МАУ ИЦ «Норильские новости»

Северные тайны

Северные тайны

Северные тайны

В течение десяти дней шестеро взрослых и семеро школьников проводили на реке Пясине научные исследования. Их основной задачей было изучение территории на предмет ее историчности и, в случае удачи, привлечение внимания официальной науки к нашим местам. Проведение некой исторической разведки. Река оказалась крайне благосклонной к экспедиции и открыла ей свои давно забытые тайны.
Могильный памятник на станке Заостровское

В путь

Пясино — очень сложное по мореходным параметрам озеро. На любое дуновение ветерка оно может отозваться штормовыми волнами. Но команде исследователей повезло — озеро встретило их зеркальной гладью. Лариса и Станислав СТРЮЧКОВЫ — идейные вдохновители и научные консультанты экспедиции — после прохождения Пясино в первый раз предупредили ребят:
— Сейчас нас озеро пропустило, поскольку вы новички. Вот если будете себя хорошо вести, не намусорите, могилы не тронете, птиц не поубиваете, гнезд не разорите, то озеро выпустит вас обратно.
Видимо, каждый из «чертовой дюжины» шел к реке только с добрыми намерениями, поскольку все десять дней стояла благоприятная погода, да и дорога обратно обошлась без штормовых задержек.
Следует сразу отметить, что организаторы похода отнеслись к нему крайне серьезно. С точки зрения безопасности там были предприняты беспрецедентные меры: взяли с собой сотрудника МЧС, экспедицию снарядили спутниковыми телефонами, с которых взрослые ежедневно отзванивались. За штурвалом катеров (их было два) были самые опытные на территории капитаны. Ребятам составили списки вещей, которые необходимо взять с собой — от влажных салфеток до пуховиков. Продуктов питания взяли с запасом, на случай непредвиденной задержки. Экспедиция проходила по заранее выверенному маршруту.
А предыстория всего этого проекта такова. Во время работы над альманахом «Неизвестный Норильск» супруги Стрючковы побывали в тех краях и бегло ознакомились с местами стоянок затундряных крестьян. (Это потомки русских людей, пришедших на эту территорию и ассимилировавшихся с другими этническими группами. Затундряные (или, как еще их называют, затундринские) крестьяне считали себя русскими, хотя иногда в их внешности мало что оставалось от славян). Исследователи хотели еще раз вернуться, чтобы внимательнее осмотреть эти и другие станки, издревле располагавшиеся по реке. Поискать следы поселений, посчитать венцы — фундаменты, нижние бревна бывших построек. Наконец, в сотрудничестве с 41–й школой и благотворительным фондом «Территория добра» их задумка осуществилась — была снаряжена экспедиция на деньги гранта губернатора края «Социальное партнерство во имя развития».
Советское «наследие» на исторических местах
Советское «наследие» на исторических местах

Находки и открытия

В этот раз их маршрут пролегал по трем основным пунктам: станки Введенское, Коренное и Черное.
Ощущение грандиозного открытия посетило их в самом начале пути. Дело в том, что на территории бывших станков при советской власти выросли рыбточки, когда руководством комбината и лагеря было принято решение о снабжении населения местными продуктами. И вот, проплывая одну такую рыбточку под названием Заостровская, исследователи заметили на противоположном берегу могильные кресты. Тогда их посетила мысль, что если бы станок располагался на месте нынешней рыбточки, то было бы очень затруднительно, да и просто бессмысленно переправлять усопших на другой берег. Но на тот момент разобраться детально не было возможности, так как направлялись они к первому пункту своей экспедиции.
На станке Черное их ждало разочарование — там словно Мамай прошел.
— Все захламлено, — рассказывает Лариса Стрючкова. — Дети с удивлением спрашивали: «А что здесь случилось?» Это мы, взрослые, понимаем, что была перестройка, распался Советский Союз, и это все попросту забросили. А детям непонятно, почему все в таком «взорванном» состоянии. Брошенные трактора, бочки, все развалено... Зрелище страшное.
Безусловно, найти хоть какие–то следы старинных поселений нашим героям не удалось, и скрепя сердце они отправились к станку Коренное. Но до него так и не добрались. Неожиданная находка заставила исследователей изменить маршрут.
Все из–за того загадочного Заостровского кладбища. Желая все–таки изучить его внимательнее, члены экспедиции остановились в районе километра от крестов. Именно в этом состояла, пожалуй, самая главная их удача. Остановились бы они чуть ближе, ни за что бы не наткнулись на забытые, заросшие, никем не исследованные венцы. Тогда, среди тундры, им казалось, что они обнаружили совершенно неизвестное поселение, так как при выборе маршрута пользовались картами 40–х годов. Однако по возвращении сверились с более старыми картами времен экспедиций Урванцева и атласом 1914 года и там нашли свой таинственный станок под названием Заостровское. Видимо, это поселение существовало 100–200 лет назад и потом, во время революции, то ли люди из него ушли, то ли оно было целенаправленно разрушено.
При более детальном изучении местности исследователи пришли к мысли, что тут располагалось поселение староверов, и тому нашлось немало подтверждений.
Первой бросилась в глаза необычная «тумба», похожая на маленькую часовенку. Среди десятка уцелевших и поваленных православных крестов она казалась чужеродной. В этот момент открылась вторая невероятная удача экспедиции. Оказалось, что капитан одного из перевозивших их катеров, Александр Семенцов, родом из староверческой деревни на Енисее. Именно он рассказал, что у староверов не принято ставить кресты на могилах людей, державших в своих руках оружие. В таких случаях ставили очень похожие на заостровский могильный памятник. Причем любопытен тот факт, что низ этой тумбы сколочен коваными гвоздями, а верх обит жестью с помощью почти современных (что значит прокатных — не старше ста лет). Создается впечатление, что за этой могилой ухаживали в течение длительного времени.
Следующим немаловажным подтверждением для определения характера поселения стали печи. Если они сделаны из кирпича — постройку можно отнести к советскому времени. Приоткрыв верхний слой дерна, исследователи обнаружили сооружение, в котором не сразу признали старинную печь, поскольку сами никогда с такими не сталкивались. И опять им на выручку пришел капитан Александр, который объяснил, что это глинобитная печь, то есть сделана из глины. И именно такие характерны для поселений староверов. В общем, везению членов экспедиции не было предела.
Помимо этого, участники проекта собрали немало артефактов: кованые гвозди, медный чайник, дверные петли, пробойник... Все эти находки позволяют предварительно определить возраст поселения — ему как минимум 120–150 лет. Они будут переданы музею 41–й школы, где каждый желающий сможет с ними ознакомиться.
После такой насыщенной на находки остановки, пожалуй, можно было бы не рассчитывать на удачу у станка Введенское — третьей и последней точки маршрута. Это поселение часто упоминается в письменных источниках, в том числе в работах академика Герхарда Фридриха Миллера и доктора медицины Александра Федоровича Миддендорфа. Там тоже перед ними открылась удручающая картина: разруха, запустение, откровенная свалка. Но среди развалин советских времен участникам проекта удалось отыскать удивительную вещь — капсульные ружья. Конечно, деревянный приклад давно сгнил, однако стволы хоть и в плохом состоянии, но сохранились. Теперь при сотрудничестве со специалистами узкого профиля можно будет по особым приметам узнать возраст этих ружей с точностью до десятилетий.
Стоянка лагеря на реке Черная
Стоянка лагеря на реке Черная

Пока не поздно

Наверняка эта экспедиция надолго запомнится ее участникам. Василиса Стрючкова, ученица 7–го класса, поделилась с нами своими впечатлениями:
– Каждый из десяти дней экспедиции был наполнен своим смыслом, радостью, а иногда и разочарованием. Больше всего мне запомнился поиск могильной плиты, якобы сделанной из мрамора, на которой должно было быть написано «Графу, графине и их дочери. 1740 год». Предыстория такова: несколько лет назад некий Сергей Ивков написал об этой плите в газету. Он писал о том, что в каком–то году несколько рыбаков сделали остановку недалеко от поселения Кресты, где и нашли этот загадочный артефакт. Но, по словам жителей деревни, с которыми мы встретились уже после того, как «прочесали» около трех километров берега, никакой плиты они не видели и ничего о ней не знают. Что случилось с графским семейством, так и остается загадкой. Скорее всего, это просто легенда. Но искать плиту все равно было захватывающе интересно.
А главное разочарование от поездки — то, как люди относятся к северной природе. Когда мы были на Введенском, там повсюду были разбросаны стекла, куски железа, стекловата и т. п. Это просто ужасно, ведь вся история этих мест — это также история любого человека, родившегося здесь — на Севере, а люди так ее не берегут...
«Пясина — река, представляющая несомненный интерес для науки, — теперь уверены Стрючковы, — территория, достойная проведения широкомасштабных и многолетних исследований». Проект «Легенда реки Пясины» — уникальное для нашего региона явление, участники которого сумели всего за десять дней провести огромную историческую и культурологическую работу. Для обработки собранных в результате экспедиции данных потребуется минимум полгода. Организаторы выражают надежду, что по их следам все–таки смогут пройти профессиональные ученые, чтобы успеть восстановить историю Таймыра, пока не станет слишком поздно.
Надежда ПЕТРОВА
Фото из архива экспедиции

6 июля 2011г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.