как известно, многие компании сейчас срочно избавляются от непрофильных активов. «Норникель» тоже?

– Работа, связанная с оценкой целесообразности сохранения таких активов, ещё продолжается. Была проведена существенная переоценка необходимости для «Норникеля» спортивных проектов, перед их менеджментом поставлена задача искать дополнительные источники финансирования. У нас есть в Красноярске объект – фанпарк «Бобровый лог», перед его руководством также поставлена задача достичь рентабельности. Также и с другими объектами: они не должны висеть мёртвым грузом на компании, они должны сами зарабатывать себе на жизнь.

– Известен ли вам позитивный опыт выхода из настоящего кризиса иностранных коллег–металлургов, который «Норникель» мог бы использовать?

– Насколько я знаю, ни одна крупная металлургическая компания в мире сейчас не живёт спокойно, и каждая ищет пути выхода из сложившейся ситуации самостоятельно.

Евгения КВИТКО («Большой бизнес», апрель–2009)

Фото Владимира МАКУШКИНА

21 апреля 2009г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.