МАУ ИЦ «Норильские новости»

Очерки политической жизни Норильска-98.

Очерки политической жизни Норильска-98.

Венедикт Ерофеев как-то заметил, что советского человека больше всего интересует гомосексуализм. Времена изменились, и смею утверждать, что еще не так давно наших соотечественников интересовала политика и только политика. Возможно, политика и гомосексуализм где-то пересекаются - оба вызывают нездоровый интерес, люди, открыто предающиеся этим занятиям, стали знаменитостями... Но если иметь среди знакомых гомосексуалиста сейчас почти престижно, то о политике такого не скажешь. Более того - каждый, от крупного чиновника до мелкого работяги, считает своим долгом гордо рвануть рубаху на груди: "Я не политик!"

И в то же время, переживая расцвет демонстративного равнодушия к политике, о чем мы чаще всего говорим на кухнях, на работе, в компании и в постели с любимой? О политике! То, что мы презираем, - это политиканство, а политика - совсем другое. Выражаясь академическим языком, это концентрированное выражение деятельности руководства страны, города, общественных организаций и политических партий. Почувствуйте разницу.

Сегодня всем понятно, что что-то неладное творится в нашем государстве: экономику лихорадит, правительство лукавит, страна несется под откос, а на рельсах ее сидят голодные рабочие... И мы, северяне, наблюдаем за всем этим по телевизору, и кто-то злорадствует, а кто-то ликует - мол, началось, пришел наш час! Но стоит выйти на улицу - тишина. Мертвая политическая тишина. Это там, далеко, люди ложатся на рельсы, профсоюзы приковывают себя к станкам, политики сзывают народ на митинги, а у нас... Наверно, у нас не о чем беспокоиться. Наверно, у нас все в порядке. Нет безработицы (всего-то 20 тысяч безработных - было бы о чем говорить!), нет задержек с зарплатой (то, что некоторые подрядчики не видят ее годами, не в счет), и вообще тишь, гладь, да политблагодать. Остается только с оптимистической улыбкой вливаться в стройные ряды норильчан, неуклонно приближаюшихся к светлому капиталистическому будущему. Такому светлому, что смотреть больно.

Нами руководят люди опытные, уверенные в себе, местные условия знающие и цинизму не чуждые. Они опять ведут нас к светлому будущему - капитализму с человеческим лицом. А не так давно они вели нас к другому светлому будущему - коммунизму. И требовали с нас перевыполнения социалистических обязательств, а если бы в их присутствии кто-нибудь громко сказал "частная собственность!", они бы, наверно, умерли от негодования.

Но жизнь есть жизнь - идем мы теперь в другую сторону, а они, эти знающие люди, опять шагают впереди. Наверно, они сентиментальны. Наверно, где-то во глубине они хранят свои партийные билеты с неуплаченными со времен наступления капитализма взносами. Наверно, в минуты душевной наготы, сидя где-нибудь в номенклатурной сауне, скупые мужские слезы бороздят их щеки, а кулаки сжимаются и губы шепчут в лад: "Русь гибнет! Нужна железная рука!" Может быть, это и так, не знаю. Я только знаю, что зарплаты у нас разные, убеждения тоже, да и сомнения не похожи - один выбирает между Канарами и Багамами, другой (большинство) - между картошкой и бананами - подешевле поужинать.

Вы спросите - а при чем, собственно, здесь политика? Да все при том же, дорогой читатель. Именно эти люди сегодня определяют политику в Норильске. Других политиков в НПР нет. Говорю это для того, чтобы вы не обольщались, замечая время от времени признаки политического бурления и брожения в городе - мало ли что способно перебродить и забурлить. А если на политические подмостки выползает в очередной раз некая политическая рептилия и взывает к народу голосом некоей партии - не верь, народ. Поскреби рептилию пальчиком - вдруг она не живая, а искусно слепленный муляж? А вывод один: на сегодня в Норильском промышленном районе ОТСУТСТВУЕТ ВСЯКОЕ МАЛО-МАЛЬСКИ ВЛИЯТЕЛЬНОЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ.

Как же, как же, засуетятся политики местного масштаба, как это отсутствует? Вот, извольте, предъявляем - у нас есть и демократическое движение, и даже политическая оппозиция в лице городской организации КПРФ и вообще... много-много партий, разных и красивых. Я спорить не буду, я просто напомню кое-какие факты.

Многие еще помнят приезд в Норильск в разгар перестройки основателя и лидера Демократической партии России Николая Травкина. Залы ломились от желающих посмотреть на светило российской демократии. Кандидат Лебедь, приехавший всего в трех автобусах, умер бы от зависти, глядя на такой ажиотаж. Группы поддержки затмевали солнце и тучные пастбища. За один день численность городской ячейки ДПР превысила численность городской организации КПСС (по слухам). Это был триумф демократии. И времени прошло - лет семь, кажется.

Что сегодня? У меня стойкое ощущение, что из всей многочисленной демтусовки активно функционирует один г-н Марущак. Последний из могикан демократического движения, он постоянно организовывает все новые и новые политические кампании с демократическим послевкусием. Я прошу прощения у г-на Марущака, если неправильно поименую последнюю его затею - Конгресс демократического движения, кажется. Но суть для меня такова: пошел Марущак на кухню - значит, в "Конгрессе" "движение"; поехал на работу - "Конгресс" возобновил работу и т.д.

Одиночество г-на Марущака нарушается лишь в период очередной предвыборной кампании, когда из бездонного чиновничьего аппарата выныривает его соратник по демдвижению г-н Голиков. А если в компанию Марущака и Голикова зазвать какого-нибудь председателя секции по кикбоксингу - вот вам и готовое избирательное объединение. Можно делать политические заявления, можно вести агитацию, а можно просто всей силой своего "демократического авторитета" поддерживать кандидатуру того, кто наиболее выгоден и удобен нынешней демократической власти. О чем говорить, если даже на последних выборах деньги предвыборного штаба Зубова прокачивались через счета норильской организации Демократической партии России. А после выборов демократы могут уходить обратно в свое политическое подполье, откуда их вызовут по первой необходимости.

А что же оппозиция? Здесь процесс проходит не в подполье, как у их идейных противников. Оппозицию в Норильске представляет городской комитет КПРФ, первый секретарь которого Арсен Борисовец работает в городской администрации. То есть этот несгибаемый коммунист всякий раз, когда следует непримиримо, по-оппозиционному высказать свою позицию, должен высказывать это в лицо людям, которые начисляют ему зарплату. Есть в городском коммунистическом руководстве и другие люди, но все они, как я убедился после неоднократного с ними общения, люди серые и неинтересные. И их деятельность (скорее - бездеятельность) скоро сведет ряды коммунистов Норильска до объемов "марущаковского" "Конгресса". Хорошо, что есть еще нормальные рядовые коммунисты, не торгующие своими партбилетами и убеждениями, и благодаря им коммунистическая составляющая местной политической жизни остается наиболее яркой.

Есть еще и так называемая "третья сила" - профсоюзы. Ох... Не трогай, не запахнет. Если мы говорим о профсоюзах, то, разумеется, первым делом обращем внимание на дела и манеры их лидеров. А лидеры устроились неплохо. В иерархии "верных помощников руководства комбината" (как их назвал сам Хагажеев) профсоюзы заняли, вслед за Советом бригадиров комбината, почетное место. Они хорошо вписались в истеблишмент комбината - сытые, ухоженные, излучающие уверенность и совсем не похожие на голодных и потертых "политиков". Власть поставила их, чтобы они обслуживали ее интересы, и с задачей справились те и другие: одни - потому что проницательно "продвинули" нужных людей, другие - потому что хорошо поняли, что от них требуется.

Профсоюзы сильно поменялись за последние пять лет. Когда непримиримый профсоюзник Бугаев ушел служить в РАО, против которого он так яростно воевал, тайное моральное предательство "защитников интересов рабочих" стало явным. Да и профсоюзы сразу сменили тон и темы: кто-нибудь слышал, чтобы профсоюзные лидеры открыто прокляли виновников наших несчастий и бед? Нет. Они вдумчиво и обстоятельно рассуждают о том, что комбинату нужны квалифицированные специалисты, что время митингов прошло, что пора закатывать рукава и приступать к работе.

Наши политики - основная причина того, почему простые труженики комбината сегодня не способны быть демократами, быть коммунистами, состоять в профсоюзе и испытывать от этого гордость. Это из-за их политиканской дешевой демагогии, неприкрытой ангажированности и пошлой продажности люди, услышав слово "политика", зажимают уши и носы - слишком вонючим стало это понятие. И пока эта "пятая колонна" отвращает нас от политики, удобнее будет не нам, не простым и рядовым гражданам. Потому что право бороться за наши права и от нашего имени присвоили себе НЕ ТЕ люди.

Выход есть. Старый и мудрый как миф об Авгиевых конюшнях. Если конюшни загажены, их следует очистить. Зажать носы, стиснуть зубы и идти чистить местные политические конюшни, где слишком много скопилось такого, от чего нормального человека тошнит и тянет на мат. Нормальных людей все равно больше. И мы еще способны доказать, что политика - дело чистое и справедливое. И призваны вершить ее не записные "политики", а мы, рядовые граждане - невостребованные хозяева своей жизни.

АРАБ ШАМСАДОВ, коммунист.

ОТ РЕДАКЦИИ. Напоминаем, что наша рубрика "Люди и идеи" открыта для свободной дискуссии всех со всеми. Мы не намерены корректировать взгляды наших авторов в соответствии с собственными.


1 июня 1998г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.