МАУ ИЦ «Норильские новости»

Бомба

Бомба

Довольно забавную, но в то же время страшненькую сцену довелось наблюдать автору этих строк в минувшее воскресенье. Коммерческий киоск у магазина "Красноярск". Из подъезда выходит похмельный мужик с огромным ведром и несет остатки продуктов и пустые бутылки в мусоросборник. Затем, не заходя в дом, поворачивает свои стопы к "комку" и, поставив пустое ведро с крышкой у двери торговой точки, начинает пристально изучать цены на сигареты.

- Вы что, охренели, - рявкает он на молоденькую продавщицу. - Почему "LM" у вас 26 рублей? Да я вас...

Железные двери киоска внезапно широко и стремительно распахиваются и на улицу вылетают двое мордатых парней с явным намерением вступить в дискуссию с привередливым покупателем. Плечи широко развернуты, глаза угрожающе сужены, внушительные кулаки - наперевес. И вдруг, словно споткнувшись на ровном месте, останавливаются и застывают, как манекены.

- Слышь, мужик, - сиплым голосом, говорит "качек" с перебитым носом. - Твое ведро? Че там?

Покупатель, осклабившись, отвечает: - Новые цены, господа, в ведре!

- Ты че, придурок! - попятившись, испуганно говорит другой мордоворот. - Убери свою тару и разойдемся.

- Да вы что, ребятишки, решили, что бомба там, что ли, - заржал изумленный, но довольный такой реакцией мужик. - Не бойтесь, смотрите фокус-покус! - и тут же приподнял крышку с ведра.

- Ложись, - дурным голосом заорал один из парней и ничком рухнул на асфальт, закрыв голову руками, второй успел прытко заскочить в открытую дверь киоска и немедля захлопнул ее.

Прохожие обмерли, а мужик гогоча подхватил пустое ведро и крышку и дал деру в свой родной подъезд.

Продавщица высунула дрожащую руку из амбразуры окошка, и с грохотом захлопнула его. На стекле красовалась бумажка "Киоск закрыт".

П. ПАЩЕНКО.


ВРЕМЕЧКО

Веселится и психует весь народ!

Опять! Опять наша жизнь стала насыщенной и достойной темой для жаркого обсуждения. И обсуждения эти можно услышать в любом месте. И не думайте, что это встретились старые знакомые. Нет, они в первый раз друг друга видят, и тем не менее делятся последними новостями, как последним куском хлеба. Причем вторая реплика всегда страшнее первой:

- Слыхали, сегодня доллар перевалил за двадцать пять! - Да завтра вообще обещали за тридцать.

- Видали в магазине телевизор за тридцать тысяч! - Да я тут холодильник видел за шестьдесят.

Такая повышенная коммуникабельность населения вызвана тем, что у всех без исключения появилась интересная тема. И это всех касается. Подойди к любому человеку на улице и крикни со страшным лицом:

- Нет, ну что творят-то, сволочи! А?!

И тут же в ответ услышите вполне солидарное:

- Да гнать их там всех пора поганой метлой.

Причем кого "их" и кто эти "сволочи", не уточняется. Это и так понятно. Их даже по именам и должностям называть брезгуют, в основном "эти", "там у себя" и прочие местоимения. Да плюс междометия.

Я всегда скептически относился к стабильности в стране и поэтому не был раздавлен и убит падением рубля. Меня даже удивляло, как он умудрялся оставаться до поры до времени в такой хорошей форме. Так что пока особо пострадавшим себя не чувствую. Наверное, потому что мои вклады в банке не обесценились. Ноль он и при любой инфляции нолем останется.

В глазах людей появилась растерянность и еще какое-то полузабытое чувство. Те, кто успел что-то подкопить, сегодня глотают таблетки и следят за новостями. Те, кто накопить не успел, посмеиваются. Только смех получается очень нервный. Это же понятно, что скоро все там будем. Но до этих пор можно хотя бы потешить самолюбие злорадством.

Кстати, о смехе. Все, даже те, кого кризис ударил ниже пояса, говорят об этом с шуткой. Нет, они не веселятся откровенно, они стараются скрыть некоторый мандраж легким смешком. Примерно такой же смешок я слышал в школе, когда нас собрали после уроков, чтобы обсудить срыв урока. Урок был сорван всеми и дружно, поэтому персональных наказаний не боялись. А коллектив наказать трудно.

Примерно такие же чувства испытывал народ во время путча. Какой-то нехороший холодок все-таки пробегал по спине, когда показывали танки у "Белого дома", но люди держались весьма непринужденно. Как позже выяснилось, не зря.

Да, именно массовость явления обуславливает такое к нему отношение. Если бы деньги отобрали у кого-то одного, то он бы плакал, а остальные ему сочувствовали. А так как деньги отобрали у всех сразу, то сочувствующих нет. А без них и плакать неинтересно. Остается смеяться.

Люди вспоминают старые шутки времен гиперинфляции:

- Граждане, кто в кассу! Готовьте мелкие купюры - пятьдесят, сто, двести рублей...

- А давайте вместо ценников установим счетчики, как в такси, чтобы сами накручивали.

- Ты можешь идти нормально? Что ты постоянно падаешь, как рубль!

Фразой дня можно назвать цитату старушки Шапокляк: - Это хорошо, что вы такой плоский и зеленый!

А ведь если призадуматься, ничего страшного (во всяком случае пока) не произошло. Доллар вырос в цене. Вместе с ним выросло все, что хоть как-то связано с долларом. То есть импортная аппаратура и импортные сигареты. Все, что делается в родном отечестве, выросло незначительно. А вот у нас во дворе, например, в магазинах цены вообще не изменились. Хлеб как стоил шесть-семь, так и стоит.

Зато покупательная способность выросла. Интересно, что до этого только и слышал от всех знакомых "денег нет" да "где взять денег". А тут в неделю все магазины опустошили. Значит, были все-таки деньги! И, видимо, еще остались, потому что процесс набивания закромов не прекратился.

Я зашел в магазин за хлебом. Передо мной три человека, за мной - два. Те три берут по десять банок тушенки, по пять пачек разных круп и другие товары оптовыми партиями. Подошла моя очередь - я взял полбуханочки хлеба и направился к выходу. Меня провожали такими взглядами, будто я выносил не полбулки хлеба, а отрубленную голову продавщицы. Смесь суеверного ужаса и ненависти. Говорят, человек быстро привыкает к хорошему. Кажется, к плохому он привыкает еще быстрее.

С курением тоже происходит много комичного. Вот над чем люди искренне веселятся. Те, кто не курит, подшучивают над своими курящим друзьями и коллегами. Остальные со смехом вспоминают жуткие названия отечественных папирос, до конца не веря в то, что скоро их придется курить.

В коридоре одного солидного учреждения стоит два бизнесмена в дорогих костюмах и громко смеются, пугая друг друга пачками "Беломора" и "Дымка". Вдоволь насмеявшись, закуривают. Наверное, такое выражение лица у человека, который находит в старых бумагах студенческую фотографию или встречает на улице свою первую любовь. Эти люди кажутся мне вполне счастливыми.

Одним словом, без паники, господа! Ведь именно паника и усугубляет наше с вами положение. Паническая скупка валюты дала возможность доллару вконец обнаглеть и вырасти в цене. Панические запасы на зиму опустошают магазины, пугая слабонервных покупателей и продавцов. Паническая смена президентом своего правительства привела к кризису оного. А если бы все тихо-мирно продолжали жить в традиционном ключе, то ничего бы этого не было.

И новости поменьше надо смотреть. А то недавно один маститый экономист как нарисовал худший сценарий развития дальнейших событий (просто так, в гипотетической форме), так я как-то и кино после этого смотреть не захотел. Но, конечно, отучить смотреть новости наш народ невозможно. У меня один знакомый во время того же путча приболел. Лежал дома три дня, пил микстуры и читал книжки (телевизор был сломан). Через три дня вышел на работу, а там праздник, все поздравляют друг друга. Он удивляется, что произошло? "Как же, - говорят ему, - мы победили в путче!". И он до сих пор считает, что путч - вещь положительная. Во всяком случае для него. Ведь все остальные во время трехдневной нервотрепки потеряли по пять лет жизни, а он попал на самое веселье. Это о пользе иногда пропускать выпуски новостей.

Ладно, живем дальше и следим за действиями всех ветвей власти с тем же вниманием, с каким кролик наблюдает за движениями удава. Хотя мы не кролики. Нас так просто не возьмешь! Будем курить "Беломор", есть плавленые сырки "Дружба" и ходить в "Скороходах", но прорвемся к светлому будущему.

На прощание выдержка из кавээновского диалога 94 года (очень тяжелого, кстати, года, если помните):

- А говорили: "И года не проживете!" - И ничего, живем! - А говорили: "Землю жрать будете!" - И ничего, жрем...

Виталий ТОЛСТОВ.


24 августа 1998г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.