МАУ ИЦ «Норильские новости»

Население оленей

Население оленей

Уж если делать за полярным кругом культ из какого бы то ни было животного, то, несомненно, животное, претендующее на превосходную, главенствующую и культовую роль, — красавец олень. Он здесь и транспорт, и символ, и еда, и кров, и одежда, и экзотика, и бизнес.

Дикий олень уводит домашних самочек!

Как выяснилось, у северного оленя множество проблем, решать которые призван человек. В первую очередь — человек учёный. На разговор об оленях мы напросились к доктору биологических наук старшему научному сотруднику института Крайнего Севера Леониду КОЛПАЩИКОВУ, посвятившему изучению таймырских оленей не один десяток лет.

– В настоящее время север Азиатского континента является ареной противоречия между дикими и домашними оленями, — начал разговор Леонид Александрович.

Проблема заключается в том, что дикие олени на никем не замкнутых просторах тундры буквально УВОДЯТ за собой домашних. Многие учёные прогнозировали эту миграцию в далёких семидесятых.

– Выражаясь научным языком, — продолжает Колпащиков, — в силу естественных природных причин (более доступная еда вдали от больших одомашненных стад, стремление к воле, брачные игры) ареалы популяций диких и домашних оленей приходят в соприкосновение друг с другом. Это неминуемо ведёт к весьма негативным последствиям.

Оскудевают пастбища, сокращается, как говорят специалисты, оленеёмкость, но случаи увода дикими домашних на сто процентов никто предотвратить не в силах.

Кроме этого, обостряется эпизоотическая обстановка: болезни диких и домашних схожи друг с другом, а при спаривании домашних и диких оленей в период гона уследить за “чужими” или обезопасить “своих” практически невозможно.

Ещё одна забота — в стадах домашних появляются телята–метисы. Надо отметить, что пастухи относятся к таким “деткам”, мягко говоря, негативно и порой даже выбраковывают их из стада.

Для природного равновесия можно и нужно отстреливать 10 процентов оленей от общей численности. На сегодняшний день, по подсчётам специалистов, за 69–й параллелью обитает миллион 200 тысяч оленей. Это значит, что 120 тысяч из них должны “уйти” на мясо и шкуры. Но реальность такова, что из–за дороговизны полётов и по другим финансовым причинам оленя на Таймыре добывается ничтожно мало.

Как быть?

По мнению ученых, надо всячески стараться устранять контакты между дикими и домашними оленями. Для этого предлагается сосредоточить основное поголовье домашних в оленеводческих хозяйствах на западном и Восточном Таймыре (в бассейнах низовий рек Енисей и Хатанга), вне коридоров миграций диких.

– Первостепенными задачами для нас, — говорит Колпащиков, — является организация службы “оповещения” оленеводческих хозяйств о перемещениях диких оленей. Постоянное знание путей и сроков их миграции позволит свести к минимуму потери в домашнем оленеводстве. Надо бы увеличить в бригадах численность пастухов, организовать строительство отсечных изгородей, высылать “разведку” в предполагаемую сторону появления “дикаря”.

Таким образом, зная поведение диких, пути их движения, применяя меры и комплекс мероприятий, можно удержать десятки тысяч домашних оленей и предотвратить их уводы дикими собратьями.

– В настоящее время учёные ломают головы над тем, как смягчить негативный прессинг диких оленей на домашних. Нельзя вдаваться в крайности, — продолжает норильский учёный, — уничтожать поголовье “дикарей” или распускать домашних. Нужен разумный и конструктивный подход. Мы можем минус превратить плюс. В нашем случае — это приспособиться и по максимуму заставить “работать на себя” дикого оленя.

Использование крупных популяций дикого оленя как с экологической, так и с экономической точки зрения более эффективно, чем домашнее оленеводство. При этом никто ни в коем случае не говорит и не призывает перестать развивать и совершенствовать домашнее оленеводство.

В принципе, научно–обоснованный промысел диких оленей может иметь огромное социально–экономическое значение. Во–первых, обеспечит основные житейские потребности коренного населения, во–вторых, решит проблему его занятости. И в–третьих, это сулит жителям всего Таймыра материальное благополучие. Своевременная заготовка и грамотная реализация эндокринно–ферментного сырья, грубо говоря, рогов и копыт, готовой мясной продукции (она должна красиво и правильно продаваться в магазинах), меховой одежды, обуви и роскошных сувениров — вот путь к экономическому раю на этой земле.

Оленей много. Даже чересчур

Есть одна беда, казавшаяся некогда положительным результатом работы учёных–охотоведов, — оленей на земле Таймыра становится так много, что необходимый отстрел никто уже не в силах осуществить. В 1959 году популяция диких оленей равнялась 110 тысячам голов. Затем начался её рост: в 1969 году она составляла уже 333 тысяч и заняла определённый ареал. К концу 20 века численность диких достигла рекордной отметки — более миллиона.

Последний пересчёт, сделанный в позапрошлом году московскими специалистами, вёлся примерно, не совсем в то время и не в тех местах (москвичи с вертолёта насчитали всего 300 тысяч оленей, это далеко не верная цифра).

По словам нашего собеседника, сокращение поголовья домашних оленей на Таймыре к концу XX века до сорока тысяч голов произошло в результате передела собственности и развала снабженческо–заготовительной системы: “На Таймыре пришла в упадок пастбищная обстановка. Активный многолетний отстрел в районе реки Пясины (с 1971 по 1988 было отстреляно 1,7 миллионов голов) привёл к изменению границ ареала и мест зимовок. Отсюда смена миграционных путей, осенних и весенних перемещений”.

Волки

В 60–70–е годы на Таймыре и в Эвенкии волков активно истребляли с помощью авиации. За год добывалось 500 “шкур”. “Сокращение численности волков на Енисейском севере, — рассказывает Леонид Александрович, — также способствовало активному росту оленей. В начале семидесятых хищников было около 400 тысяч”.

Нынче их как минимум вдвое больше. Эффективная борьба с волками ушла в небытие. Волков расплодилось столько, что сегодня они уничтожают до 30 тысяч оленей в год:

– Всё бы ничего, диких нам не жаль — здесь волк выступает как раз действенным регулятором их популяции, но волки не дают покоя оленям “государственным” — совхозным, артельным и домашним.

Кстати, замечено, что больше всего волков именно в районах контактирования домашних и диких оленей.

Дело за малым — организовать грамотное хозяйствование. Но это уже задачка не для учёных НИИСХ, а для современных дальновидных политиков и здравых менеджеров нового поколения.

МАРИНА КАЛИНИНА.

Фото из архива “ЗП”.

12 мая 2004г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.