МАУ ИЦ «Норильские новости»

Человек дождя

Человек дождя

Человек дождя

Короткие кирзачи с заправленными в них выцветшими штанами «чертовой кожи», «хэмовский», крупной вязки безразмерный свитер «цвета грязи»... и лицо с неистребимым, до угольной черноты, загаром, с седеющими жесткими волосами и взглядом флибустьера ледяных пустынь. Он словно выткался из холодного городского тумана и болтливого монотонного шума улиц– рек и дождя в своем старом длиннополом армейском плаще.
Человек дождя

Мне нравятся такие лица — от них веет мужественностью и мудростью одиночества и несказанностью большого мира.

– У меня для вас кое–что... — его тихий голос на удивление четко звучит на фоне мелодий вечернего города.

В обстоятельствах почти театральной «таинственности» в руках ТАКОГО незнакомца я ожидал увидеть обломок стены Вавилонской башни или огрызок колесницы Тутанхамона, или фрагмент шумерской клинописи... византийскую рукопись из библиотеки Иоанна Грозного, наконец! Но мне протягивают дешевенькую пластмассовую флешку. — Полюбопытствуйте...

Он уходит в расчерченное линиями дождя вечернее пространство улиц, бросив как прощальное:

– Теперь я вас найду. Обязательно.

«Найду»? «Теперь»? — Да он у меня даже телефона не спросил, не представившись!.. Тип!..

Но кончился терроризировавший несколько дней город дождь, а вместе с ним, как туман, рассеялась память о встрече с «человеком дождя». И я все никак не мог собраться и «полюбопытствовать», полагая прочесть о каких–нибудь неладах в делах таймырских, промысловых (о которых печально и ругательно писал не единожды) или еще одну романтизированную новеллу о кочевом неуюте из читанных мною перечитанных!.. Прошло больше месяца, когда наконец и без всякой охоты открыл провалявшуюся на рабочем столе флеш–карту, как оказалось, «карту» мира непознанного... это была коротенькая антология, озаглавленная «Кое–что (по–видимому, словечко из любимых «человеком дождя», решил я) об озере Аян. Владимир Туманов», удивительные, уверен, мало кому известные факты одного из таймырских озер. Чуть подсократив общеизвестное — «географию» и «гидрографию» озера, к примеру — я хочу познакомить читателей с этим занимательным исследованием (или, быть может, расследованием?!) В. Туманова.

«Таинственная, горная страна лежит рядом с нами, но много ли мы о ней знаем? О чем нам говорят, читаем мы в одном из буклетов, посвященном Путоранскому заповеднику, названия Аян, Иркинда, Кета, Камень? Много ли известно...» ну и т. д. Кое–что, ответим мы, известно и знаемо, коль есть охота, хотя должно согласиться, сведений немного, но каких!

Зимой 1893 года хатангский охотник Иван Данилович Головатый с сыновьями Семеном и Дмитрием и еще тремя охотниками нганасанскими занимались промыслом в горах, в районе озера Аян, где их и застигла буря. У крутого обрывистого берега, в месте, где в озеро впадает река Гулэми, устроились на ночлег. Ночью услыхали гул, приняв его поначалу за усилившийся ветер, но вскоре поняли, что «гул» идет из озера. Вслед за гулом, нарастая яркостью, в середине озера (здесь самое широкое место. — В. М.) подо льдом проявилось большое пятно «как жар в печи, красное», лед треснул и поднялся куполом... Потом пятно, смещаясь подо льдом к северу, померкло. Длилось это недолго. Все, разумеется, были сильно напуганы, но отправиться ночью по горным ущельям в пургу гибельно... остались до полудня следующего дня, ожидая повторения. Но не случилось... а вот купол ледяной рассмотрели издали хорошо, но подойти ближе не осмелились.

Эта история охотника Головатого, разумеется, не сохранилась бы, не расскажи ее Иван Данилович двумя годами позже (берег, значит) участникам иркутской статистической экспедиции. Записал рассказанное статистик П. И. Колосовский и отправил в Русское императорское географическое общество — разберитесь, мол, что за чертовщина! Общество в июне 1901 делегировало на Таймыр солидный отряд исследователей из девяти человек, руководили которым, «по направлениям», геолог Г. И. Ильин, гидрограф и синоптик С. К. Крашенинников и палеонтолог (!) — последний, видать, для поисков таймырской Нэсси.

Однако до того как ученым отправиться в дорогу, произошло еще, по крайней мере, два известных (то есть письменно документированных) необъясненных происшествия. Одно, летом 1896 года, с местным чиновником, сборщиком податей Кириллом Феофилактовичем Подойниковым, который «своими глазами видел, о чем верноподданейше, без утайки докладываю», в центре озера, во льду (лед на Аяне, часто случается, стоит до августа. — В. М.), веретенообразную полынью длиною аршин в 20. От воды шел пар, словно вода подогревалась на огне... Второе, в апреле 1899 года, в узкой горной горловине, где бурливая речка Аян встречается с озером — семь человек из долганского аргиша видели, как что–то мощное и большое, круша лед, двигалось по центру водоема на юг! Паника была страшная... донесли о том дудинскому управителю, тот — игарскому, а уж тот — краевому... так и оказалось оно в толстенных архивных сводах губернских донесений, где я (В. Туманов, конечно. — В. М.) его прочел. Воспоследовала ль реакция края, неведомо: сочли, наверное, выдумкой «темных»... Тут самое время сказать вот о чем: «древнего», «старого» эпоса коренных народов Таймыра не существует, но принимая во внимание, что большинство историков сходится во мнении, — эту точку зрения популярно изложил писатель В. Чивилихин, — что предки этих народов, активно кочуя на север и на юг, до срединных областей Китая, имели богатое устное творчество, где «уфологической» и «ихтиологической» мифологиям находилось достаточно места. Можно предположить, что водный мир Таймыра, край тысяч озер не был обделен. Тем не менее сдержанный северный народ не охоч до всяких побасенок и выдумывать аянских страшилищ не стал бы!.. Но мы уклонились от событий.

А между тем ученые–петербуржцы до озера добрались, исследовав его вдоль и поперек, не нашли ничего необычного. Вместе с тем озеро расположено на высоте около полукилометра над уровнем моря, крепко зажатое в ладонях гор; вода в нем при глубинах до 30 и более метров хрустально прозрачна, ничего в ней не утаишь! Однако (как я люблю это многообещающее «однако») в прибрежных скалах, на глубине 12–15 метров, находятся большие, неизвестной протяженности пещеры! Природа их образования не ясна! Вот как! Исследовать с помощью водолазов эти пещеры в начале века 20–го, разумеется, не представлялось возможным. Не там ли проживают по сей день возмутители вечного таймырского покоя?!

...Учеными по результатам аянских экспедиций в клубе исследователей Сибири было прочитано сообщение, вызвавшее тогда бурную, но, увы, непродолжительную дискуссию (см. материалы Российского госархива). Тем дело и закончилось. Потом русско–японская война, и революции, и событие почище «гудящего» Аяна, тунгусский метеорит... Наверное, были и другие свидетельства о «неладном» озере, но я их не отыскал — да тому и причины имеются: аргиши в тех краях не пролегают (не любит люд таймырский гор), охота там никакая... живет себе озеро в одиночестве без людского пригляда.

Да и про рассказанное никогда б мне не узнать, не окажись я после встречи с геофизиками Р. Файзуллиным и Л. Мамлеевым на умиротворенно благодатных берегах сам. Покой! Пастораль!.. А рассказали они мне о том, как во время полевого сезона 1987 года из озера ли, около ли в небо ночное устремился мощный, судя по расстоянию, диаметром в 15–20 метров, луч света, упиравшийся на высоте двух-трех километров во что–то невидимое. Имеются свидетельства пилотов местной авиации о темных веретонообразных (!) силуэтах на глубине озера...

...Был август, но температура воды не поднималась выше 10 градусов. В легком акваланге можно продержаться под водой не больше 8–10 минут, но до пещер я добрался; их три вдоль западного борта озера. В одной из них (показалось?) то ли блеснул в ответ на мой луч фонаря ответный сигнал, то ли отразился от какой–то поверхности. Старые баллоны нещадно «сифонили», и удалось погрузиться только четыре раза.

Буду готовить новую экспедицию в следующем году».

Вот и все. Да, и еще фотография с кратким пояснением: «Оз. Аян. 1973 год.» Кто снимал? При каких обстоятельствах? Достоверно ли это или розыгрыш, мистификация?! Ну что–то гудит и светится у озера «внутри»... может быть, несварение желудка у природы! Кабы задержать мне его тогда в суетный дождливый вечер, разговорить... Кабы, кабы.

Знакомые мне геологи, рыбаки–охотники, пилоты Валька при фамилии «Туманов» улыбались тепло и грустно: «Володя... романтик!» Да, собирался в прошлом году на Аян, капитально собирался, но подробностей не знают, давно не видели. Не приключилось ли беды? — тревожились.

...И снова лето, и четвертые сутки дождь по–осеннему. Я брожу по городу и все пытаюсь отыскать «человека дождя». Все пытаюсь...

В. М.

Фото из архива Владимира ТУМАНОВА

9 августа 2011г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.