МАУ ИЦ «Норильские новости»

Добро пожаловать в Норильск

Добро пожаловать в Норильск

Добро пожаловать в Норильск

Сегодняшний гость «ЗП» — Виктор КАЛИНИН, недавно назначенный на пост заместителя главы Норильска по развитию городского хозяйства. В этом интервью — его видение новых административных решений в сфере городского хозяйства, взгляд на реформы в жилищно– коммунальной сфере, а также рассказ о проектах и планах администрации Норильска на 2010 год.
Виктор Калинин

Представлять новых людей в аппарате главы города — в традициях «ЗП». Однако Виктора Калинина новым человеком не назовёшь. Напомним, до 2004 года он был директором производственного объединения «Талнахбыт», затем работал в норильской администрации в должности начальника управления ЖКХ. В 2006 году уехал в Санкт–Петербург.

— С чем связано ваше возвращение, Виктор Александрович?

– Выполнены задачи, которые на определённом жизненном этапе передо мной стояли. Я же местный: здесь родились и я, и мой отец; мои дети — норильчане в третьем поколении. Тем, у кого на материке есть родственники или потенциальное жильё, немного легче. Моей семье в этом смысле сложнее — ехать было особенно некуда, и просто отправить дочь в никуда — сложно. В своё время на семейном совете постановили: ехать вместе. Сейчас, когда решены вопросы с учёбой и вузом, с жильём и ремонтами, я вернулся в родной город, чтобы продолжать работать на новом витке развития наших с Норильском взаимоотношений... Жена и дочь остались в Питере.

— Это было приглашение в новую команду, в сильно изменившийся за пять лет город? Каким вы его застали?

– Прихорошившимся. Нарядным. Комфортным для проживания. Городом, в котором чистоты, порядка и заботы о людях гораздо больше, нежели в огромном числе городов нашей необъятной страны. В моих словах нет иронии и преувеличения, — поверьте, мне есть с чем сравнить, я был во многих городах.

— Издалека, наверное, виднее. В чём же существенное различие?

– Мне как специалисту в области коммунального хозяйства в первую очередь бросается в глаза оценка именно этой стороны жизни любого города. Я смотрю на чистоту улиц и дворов, состояние подъездов, домов и их фасадов и так далее.

— Зимой Норильск всегда нарядный...

– Я имею в виду содержание, своевременную очистку и вывоз снега. Последние снегопады в средней полосе России подтвердили, что эта работа везде организована по–разному — где–то лучше, где–то вообще никак... Норильск многим городам можно привести в пример. Знаете, есть такое понятие — многолетний мусор? Это когда идёшь по улице, и там грязно не потому, что вчера не подмели, а потому, что он лежит там годами. В Санкт–Петербурге такой мусор есть и во дворах, и на улицах. У нас же может быть только то, что не успели убрать максимум вчера.

Город посвежел
Город посвежел

Сами с усами

...Знаете, в Питере нет понятия, что электрик или сантехник придёт и бесплатно что–то исправит. Что бы ни случилось — всё за деньги...

— Вы хотите сказать, что в этом смысле у нас социализм? Норильск добрее, человечнее? Дворники лучше вышколены? В чём причина?

– Государство не первый год дистанцируется от взаимоотношений населения и организаций, которые оказывают жилищно–коммунальные услуги. Законы и Жилищный кодекс диктуют нам, что есть собственник жилья — то есть мы с вами. Собственниками определяется способ управления домом. Люди решают: то ли создать организацию собственников, то ли нанять управляющую компанию, и она будет вести их «домовые дела». Жильцы должны самоорганизоваться и эксплуатировать жильё по их личному усмотрению. А роль государства в этом — только контроль в лице жилищной инспекции.

— И что, функция государства на этом заканчивается? Как же так?

– Государство по большому счёту перестаёт интересовать, кто и как эксплуатирует жильё, его задача — лишь раз в год проверить это. Ведь когда вы покупаете машину, никому в голову не приходит интересоваться, как часто вы её моете или какой бензин заливаете. Другое дело, что в случае с жильём наше сознание к этому мало готово. Не созрели ментально. При этом есть механизмы, есть способы и наработки новой системы: избирайте, ведите, рулите и требуйте, уважаемые жильцы!

— Да, но в Норильске до сих пор сильны традиции, когда решает и требует администрация...

– Так построена социальная политика города. Здесь до сегодняшнего дня местные власти рассматривают коммунальные жалобы, которые стекаются в мэрию по инерции: ТВ это снимает, управление ЖКХ предпринимает меры. Мы собираем ежедневные совещания и планёрки, ставим задачи, едем с систематическими проверками ремонтов, содержания жилищного фонда, его качества, санитарного состояния, чего угодно... Хотя от этой функции государство нас призывает уйти — по новому закону, по новой структуре взаимоотношений.

На самом деле у нас в Норильске произошло то же самое, что и во всей стране — жители на своих собраниях под протоколы избрали управляющую организацию, заключили с ней договоры на оказание услуг. Мы же представляем интересы нанимателей лишь в той части жилищного фонда, где осталась муниципальная собственность — это чуть более 30 процентов жилья.

— И всё же кому мы, квартиросъёмщики, платим деньги — в чей, собственно, карман они попадают?

– Управляющей организации. Около 60 процентов оплаты покрывают потреблённые теплоэнергоресурсы — отопление, воду, услуги канализации, электроэнергию. И 40 с небольшим процентов — это деньги за оказанные нам жилищные услуги: содержание дома, лифтов, текущий и капитальный ремонт, освещение и уборку в подъездах, вывоз мусора, очистку подъездных путей, вывоз снега, борьбу с крысами и так далее.

Ещё раз повторю: дело государства, в данном случае жилищной инспекции, — годовой технический осмотр дома. По большому счёту — всё! А жильцы, кого наняли, с того и спрашивают, — они управляющей компании платят за это деньги, и это их договорные отношения.

Ночной Норильск
Ночной Норильск

Дядя Вася из Лос–Анжелеса, или Слоёный пирог

— В Норильске нет ни одного дома, где было бы 100 процентов частной собственности.

– Скорее всего, никогда и не будет.

— Почему?

– Темпы приватизации тут в принципе ниже, чем по всей стране. У нас лет 15 не ведётся строительство. И потом, человеку нужна собственность там, где он собирается прожить счастливо вторую половину своей жизни в нормальных климатических условиях.

В каждом доме есть доля муниципального жилья, так что функцию собственника в этой доле выполняет как раз таки администрация. Процент собираемости оплаты в муниципальном жилье — от 85 %, тогда как по приватизированному данная цифра подбирается к 94. Это достаточно серьёзные деньги, их мы недополучаем с населения, соответственно на эти суммы снижается количество работ и услуг, оказываемых людям. Условно говоря, если вместо 100 рублей собрано 80, то и услуг предоставят на 80, и ни копейкой больше.

— Меры и механизмы взимания долгов с неплательщиков у нас такие же, как везде, — разве что на растяжках фотографии должников, слава богу, не вывешивают. Все эти методы, они — только честно — работают?

– И предъявления претензий через судебных приставов, и борьба за оплату путём непредоставления должникам услуг — всё работает. Создан даже прецедент, когда человека по суду лишают права на жильё и переселяют в специальную гостинку. Хотя проблему это не решает.

— То есть?

– К примеру, есть квартиросъёмщик, которого надо переселить, есть его задолженность в 300 тысяч рублей. Управляющая компания потратит массу денег на ведение судебного процесса, госпошлину за решение суда, оплатит приставам выезд на эту квартиру; те опишут никому не нужное имущество — колченогий стол какой–нибудь и телевизор, который невозможно реализовать, чтобы частично возместить убытки... Закончится это выселением — в гостиночку со свежим ремонтом, тоже недешёвым. Долг в 300 тысяч для неплательщика обнуляется, а для управляющей компании, которая тратила свои деньги на многолетнее содержание этой квартиры, — сплошные убытки.

— Так на какие кнопки надо нажать, чтобы дядя Вася, который живёт рядом со мной и не платит за квартиру, начал это делать?

– Ни на какие. Нет этих кнопок. Объясню. В Лос–Анджелесе или в Париже есть районы, где живут люди очень богатые, есть — где со средним достатком, есть районы для малообеспеченных и откровенный «гарлем». Там люди с разным достатком в одном доме не селятся изначально. Одни зарабатывают, другие ведут асоциальный образ жизни: общество бы не поняло, осудило, если бы они поселились рядом.

Наш дядя Вася платить не начнёт, пока не произойдёт социального расслоения жилья! Так и будет: трое платят, один — нет. К сожалению.

Возьмите Рублёвку в Москве: стоимость содержания значительно выше, чем в среднем по столице. Или просто элитные дома — лифты с зеркалами, охрана, швейцары... В любой нашей норильской девятиэтажке можно такое устроить — только плати за это! Люди «там» — платят, дом содержат, и у них на одной лестничной клетке олигарх с бичом не соседствуют.

Так что ничего пока не изменить. Этот процесс сам по себе пошёл — вы же видите: есть такого статуса жильё, есть иного...

— То есть мы к этому придём?

– Конечно!

— Когда?

– Ну, сколько демократия в Америке существует? 300 лет?.. Я вам говорю: это процесс естественный. Он медленно, но движется. Ведь даже в Норильске есть хорошие, престижные дома, а есть куда попроще.

Световые деревья стали украшением города
Световые деревья стали украшением города

Мы пойдём другим путём

— Что бы вы изменили, привнесли в работу горхоза? Где, на ваш взгляд, подкрутить гайки стоит в первую очередь?

– Подкрутить хочется как раз в сфере эксплуатации жилищного фонда. После перехода на новую систему договоров между жильцами и управляющими компаниями началось плавное и постепенное снижение качества оказания услуг населению.

— Ух, наконец–то это признали!

– Это есть, я это вижу как профессионал. Моя задача — построить систему, которая бы в новых экономических условиях позволяла локально, в городе Норильске, эти отношения поддерживать достойно. Раз в силу сложившихся обстоятельств норильчане не столь организованны, чтобы самостоятельно контролировать ооошки и принимать решения, людям надо в этом помочь. Получается, эта функция — влиять на процессы — по–прежнему отчасти наша.

Что ж, для начала вернёмся к системе мониторинга качества оказания услуг населению — будем ежемесячно подводить итоги, оценивать каждую управляющую организацию: по каждой территории, по каждому району. Создадим аналитические материалы, станем инициировать среди нашего не очень активного населения процедуру предъявления претензий к нерадивым управляющим компаниям. Вплоть до расторжения договора.

Такая работа уже началась. А то некоторые управляющие компании возомнили себя небожителями. Считают, что раз система устоялась, то с них и спроса нет, что они здесь будут работать бесконечно — независимо от того, насколько хорошо или плохо справляются с обязанностями. Нет уж. Мы построим такую систему, которая скажет им и населению, что это не так — в случае если вы, ребята, трудитесь не так, как следует, на ваше место придут другие.

Вторая задача — это изменить взаимоотношения бюджета, муниципалитета и ремонтов, проводимых на его объектах. Не секрет, что сегодня многие ремонтные работы, которые затеваются в Норильске, в которые вкладываются деньги налогоплательщиков, затягиваются либо вовсе срываются по срокам. Мы можем закрыть садик на год, а открыть его через два с половиной года... Реальность показывает, что в этом плане мы работаем малоэффективно. Вот смотрите, я сделал анализ за три последних года: список неблагонадёжных подрядчиков — семь страниц...

— Извините, а благонадёжные есть?

– Да. В конце перечислены добросовестные, вот они — их семь... Почему это происходит? Не отлажена система. Изменить её — тоже моя задача. Предстоит создать комфортные условия, при которых бы подрядчик эффективно работал, а мы только принимали объекты, а не бегали за ним.

— Ваша функция заключается не только в контроле за качеством и эксплуатацией жилищного фонда. В горхозе кроме этого есть ещё дороги, магистрали, трубопроводы, энергоснабжающие организации, вопросы землепользования и архитектуры, транспорт, в том числе пассажирский, муниципальный, коммерческий, самолётный и так далее.

– Что касается пассажирского транспорта, наше муниципальное унитарное предприятие НПОПАТ — одно из лучших в городе. Ему удалось сохранить высокий уровень качества услуг, который был заложен ещё управлением комбината, затем Заполярным филиалом «НН». В том же Красноярске пошли по пути уничтожения муниципального транспорта, а затем, когда частники стали диктовать свои условия, оказывая не совсем качественную услугу, вернулись к восстановлению старого порядка. Но уже через конфликт, через взаимные претензии.

На балансе МУП НПОПАТ 330 автобусов, и все до единого — на ходу, нет ни одного, который бы стоял под забором. Второй вопрос, что мы недостаточно эту сферу финансируем. Буду решать проблемы в рамках бюджета, искать средства на пополнение парка, на его возмещение, должное обеспечение запчастями. Здесь ведь Крайний Север — условия дают о себе знать большими затратами на содержание машин. К тому же специфика Норильска такова, что, к примеру, ежедневно на линию не выходят порядка 40 кондукторов.

Представьте, 40 автобусов каждый день ездят почти вхолостую. Кондукторов не хватает физически: не идёт народ...

Конечно, существует субсидия из бюджета на возмещение непокрываемых расходов. Но бюджет уже второй год дефицитный — кризис...

— В начале беседы вы отметили, что Норильск посвежел. Внешний вид города — насколько это важно для вас?

– Первостепенно, безусловно. Более того, глава города Сергей Шмаков глаз не спускает с этого вопроса. Буквально позавчера он дал задание управлению архитектуры заняться подготовкой нового поколения световой иллюминации к следующему Новому году. Есть планы и по ремонту фасадов в исторической части города. Эта работа архиважна.

— Вы по натуре сторонник резкого «переключения скоростей» или долго присматриваетесь, прежде чем что–то предпринять? Ждать ли от вас каких–то рывков, срочных изменений и событий? Можно ли сказать, что буквально завтра вы намерены поменять то–то и то–то?

– С 1 февраля 2010 года вступит в действие положение о подведении итогов качества выполнения обязательств управляющими компаниями. За январь мы уже подведём итоги и начнем спрашивать с ооошек.

В правовом управлении администрации на согласовании находится новая форма муниципального контракта — того самого, по которому мы нанимаем подрядчиков на различные виды работ. В нём будут предусмотрены нюансы, которые позволят отсеять подрядные организации, не владеющие достаточными ресурсами, дабы браться за тот или иной объект или участвовать в тендере. В контракте будут прописаны условия, по которым, не имея ничего за спиной, вы не сможете получить предоплату. Только по факту. И не будет так: полфасада сделал — за полфасада заплатили. Мы пропишем: пока ты нам весь фасад не сделаешь — денег не получишь. Кроме того, новый контракт запретит привлекать к работе субподрядные организации.

Уже сегодня мы занялись проектно–сметной документацией по текущим плановым ремонтам. Долго раскачиваться не будем: всю документацию проверим до 1 февраля, с 1 марта проведём тендеры, а с 1 апреля начнём работы на фасадах, кровлях и прочем — чтобы до 1 сентября успеть облагородить летний город.

— Всегда есть недовольные тем, что делает власть. Многие ворчат: «Лучше бы туда деньги вложили или туда...». Идеально, когда приоритеты народа и власти совпадают.

– Резервы у нас есть. Их мы собираемся активизировать и использовать имеющиеся силы для улучшения качества предоставляемых населению услуг. Я знаю, как это сделать. Надеюсь, совместная работа обернётся благом для норильчан.

Беседовала

Марина КУЗНЕЦОВА

Фото Владимира МАКУШКИНА

21 января 2010г. в 17:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.