МАУ ИЦ «Норильские новости»

Многоликая Огдо

Многоликая Огдо

Многоликая Огдо

8 февраля Огдо Аксёновой, подарившей долганскому народу письменность и литературу, исполнилось бы 74 года.
Многоликая Огдо

На городском кладбище Дудинки издали виден памятник с датами рождения и смерти Евдокии Егоровны Аксёновой: 08.02.1936 — 14.01.1995. Пусть пророческие слова её любимого поэта Владимира Высоцкого согреют душу ушедших к верхним духам нашей Огдо:

Досадно, что сам я немного успел,

Но пусть повезёт другому.

Выходит, и я напоследок спел:

«Мир вашему дому».

Память жива! Мы помним тебя, Огдо!

Подтверждение тому — десятилетний юбилей музея Огдо, созданного родственниками и друзьями Евдокии Егоровны в Хатанге при музее природы заповедника «Таймырский». Эта круглая дата была отмечена совсем недавно, в конце января. Музей — лучшая память о поэтессе, он хранит её бесценное творческое наследие.

А я в своей песне сестринской «Огдо — птичка певчая» сравниваю её с ненасытным оленёнком, негаснущим костром и с «Бараксан».

Что такое «Бараксан»? Это первый её труд, изданный в 1973 году, откуда идёт счёт появления долганского нашего языка, письменности.

«Бараксан» — это весна красна!

«Бараксан» — это святое существо

— Огонь!

«Бараксан» — это всё живое

на земле, Всевышний!

И, конечно, «Бараксан» —

это любимый родной человек!

Всё это двигало её к творчеству, которое называется титанический труд нашей Огдо.

Огдо до малейшей детали помнила свой Большой Род: по отцовской линии Аксёновых, по материнской — Молонтиновых. С весны 1994 года она начала работу по сбору и составлению Древа Рода нашего. В конце 1994–го заболела — не успела...

Очень любила она книгу Николая Анисимовича Попова «Из Рода Каранто» — про кочевников авамской тундры. Он так правдиво описывает путь отца от простого оленевода, которого тундровики избрали председателем Затундринского сельсовета при большом поселении Пайтурма, до секретаря по идеологии Авамского райкома партии, которого утвердили в переломные годы Великой Отечественной войны.

Мы с Огдо гордились своим отцом, который мотался по тундре на личной оленьей упряжке и поднимал народ по кличу партии «Всё для фронта, всё для Победы!». А мы помогали всем посёлкам загружать привезённый аргиш — в ящиках и мешках рыбу, пушнину, туши дикого оленя — на быстрокрылые У–2, Ан–2 в аэропорту «Волочанка». Своё стихотворение «Обычай предков» Огдо так и подписала: «Посвящаю отцу Аксёнову Егору Дмитриевичу».

Отец в период становления Советской власти в 1930–е годы спас в тундре от кулацкой пули сына своего друга по партии. Дрожь берёт, как крик отца «Не стреляй!» перекликается с криком на всю планету Евдокии Егоровны:

«Не стреляйте», — и я повторяю

им вновь,

Тем, кто мира для нас не желает,

Кто сегодня детскую кровь,

Кровь народную проливает.

«Посмотрите, — кричу, — мой народ

Всех соседей своих уважает.

Он по–детски приветствует

солнца восход

И улыбкою гостя встречает».

Мы, долгане, на светлой земле

рождены!

Мы, долгане, не знали

и не знаем войны!

Ещё свежи в памяти наши бабушки, тётушки: Клабыя (Клавдия), Мачу (Мария), Оксе (Аксинья), Ната (Наталья), Лёкё (Лукерья), наша матушка Пёдё (Феня). Нам в детстве рассказывали, как они с мужьями с первых дней образования Норильского металлургического комбината на своих личных оленях везли промышленные и продовольственные товары через озеро Собачье.

А брат матушки Уча (Иван) был у Урванцева проводником, и за хорошую работу ему подарили американские ботинки и большой серебряный чайник.

Не случайно Огдо с гордостью подмечала: «А комбинат–то свою жизнь начинал с оленьей упряжки наших Родичей». Это о них рождались песни: «Песня оленевода», «Песня охотника», «Песня пастушки Дарьи», «Арадой» (наши маяки–частушки), «Песня о комсомольце Осипове», «Рыбаки–смельчаки».

Велик богатый долганский фольклор в творчестве нашей Огдо: 130 пословиц, 20 примет о природе, 30 сновидений, а также наставления, проклятия (!) и наблюдения о быте и человеческих отношениях записаны ею. Отдельно вышли в свет «Игры моего детства». А какие чудные детские стихи в изложении Огдо увидели свет — их более 20!

Огдо любила общаться с молодёжью, детьми и так красиво преподносила свои ветеранские наказы, напутствия: «Только на своём родном языке можно и нужно приостановить исчезновение языка, культуры, традиций своего народа». Она могла часами рассказывать об истоках своих.

Последняя встреча с детьми у Огдо была с членами клуба «Синяя птица» Дома творчества «Юность». Этой памятной встречей оборвалась её насыщенная жизнь. Угасла наша Заря. Тихо... Тихо...

Давайте думать о живых! Это было повседневное желание нашей Огдо.

Давайте вспоминать Огдо! Она с нами! Будем продолжать вместе читать её стихи, петь её песни и всем желать мира в каждом доме!

Во дворе нашего дома всегда играли со сверстниками. Организатором игр была Огдо, хотя мальчики и девочки были старше её. Помню, домой к нам приходили её подруги Мария Тэетту, Варвара Сотникова, Креля Налтанова. Огдо заводила бойко патефон, ставила пластинку «Амурские волны» и громким командирским голосом учила их вальсировать.

...Танцевали на берегу реки Хеты. Голосили русские народные песни. Огдо учила подруг долганским напевам, которые слышала от бабушки Дябген. Не отсюда ли её песни «Чернобровый», «Моя родная Волочанка», «Кюку–Нюку–Нюкулай», «Долганская девушка», «Обида», «Не убегай»...

...Мне посчастливилось побывать в музее Огдо. Какие труженики работают в нём. Друзья Огдо. Наши родственницы во главе с директором Евдокией Афанасьевной Аксёновой. Свои! Истинные носители творчества нашей Огдо! Это надо видеть — из ничего создать настоящий Музей! Спасибо вам, дорогие труженики, за любовь к истокам, за то, что вы есть!

Любовь Налтанова,

родная сестра Огдо Аксёновой,

заслуженный работник культуры РФ

12 февраля 2010г. в 16:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.