МАУ ИЦ «Норильские новости»

30 км от Норильска. А на спутниковых снимках в районе

30 км от Норильска. А на спутниковых снимках в районе

Норильска отчетливо различается... вулкан (вулканологи увидели - оторопели, хотя "вулканом" оказался никелевый завод, сливающий шлак прямо на рельеф). СОЦИУМ

Джонсон Хагажеев и Василий Ткачев еще раз ударили по рукам

5 августа состоялась очередная рабочая встреча руководства комбината и администрации города во главе с первыми лицами.

Участники совещания заслушали и обсудили проект постановления "О мерах по ограничению потребления всех видов энергоресурсов в НПР". Комиссия из ведущих специалистов комбината, проведя комплексную проверку по расходу топлива и электроэнергии, пришла к выводу, что в нашем регионе есть немало резервов для их сбережения. 11 августа будет подписан документ, которым будут установлены совместные мероприятия города и комбината, направленные на решение этой проблемы.

По вопросу о передаче жилищного фонда в муниципальную собственность было решено до 12 августа разработать окончательный вариант соглашения о передаче жилищного фонда городу. К этому же сроку решили уладить все споры и прийти к общему соглашению про вопросу принадлежности и эксплуатации встроенно-пристроенных торговых помещений.

Юристы комбината и специалисты города также обсудили проблему сбора арендной платы с предпринимателей, занимающих площади для торговли и частного бизнеса. Последними были рассмотрены вопросы о консервации временно неиспользуемого имущества АО "Норильский комбинат" и созданию в регионе стратегического страхового запаса.

А. АРСЕНЬЕВ.

(По информации пресс-службы администрации г. Норильска)


ЭКОЛОГИЯ

Свет мой, зеркальце, скажи...

В Норильске сейчас работает научная экологическая экспедиция. Нашему корреспонденту удалось поговорить с ее участниками (точнее, участницами) - аспирантом геофака МГУ Ольгой Тутубалиной и студенткой кафедры рационального природопользования Верой Спектор.

Подобные экспедиции для Норильска не редкость: в прошлом году ученые совместной российско-британской эскпедиции работали на Таймыре. То, чем занимаются сейчас Ольга Тутубалина и Вера Спектор, носит название "экологического мониторинга". Если точнее - попытка разработать методику определения изменений растительного мира региона в результате техногенного воздействия. Если переложить на обычный язык - ученые-экологи изучают, насколько серьезны для таймырской природы последствия многолетней работы здесь больших металлургических предприятий.

В сущности, экологический мониторинг проводится не только в Норильске - изучаются другие области арктического Севера (60% которого, как известно, приходится на Россию), собираются данные о том, как повлияли на природу крупные индустриальные комплексы. Помимо Норильска, экспедиции экологов побывали на Кольском полуострове, в Печенге, в Мончегорске. Особый интерес вызывает канадский Сэдберри, где тоже работает никелевый комбинат (компании "Инко"), но зато там проводятся "природосохранительные" мероприятия, которые никогда не проводились в России (во всяком случае, никогда не проводились в таких масштабах).

- Все дело в том, что на Западе, прежде чем открыть какое-то крупное производство, какие-то технологии, способные нанести ущерб живой природе, проводится большая подготовительная работа, - говорит Ольга Тутубалина. - Например, существует такое понятие - "энвиронментал импэкт ассисмэнт". На русский это не переводится - нет аналога. А означает это то, что компания, прежде чем начать строительство завода, должна представить своеобразный "экологический" проект - представить полный перечень предполагаемых вредных воздействий на окружающую среду: загрязнение, шумы, количество вредных выбросов, меры по их снижению... Не говоря уже о том, что ЛЮБОЕ производство в той же Канаде согласовывается с представителями местных народностей. И это касается не только металлургии. Например, нефтедобывающая компания "Шелл", считающаяся одной из самых "природолюбивых" фирм в мире, для экспертизы проектов строительства новых нефтепроводов привлекает не только специалистов, но и ученых-экологов. Это нормальная мировая практика.

Канада, кстати, в свое время прошла тот же путь, в начале которого сегодня стоит Россия. В том же Сэдберри в начале семидесятых, когда там работал никелевый комбинат, была ужасная экологическая ситуация, окрестности города напоминали лунный ландшафт... Но после принятия законов по экологической безопасности, после активных действий "зеленых" положение изменилось: нашлись средства на рекультивацию пораженной местности, начались изменения и в самой технологии производства...

Норильск - не единственное "темное пятно" на карте России, - продолжает Ольга Тутубалина. - Так уж повелось, что, планируя строительство мощных индустриальных центров, об экологии думали в последнюю очередь, если думали вообще. Поэтому именно в России наиболее убедительно видно, какой вред может нанести человек природе, если не будет "учитывать ее интересы". Например, в Якутии, в золотодобывающих районах, мощными драгами уничтожили хрупкие экосистемы ручьев и рек. Хорошо, что сейчас делаются первые шаги к достижению если не полной гармонии с природой, то хотя бы к определению степени нанесенного вреда. Это внушает надежду, что рано или поздно "экологическая сознательность" в индустриальных центрах российской Арктики станет нормой поведения...

Пока же экологи констатируют, что до полного экологического благополучия Таймыру еще далеко. Газовый язык почти начисто вылизал леса в радиусе 30 километров от Норильска. Общий ущерб, нанесенный тундре, приблизительно оценивается в десяток миллионов (!) погибших деревьев (четыре тысячи гектаров, выжженных диоксидом серы). А на спутниковых снимках в районе Норильска отчетливо различается... вулкан (вулканологи увидели - оторопели, хотя "вулканом" оказался никелевый завод, сливающий шлак прямо на рельеф).

Хотя не так все, оказывается, плохо, и судьба таймырской тундры не безнадежна: в мире давно разработаны, действуют и эффективно используются так называемые "рекультивационные" программы, позволяющие постепенно восстановить отравленную природу. Кстати, гранты для проведения "экологического мониторинга" выделяются авторитетным британским Институтом полярных ислледований имени Скотта, то есть судьба природных ресурсов российской Арктики беспокоит не только отечественных экологов. Правда, пока что наука и вынуждена ограничиться простым наблюдением, анализом и бесплатными рекомендациями: рекультивация - дело дорогостоящее и вряд ли кто-то на комбинате займется поисками гармонии с окружающей средой, когда внутри накопился такой клубок социальных проблем. Но хорошо уже и то, что в принципе решение этой проблемы, по мнению наших московских гостей, существует.

Владислав ТОЛСТОВ.


3 августа 1998г. в 17:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.