МАУ ИЦ «Норильские новости»

Валерий Кравец: «Когда в зените твое лето...»

Валерий Кравец: «Когда в зените твое лето...»

Валерий Кравец: «Когда в зените твое лето...»

Стихи из своих новых сборников передал в «Заполярку», с которой давно дружен, поэт Валерий КРАВЕЦ. Недавно он был приглашен из подмосковного города Королева, где сейчас живет, на празднование юбилея столицы Таймыра. Даст Бог, в следующем году встретится с читателями и в юбилейном Норильске, в котором жил и работал с 1965 по 1997 год. Был известен как журналист Норильской студии телевидения, собственный корреспондент Гостелерадио СССР по северным районам Красноярского края. В 1990–м Валерий Ефимович возглавил пресс–центр концерна «Норильский никель».
Валерий Кравец в Дудинке. 30 июня 2012 года

Издаваться начал в конце 1960–х. С тех пор вышло около тридцати изданий его стихов, научно–популярной и публицистической прозы: «Временный поселок», «Пешеходная улица», «Реанимация», «Бессовестное время», «Снежный пилигрим», «Овцебыки возвращаются на Таймыр», «Любовь в конце календаря» и многие другие. На его стихи «северные» композиторы Александр Шемряков и Павел Волчков создавали свои песни. Творческая дружба с первой долганской поэтессой Огдо Аксеновой привела к рождению в 1973 году книги «Бараксан», которую поэт перевел на русский язык, вложив свою лепту в создание долганской письменности. Тридцать лет спустя за поэтический сборник «Снежный пилигрим» Валерий Кравец был удостоен звания лауреата литературной премии имени Огдо Аксеновой. Среди многих регалий и наград журналиста и поэта–труженика — орден «Знак Почета» и знак отличия «За заслуги перед городом Норильском».

Недавно в издательстве «Просеков» вышел сборник Валерия Кравца «Родное». В нем более 300 стихотворений о временах года, созданных за полвека творческой жизни поэта. Мы же решили представить сегодня его книгу стихов «Исповедальность днев-

ника», которая завершила издательский проект Валерия Кравца, составленный из сборников «Цветы на обочине» и «Белый квадрат». В «Исповедальности дневника» — стихи, написанные (или завершенные) в 2011 году. Это поэтические размышления трех лет жизни, в которых читатель, возможно, почувствует пережитое им самим.

***

Исповедальность дневника

Диктует мне такие строки,

Что записать спешит рука

В наикратчайшие их сроки,

Чтоб не забыть тот самый миг,

Когда, не ведая покоя,

Как вздох, возник сердечный крик,

Чтоб стать задумчивой строкою,

Которой сохранить дано

Для расшифровщиков в грядущем:

Компьютер. Кабинет. Окно.

Хлеб сочинительства насущный.

Норильчанам

Нас все меньше за Полярным кругом.

Нас все меньше на земле вообще.

Ощущаем мы почти с испугом

Суть событий разных и вещей.

Смотрим мы не то, чтобы с опаской

На происходящее в стране:

Мы не занимались перекраской

В каждом наступившем трудодне.

В наше время, вроде, было проще

(Ты, как хочешь, это понимай),

Если выходили мы на площадь,

Значит, отмечали Первомай.

А на смену нам везут кого–то

В наши голубые города,

Новых поколений самолеты,

Льдов не признающие суда.

Но напомнить тут необходимо:

Эти города и после нас

Голубыми делались от дыма,

Нам казалось, что от наших глаз.

Создают металл пока не боги,

И труба потребует труда

В ожиданье новых технологий

Добыванья рыбки из пруда.

...Подросли на мерзлоте деревья

(Медленно, но все–таки растут).

Все мои подружки постарели,

Ничего уж не поделать тут.

И торчит в снегах за сопкой ближней,

Что не тают никогда почти,

Сломанная мной однажды лыжа,

Чтобы хоть чему–то научить...

***

Стали памяти слои

Неожиданно двоиться:

Почему–то стали сниться

Ночи белые мои –

Жизни светлая страница.

А потом приходит вдруг

В снах нежданно даже летом

С непросроченным билетом

Время отшумевших пург,

Но оставшихся при этом.

Прошлой жизни полюса

Не теряют своей власти.

И стереть забвенья ластик

Не способен голоса

Состоявшегося счастья.

Элегия июля

Еще не стали дни короче,

Но разве что чуть–чуть, чуть–чуть...

А что–то в воздухе пророчит,

Как будет съеживаться ртуть

В термометрах, уже забывших

Про остыванье сонных рек,

Про снег на заметенных крышах,

Припадках стужи в декабре.

Ну а пока июль в расцвете,

Давай заботиться о том,

Как нам сегодня жить на свете,

О завтрашнем — пускай потом...

***

Стихи, написанные под впечатлением встречи

в норильском землячестве в Москве

18 февраля 2011 года

У каждого был свой Норильск. Без траты

Чувств искренних, высоких и живых,

На нынешние жирные зарплаты

И опасений, что отнимут их.

С какого перепуга или страха

Случилось, словно в средние века,

Когда хозяин властью олигарха

Покорно превращался в батрака.

Знал мой Норильск совсем другие лица,

Надеждою горящие глаза.

Был мой Норильск арктической столицей,

А нынче как восточный стал базар.

Кто будет в рудниках надежно кровлю,

Чтоб добывать в руде металл, крепить,

Когда в Норильске южная торговля

Сумела Крайний Север прикупить?

Мы поднимали новые заводы,

Но тем, что люд норильский сотворил,

Руководят сейчас экскурсоводы,

А не в прожженных робах технари.

Над нами время весело пуржило,

Его мы понимали красоту,

Тогда нам завещали старожилы,

Чтоб вечную хранили мерзлоту.

Сегодня и пурга нам в назиданье

В родном Норильске кажется не той

А он уже шатается, как зданье,

Над ставшею увечной мерзлотой.

Полярный летчик

Ходит летчик, как безрукий,

В скучном мире ширпотреба.

Лишь одно спасенье — внуки

С ним остались после неба.

Списаны аэропланы.

Несмотря на стаж и льготы,

Утром нет на вылет плана

И, естественно, работы.

Потому на сердце камень

И, приплясывая полькой,

Как ни взмахивай руками,

Насмешишь людей — и только.

Ах, как неба еще много!

Ах, как в небе все знакомо!

Он бы мог без запасного

Полететь аэродрома.

Потому что в мире сиром,

В ежедневном перегное

Снится небо над Таймыром,

Как в разлуке все родное...

***

Когда в зените твое лето

И ты в расцвете сил и слов,

Несут к ногам твоим букеты

Все выражающих цветов.

Когда кончается служенье

И ждут тебя земли комки,

Несут к тебе на возвышенье

Уже прощальные венки.

Но чтоб подольше быть спасенным

От этих проводов к вратам,

Беги в поля, к не принесенным,

Тебе не купленным цветам.

***

Не забывай своих поэтов,

Земля, где больше без рассветов

В календаре полярных дней.

Ведь с ними стало чуть светлее

В твоем ледовом мавзолее,

А ты сама чуть–чуть родней.

И этой малости душевной,

Не проходящей, ежедневной,

Хватило, чтоб могла ты стать

Заманчивой для пилигримов

И неожиданно любимой,

И всепрощающей, как мать.

***

Телевизор без стоп–крана,

Словно мусоропровод,

Почему ты ржешь с экрана,

Невеселый мой народ?

Словно ты набрался браги

Оглушительным ковшом.

После принятых «аншлагов»

На душе нехорошо.

Но стократ на ней поганей,

Что спускаемся на дно

От того, что на экране

Это все разрешено.

Поощрительно, бесспорно

При сегодняшних тузах

Все в стране травою сорной

Зарастает на глазах.

На эстраде веселится

Захмелевшая толпа

Размываются в ней лица,

Скалят зубы черепа...

***

А храм, он близко, вижу из окна,

Колоколов я внятно слышу пенье.

На паперти, как следует, сполна

Оделись в мрамор царственно ступени.

Все больше солнце золотит кресты.

Стал храм еще осанистей и выше.

А я молчу, молитвенно застыв,

Пред Тем, кто все в душе моей услышал.

И я боюсь услышать от Него,

Переживая собственную драму,

Что ни ползком, ни строем, ни бегом

Мне не догнать уже ушедших к храму...

Ирина ДАНИЛЕНКО. Фото автора

и Владимира МАКУШКИНА

6 июля 2012г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.