МАУ ИЦ «Норильские новости»

Ольга Дзусова: "Ангел МЕНЯ позвал в дорогу...»

Ольга Дзусова: "Ангел МЕНЯ позвал в дорогу...»

Ольга Дзусова: "Ангел МЕНЯ позвал в дорогу...»

Два вечера счастья в конце минувшей недели норильчанам подарила программа «Последний романтик XX века», посвященная творчеству композитора Микаэла Таривердиева. Среди самых ярких ее участников была певица Ольга ДЗУСОВА. Спустя почти сорок лет эта удивительная исполнительница, которую знатоки называют лучшей на отечественной рок–сцене, вернулась в родной город.
Ольга Дзусова: "Ангел МЕНЯ позвал в дорогу...»

– Ольга, расскажите про свой Норильск.

– Я родилась здесь в 1963 году. Мои родители познакомились в Красноярске. Папа Борис Ибрагимович и мама Валентина Александровна Дзусовы работали врачами. Он — физиотерапевт, мама — окулист. У папы осетинские корни. Его отец, генерал–майор авиации Дзусов Ибрагим Магометович, — Герой Советского Союза, военный летчик. А дед по маме — Кольцов Александр Иванович — был начальником отдела пассажирских перевозок по Енисею. Мы жили рядом с рекой в Красноярске. Все родные были большие трудяги, хорошая, крепкая семья. А потом мама с папой и старшей сестрой Тамарой решили поехать на Север...

– А какая улица родная?

– Советская, дом 5, квартира 7. Конечно, я там побывала. Хорошо, что кодовый замок на дверях подъезда не работал. Я зашла, постояла, пофотографировала. А вот позвонить в квартиру не решилась.

Вспомнила норильское детство... Училась в соседней третьей школе, бегала туда прямо из подъезда. Хорошо помню «Вареничную» недалеко от дома, туда ходила чаще всего. Еще обычные детские вещи вспоминаются... Вот у меня на руке шрам — он с первого класса, получен в Норильске, в родном дворе. А история такая: у меня была собака Дик, отец все время приводил домой животных, однажды даже волчонка... И вот Дика увезли в Талнах, чтобы он что–то там охранял. Через месяц мы бегали во дворе, и тут вижу: прибежал Дик с оборванной веревкой на шее. Я так обрадовалась, бросилась к нему, упала и разрезала руку об острый предвесенний наст. Знак на всю жизнь...

– Какие воспоминания связаны с музыкой?

– Во Дворце культуры был народный театр оперетты. Мама играла главные роли в «Холопке», «Принцессе цирка». Помню, сижу на спектаклях и горжусь: «Это моя мама!» У нее не было профессионального образования, но она стажировалась в музыкальном училище в Норильске. И у папы были серьезные природные данные, вот мама и привела его в хор театра оперетты. 17 декабря, на Святую Варвару, будет семь лет, как его нет с нами. Папа упокоился в Подмосковье, под Сергиевым Посадом, куда родители в 1975–м переехали из Норильска. Он принял Святое Крещение за три дня до своей кончины.

– А как поживает ваша мама? Я с детства помню, как она блистала на сцене Дворца культуры комбината.

– Маме сейчас 78 лет и до сих пор трудится врачом–окулистом. Она очень нужный и ценный работник, потому что сейчас за такие деньги никто не работает. У нее высшая квалификация, еще в Норильске делала удивительные операции, брала на себя риск. Помню, бабушку какую–то спасла от слепоты.

– Ольга, расскажите, как запели.

– А почему бы не запеть, когда родители поют. Мама одно время врачом работала в Атаманово под Красноярском, меня с собой взяла в пионерский лагерь. И однажды меня потеряла, смотрит — народ собрался. Это я выступала на публику, пела: «Опять от меня сбежала последняя электЛи–ичка...» Я картавила, у меня был абсолютный «французский»... Из Сибири мы переехали в Подмосковье, в село Константиново. В нашем месте был клуб — бывшая Сретенская церковь. И в этом клубе, среди просвечивающих на стенах фресок, я начала петь. Мы репетировали с ВИА в алтаре. Я потом каялась в этом священнику. В детстве все время что–то пела, сочиняла...

– Что было после школы?

– Окончила такой большой «кулек» — Московский государственный институт культуры. Режиссер массовых праздников, но я никогда этим не занималась. Все институтские годы пропела. Но режиссерские навыки пригодились в постановке моих номеров, в решении сценических образов. Когда пела в Ялте на своем первом Международном конкурсе эстрадной песни «Марсельезу», это был 1992 год, как раз 200–летие «Марсельезы», вот я и решила ее исполнить. Номер мой шел изнутри, от того, что чувствовала, — я против любой революции. И Константин Райкин тогда меня поздравил, ему очень понравилось, а Марина Тимашева с радио «Свобода» пригласила в эфир, где она вспомнила об одной женщине, которая приняла Французскую революцию, а потом от нее же пострадала. Марина тогда сказала, что как будто я про ту известную женщину и спела, оплакала тех, кто рвался в бой, а после поняли, что на самом деле творится. Вскоре меня пригласил на Первый канал телевидения главный директор музыкальных программ и поинтересовался, кто поставил мой номер. Удивился, что я сама все сделала. А ведь когда понимаешь, о чем поешь, руки сами идут куда надо.

– Как потом складывалась судьба?

– Поэтесса Маргарита Пушкина меня заметила, и пошла я в рок. В 1994–м пригласила группа «СС–20». Мы выпустили пять альбомов, остальные были записаны с Линдой.

– А как произошла встреча с музыкой Таривердиева?

– Сестра в 1991–м пригласила меня в Красноярск, где живет, и оплатила мою первую запись, помог и классный аранжировщик. Потом на конкурсе в Ялте спела одну из моих песен «Унеси вода» на стихи Аллы Кобзевой, моего замечательного педагога по сценической речи, она до сих пор преподает в университете культуры, и мы продолжаем работать вместе. А пошла я на конкурс с легкой руки моего мужа, который увидел объявление по телевидению. Это все Господь мне людей посылает, которые куда–то меня ведут. А я не мешаю дуть ветру... И вот, пианист Алексей Гориболь был тогда в Ялте, запомнил мое выступление. Как и продюсер Макс Фадеев, который пригласил принять участие в проекте с Линдой. Через некоторое время Леша Гориболь вместе со своим другом композитором Леонидом Десятниковым смотрел «Рождественские встречи» Аллы Пугачевой, снова увидел меня, я тогда исполняла песенку о народных приметах «Грибной заговор» на стихи Маргариты Пушкиной. Вскоре Леша пригласил меня делать программу на музыку Микаэла Таривердиева.

– Теперь и норильчане услышали вашу программу «Двое в городе». Это не только превосходный спектакль из произведений Микаэла Таривердиева на стихи любимых поэтов, но и путешествие в личное прошлое. Похоже, весь зал, когда вы пели, заливался слезами узнавания, благодарности за чудо снова пережить лучшие моменты жизни... Спасибо, что приехали и открылись нам...

– Конечно, это Божия воля, что я приехала в Норильск. Когда пригласили, я поняла, что это просто Ангел меня позвал в дорогу... И здесь какое–то примирение произошло в сердце моем. Ведь я же на маму с папой обижалась, что так мало их видела в детстве. Так мне казалось. На самом деле просто мало их запомнила. В основном запоминаешь свои детские радости. Честно говоря, я никогда на Север не собиралась, хотя мне мама говорила: «Хорошо бы тебе в Норильске спеть...» Но в этот приезд что–то важное произошло, я еще до конца не осознала, буду еще это для себя открывать...

— Ольга, когда вы особенно счастливы?

– Когда мне не надо врать... И еще я счастлива с мужем, мы больше 20 лет вместе. И я так рада, что музыка Таривердиева у меня появилась, ее можно петь до 90 лет, кода будешь полностью седой. Это безвременная музыка, из вечности. Женщина, мужчина может ее петь. Это музыка человека...

Из разговора с заслуженным артистом России Алексеем Гориболем в Норильске:

– Чудодейственным образом мы с Ольгой когда–то совсем в молодости в Ялте совпали, а потом это оказалось на всю жизнь... И второе соединение — программа «Двое в городе», ощущение Оли в этом сложнейшем микаэловском внутреннем материале... Она абсолютно гениальна здесь... Уверен, это выдающееся явление, потому что я не помню, чтобы с первой секунды Оля не брала любой зал... Она наша русская Эдит Пиаф...

Ирина ДАНИЛЕНКО

Фото автора и с официального сайта Ольги Дзусовой

14 декабря 2012г. в 16:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.