МАУ ИЦ «Норильские новости»

Ограбление по–норильски

Ограбление по–норильски

Ограбление по–норильски

Недавно меня ограбили на улице. Впервые за почти полвека коренной жизни в Норильске. Через несколько минут после того, как на меня накинулся неизвестный, я уже ловила грабителя вместе с группой ППС.
Ограбление по–норильски

На улице Мира весёлый народ...

Дело было в ночь на 1 декабря. Я задержалась в редакции еще и потому, что зачиталась первым романом Антонины Игнатьевой, бывшего следователя 1–го ГОМа... Книжку мне передал на рецензию норильский врач, который вернулся из Симферополя, где сейчас так хорошо пишется г–же Игнатьевой. Может, книжица эта мистическая и притянула ко мне преступника... На тихой и хорошо освещенной улице Мира, почти на её пересечении с родной Ленинградской, и случилось ограбление.

Этот маршрут мне миллион раз знаком, поэтому шла “на автомате”, обдумывая прочитанное. Чужих шагов за спиной не слышала, но вдруг нутром почувствовала опасность. Не успела как следует развернуться, как вдруг какой–то черный человек с худым, бледнющим лицом уже крепко ухватил меня за сумку, которую я носила через плечо, как заправский почтальон. Не расслышала, что злобно шипел преступник, но я со страху заорала: “Своё добро не отдам!”. Мы недолго пыхтели: мужичок оказался сильнее, и в руках у меня осталась только ручка от сумки. Я погрозила ею вдогонку ночному татю, который на олимпийской скорости улепетывал в сторону драмтеатра. Удивило, что на противоположной стороне, под ярким фонарем, спокойно наблюдали за моей драмой парень в вязаной “пипе” и женщина в старомодном пуховике...


Страха и сожаления не было, в голове крутилось одно — быстренько в милицию, которая была недалеко, во дворе Ленинградской. Мне повезло: навстречу выезжал ночной дозор, я быстро описала приметы разбойника. Потом всё было, как в кино. Милиционеры передали информацию по рации, а через несколько минут у драмтеатра я уже разглядывала из машины парочку задержанных. Опознала сразу, хотя мой грабитель и поменялся своей длинноухой шапкой с тем парнем в вязаной “пипе”. В соседнем дворе во время погони милиционеры обнаружили в снегу мой паспорт и косметичку... А вот сумка с ключами, чужими книгами и кошельком, в котором было аж десять рублей мелочью и несколько украинских гривен, растворилась в сумраке.

Потом была ночь в 1–м ГОМе. Добрые дознаватели подкрепили меня кофейком с шоколадкой. Рано утром я вышла на Ленинский без копейки денег, ключей от квартиры, помахивая ручкой от украденной сумки. Увы, но (это выяснилось потом) дежурный так и не сообщил мне о звонке друзей, которые волновались за меня и готовы были предоставить кров. Да и от машины до дома я бы не отказалась, вспомнив призыв нового начальника УВД — быть внимательнее к народу. Позднее узнала, что в дежурные сутки, с 9 утра до 9 утра следующего дня, на всех сотрудников 1–го ГОМа — только одна машина, так что это нам надо быть человечнее к родной, но небогатой милиции... И, слава богу, у соседки оказались “отмычки” от моих замков, которые мы вскоре поменяли на новые.


Этим же утром, чтобы успокоиться, пошла в Свято–Скорбященский собор. После службы купила икону Великомученицы Анастасии Узорешительницы, которой молятся об облегчении участи заключенных. Церковь в её честь осужденные построили в ОИК–30, мы там бывали на службе с батюшкой. Я уже знала, что мой 30–летний грабитель не новичок “на зоне”, недавно получил три года “условно”. Иконку передала ему через дознавателя — “и испроси нам оставление согрешений наших”... Скоро будет суд, придется ему читать романы на нарах.

Как уберечься от грабителей

В ту ночь в 1–м ГОМе я не забывала между дачей показаний расспрашивать сотрудников о том, как обстоят дела с грабежами в родном городе. Запомнилось: они сетовали на то, что среди грабителей всё больше молодёжи из вполне благополучных семей: “Напьются пива, не хватит “на еще”, вот и идут на дело, а потом сопли по кабинетам размазывают”.

Кто за чем, а я пришла в УВД, в кабинет начальника отделения уголовного розыска П.А. РОГУЛЕНКО, чтобы выяснить для читателей “Заполярки”, как обстоят дела с грабежами в Норильске.

В уголовном розыске занимаются всеми видами хищений чужого имущества — это кражи, грабежи, разбои, мошенничество, вымогательство, угон транспорта. (Самые распространенные всё же кражи — тайные хищения чужого имущества, когда человек не видит, кто это сделал...). С ходу интересуюсь у Петра Александровича: действительно ли стали больше грабить?

– В прошлом году по сравнению с 2004–м был незначительный рост — на 50 преступлений. Всего совершено 402 грабежа. В основном грабит молодежь до 30 лет. Выручают деньги с грабежей, ходят на дискотеки, пьют пиво, встречаются в подъездах.

– Вы, наверное, помните пародийный советский мультфильм “Ограбление по...”. А в грабежах по–норильски есть свои особенности?

– Да везде они одинаковы по России. Грабеж, что в Америке, что у нас, — это открытое хищение чужого имущества. Есть и квалифицирующие признаки — с применением насилия, причинившие крупный ущерб, организованные группой и т.д.

– Вы никогда не попадали в такую ситуацию?

– Пытались меня ограбить, но... (улыбается). В основном нападают в ночное время на женщин либо на пьяных мужчин, а в дневное время — на подростков. Сейчас вообще захлестнула волна преступлений, связанных с хищением (это не только грабежи, но и кражи) сотовых телефонов. В конце прошлого года раскрыли грабеж: одному мальчику 13 лет, другому — 15. Они избили сверстника, забрали сотовый телефон, который им понравился. В кабинете они выглядели ангелочками... Наказание наступает с 14 лет, значит, один из ребят — уже субъект...

– Можно ли уберечь себя от ограбления?

– Что касается женщин, то в сумочках, тем более в полиэтиленовых пакетах, не следует носить никакие кошельки, портмоне с документами. В шубе есть карманы — положите туда. Вырывают не только сумки, снимают золотые украшения, шапки, иногда шубы. У мужчин — визитницы, кошельки, сотовые телефоны. Количество грабежей от погоды не зависит, среднемесячная цифра одна и та же.

– Вот я боролась за свою сумку, хотя говорят, что надо сразу отдавать, если напали, иначе могут покалечить. С некоторыми моими знакомыми так случалось. Правда, одна женщина, работница рынка, которой грабитель пригрозил ножом, смело схватилась за лезвие, поранилась, но обескуражила своей смелостью нападавшего, и тот мало что успел унести. Как же надо себя вести — отдавать или?..

– Вообще своё имущество надо защищать. Из–за сумки никого еще не убивали. А если спрашиваете совет, то в темное время суток надо избегать неосвещенных участков города, идти по ярко освещенным улицам, не через дворы, а где ходят люди, ездят машины. Надо стараться быть на виду, чтобы всегда можно было подать сигнал о помощи. Так что лучше лишние метры “намотать”.

– А если всё же ЭТО случилось?

– При грабеже надо вести себя спокойно. Можно громко звать на помощь. Важно, чтобы рядом были люди, которые видят, что именно вас грабят. Иногда и не стоит слишком сопротивляться, лучше отдать сумку. Бывает, грабят наркоманы — это больные люди, которые из–за денег на дозу могут и причинить телесные повреждения при грабеже. Не надо паниковать — постарайтесь более детально запомнить преступника: рост, телосложение, тип лица. У нападающего — свой психологический настрой. Женщины редко грабят — это в основном делают мужчины, и не всегда крепкие: есть и хилые, и, напомню, наркоманы со стажем. Они психологию людей тоже знают — на кого можно напасть, а на кого и нельзя... На здоровых, нормальных мужчин нападают очень редко: это риск, что грабителю сломают нос или еще что–то... А ограбить могут и в квартире, и в подъезде, и в торговом павильоне, и на рынке. Но чаще — на улице.

– В моём случае это было везение, что грабителя сразу поймали?

– Вы — идеальная потерпевшая получились: разглядели, дали детальное описание нападавшего, указали, в каком направлении он скрылся. И промежуток между нападением и вашим обращением к наряду милиции был минимальным: грабители не могли далеко уйти, поэтому оцепили район и задержали их... Какова у нас раскрываемость по грабежам? В прошлом году получилось 62 процента. Выше пятидесяти — это не отличный, но хороший показатель работы.

– А что необходимо, чтобы раскрываемость улучшалась?

– Для нас самое главное, чтобы потерпевший, независимо от того, сколько прошло времени — день, месяц или год, смог опознать человека, который совершил на него нападение. С пьяными почему плохо работать? Они потом не могут опознать нападавшего. А денег, вещей уже нет... Чтобы подбросили документы — случай редкий. Никогда не поздно обратиться в милицию. Бывало, что люди не обращались к нам, а мы находили преступника, который рассказывал о совершенных преступлениях, кроме тех, по которым уже были возбуждены уголовные дела. Потом мы находили потерпевших, но иногда люди с неохотой соглашаются писать заявления. Почему? Это у них надо спросить.

– Интересно, мне уже не надеяться на то, что найдется моя сумка?

– А вы объявление давали в бегущую строку: “Кто обнаружил сумку без ручек с двумя связками ключей?”.

– Ой, я даже об этом не подумала... Всё надеялась, что доблестная милиция вот–вот найдет и вернет... Поимка–то преступника была как в волшебном фильме. Скажите, а сотрудники ППС, которые так хорошо работают, получают поощрения?

– Это наша работа — пресекать, раскрывать преступления, задерживать преступников, и нам за это платят. Но, конечно, отличившихся поощряют. Работы становится больше. В прошлом году из 113 ранее судимых 111 человек совершили в Норильске грабежи. По статистике 2005 года в России на путь исправления встают не более 5 процентов отбывших наказание, 95 процентов вновь совершают преступления — умышленно либо по неосторожности.

– Рождаются ли преступниками?

– Мне на такие раздумья нет времени. С преступившими закон общаюсь часто, но не всегда они говорят правду — из–за чего пошли на совершение преступления. И не только грабежей становится больше — из года в год общая преступность растет. Это связано и с воспитанием в семье, в школе... Есть ли в преступнике что–то от животного? Я с животными человека никогда не сравню... Человек есть человек. Даже те, кто на свалке живут, — они свою дорогу выбрали... Но ничем преступление оправдать нельзя. В наше время мужик всегда может заработать деньги хотя бы на кусок хлеба. Когда берут в грузчики, то не спрашивают, был ты судим или нет...

В СРЕДНЕМ за сутки в Большом Норильске совершается от 15 до 20 различных преступлений. Будьте осторожны!

Ирина ДАНИЛЕНКО.

26 января 2006г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.