МАУ ИЦ «Норильские новости»

Хождение за три моря, ч. 4

Хождение за три моря, ч. 4

Хождение за три моря, ч. 4

На дизель–электроходе «Мончегорск» я провела всего восемь майских дней. А кажется, будто прожила целую отдельную жизнь. Но каждое путешествие рано или поздно заканчивается. Сегодня последняя часть «хождения за три моря».
Хождение за три моря, ч. 4

Окончание. Начало в [№ 81 за 9 июня], [№ 84 за 16 июня] и [№ 88 за 23 июня]

Мастер

«Мастером» на английский манер на судне называют капитана. Сергей Кудрявцев ходит в море с 1984 года, первым кораблем под его началом 12 лет назад стал теплоход «Кола» Мурманского морского пароходства. В отличие от большинства членов команды, мурманчан и архангелогородцев, Сергей Вячеславович всю жизнь живет в Туле, городе оружейных и пряничных дел мастеров, но никак не мореходов. Из каждого арктического рейса капитан «Мончегорска» с удовольствием возвращается в среднюю полосу, к своей семье.
Капитан Сергей Кудрявцев
Капитан Сергей Кудрявцев
Сергей Вячеславович признается, что северной романтикой насытился, уж больно много времени он тут проводит. Работа, хоть и любимая, все–таки только работа. Кстати, многие моряки говорят, что море им уже надоело, и они рады бы уйти на берег. Говорят многие, но все продолжают работать. За годы службы капитана Сергея Кудрявцева в море многое изменялось: и структура флота, и морские традиции, и люди. Даже само море стало иным, причина этому — климат. Как говорит капитан, стало больше штормов, погода все менее предсказуема. Сейчас и летом можно попасть в десятибалльный шторм, раньше так штормило лишь в межсезонье.
Капитан на судне — царь, бог и воинский начальник. Поэтому Сергей Вячеславович — не сторонник демократии в море, принимать решения и нести за них ответственность — его прерогатива. Конечно, есть чисто технические вопросы, в которых старший механик или электромеханик лучше разбирается, и мнение специалистов он учитывает. И все равно последнее слово в любой ситуации остается за капитаном. Вплоть до того, что если речь идет о спасении людей и судна ценой загубленного двигателя, капитан примет такое решение.


От порта Дудинки до Архангельска около 1500 морских миль, то есть 2778 километров. На преодоление этого пути «Мончегорску» нужно от пяти до семи дней, в зависимости от погоды и ледовой обстановки. На один такой переход уходит порядка 150 тонн тяжелого топлива IFO (марка флотского мазута). На одном работающем двигателе (а у «Мончегорска» их три) судно делает до 12,5 узла, это чуть более 23 километров в час.

На рейд

Баренцево море незаметно перешло в море Белое. Зимой оно, наверное, соответствует своему названию, но весной катит тяжелые, темные волны. Недалеко уже и до Архангельска, где закончится мое путешествие. Правда, «недалеко» — это откуда посмотреть, с берега пришла информация, что «Мончегорск» будет несколько дней стоять на рейде, ждать освобождения одного из причалов Архангельского порта. Мне, с одной стороны, продлить полярный «круиз» — одно удовольствие, а с другой — на работу надо, причем вчера еще. Но не вплавь же до берега добираться, в самом деле! Отдавшись на волю морской судьбы, я вместе с моряками «Мончегорска» встала на рейд.
Лоцманский катер
Лоцманский катер
Но в «Норильском никеле» ни о чем не забывают, в том числе и о случайной пассажирке. На следующий день мимо «Мончегорска» пройдет лоцманский катер, который проводит суда по фарватеру в порт, заодно на него сдадут и меня. Точнее спустят по штормтрапу (читай по веревочной лестнице) с немаленькой высоты судового борта, да еще при качке. М–да.
Команда надо мной посмеивалась. Хотела экстрима? Будет с лихвой. А когда к «Мончегорску» подошла маленькая скорлупка лоцманского катера, которую целиком захлестывали волны, я уже смеялась вместе со всеми, правда, несколько нервно. Укачивало тебя на дизель–электроходе? Ну–ну. Со страху я даже попрощаться с командой толком не успела. Уже стоя на штормтрапе, привязанная к «Мончегорску» тонкой пуповиной промышленной страховки, подняла глаза: «Спасибо вам, спасибо за все». Откуда–то снизу кричали басом: «Быстрее давай, качает же, о борт бьет». И тут команда, еще пять минут посмеивавшаяся надо мной, хором вступилась: «Да подождите вы, не видите, что ли, первый раз человек!».
Закончился бесконечный штормтрап, закачался подо мной катерок (что удивительно, на нем меня совсем не укачивало). Остался за кормой родной оранжевый борт «Мончегорска». И уже попивая чай с лоцманом, обсуждая с ним различия снегоходной езды в Норильске и Архангельске, я все думала: «Какие люди, Господи, какие замечательные люди».
Заканчивалось мое хождение за три моря стремительно: Архангельск — самолет — Москва — самолет — Норильск — редакция «Заполярки». Оставалось мне как Ассоли ждать, когда «Мончегорск» снова придет в наши края. Белый платочек, чтобы махать с причала, уже приготовила. «Мончегорцы», я жду вас в Дудинке!
Светлана ГУНИНА
Фото автора и команды дизель–электрохода «Мончегорск»

30 июня 2011г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.