МАУ ИЦ «Норильские новости»

Человек–огонь

Человек–огонь

Человек–огонь

Получить шанс — удача. Использовать — искусство. Андрею Прокушеву можно по–хорошему позавидовать. Полученный шанс он использовал искусно.
Человек–огонь

«Мне отказали. Я развернулся и собирался уходить. В этот момент вошел бригадир. Он посмотрел мой диплом и произнес, повернувшись к руководству участка: «Ребята, вы зачем моего земляка обижаете?» В общем, приняли меня на работу».

Начальник подземного ремонтно–монтажного участка № 2 (ПРМУ–2) шахтно–ремонтного управления № 2 треста «Норильскшахтсервис» ООО «Норильскникельремонт» хитро улыбается, вспоминая события 22–летней давности:

– Если бы Виктор Витебский, тот самый бригадир, не посмотрел мой диплом, не увидел, что я учился в Иркутске, я бы здесь не работал. Судьба?..

Ответ очевидный.

Иркутск

Он родился в 1965 году в Норильске, в семье металлургов — его родители работали на никелевом заводе. Окончил восемь классов, поступил в норильский техникум на горного электромеханика. Классика. Но не такой человек Прокушев, чтобы плыть по течению. После первого курса он неожиданно забирает документы, собирает вещи и уезжает из Норильска. Говорит, решил начать самостоятельную жизнь. 16 лет, ветер в голове? Нет — шаг был обдуманный.

– Отец, человек с суровыми жизненными принципами, нас с сестрой с детства приучал к самостоятельности, к тому, чтобы мы отвечали за свои поступки, — объясняет Андрей Прокушев. — Считаю такой подход правильным. Это многое дало. Я никогда ни на кого не надеюсь и стараюсь из всех жизненных ситуаций выходить сам.

Выбор молодого человека пал на Иркутск. Это город, где учились, познакомились, сыграли свадьбу его родители, откуда уехали в Норильск. Андрей один в один повторил их судьбу.

В Иркутске Прокушев поступил в геологоразведочный техникум на специальность «Горный техник–разведчик». В отличие от школы и техникума в Норильске, где перебивался с троек на четверки, на материке он взялся за ум.

– Жизненным провокациям не поддался, хотя соблазны были, — говорит начальник ПРМУ–2. — Когда жил в Норильске, знал: если что, родители помогут, решат. В Иркутске не было никого. Никто за меня ничего не сделает. Там же понял, что учеба и образование нужны мне, а не родителям. Осознание этого помогло успешно окончить техникум. Я даже комсоргом курса был.

В Иркутске Андрей познакомился с Татьяной. Вернее, так: вновь познакомился. Впервые они встретились в селе на севере Бурятии, где жила бабушка Андрея. Туда он в первую очередь отправился после Норильска.

– Я уехал зимой и, чтобы до поступления не терять время, устроился в совхоз грузчиком на молокозавод. Весной друзья пригласили на выпускной в сельскую школу. Там с Татьяной и познакомились. Мимоходом. На бегу, — вспоминает Андрей Прокушев. — После поступления в техникум узнал, что Татьяна тоже учится в Иркутске. На чьем–то дне рождения вновь встретились... Пригляделся–присмотрелся — и сделал первый шаг.

Андрею пришелся по душе прямолинейный твердый характер девушки. Это тот случай, когда, увидев, понимаешь: твой человек. Вскоре дружеские отношения Андрея и Татьяны переросли в нечто большее. А через восемь месяцев молодые решили пожениться.

– Захотелось тепла, ласки, семейного уюта. И чтобы нормальное питание было, — смеется Андрей.

Свадьбу назначили на февраль 1984 года. Отца (мама Андрея рано ушла из жизни) и сестру поставил перед фактом. В письме.

– Сестра в тот момент была на каникулах в Норильске и рассказала мне, как отреагировал отец: «Куда лезет? У него еще молоко на губах не обсохло!» А мне ведь было 18 лет и 10 месяцев. Ранний. Но лично мне отец ничего подобного не говорил. Только сказал серьезно: «Разведешься — я тебе голову оторву».

23 февраля Прокушевы отметят жемчужную свадьбу. Вместе они 30 лет.

Норильск

Летом 1987 года Андрей с семьей вернулся в Норильск. До этого успел поработать бурильщиком в геологоразведочной бригаде, отдать долг Родине, родить сына. На подходе был второй ребенок.

Некоторое время жили у сестры, потом снимали квартиры. Вахтовая работа в Талнахской комплексной геологоразведочной экспедиции хоть и нравилась, но особых дивидендов не приносила. Жилплощадь только обещали. Пришлось самим выбивать.

Записались на прием к директору комбината Филатову, и проблема решилась за пару минут. Молодым выдали список талнахских гостинок. На выбор. Так у Прокушевых появились собственные квадратные метры на Бауманской, 33.

В начале 1992 года Андрей Прокушев из геологии ушел. В отрасли начались задержки зарплаты, а на комбинате и платили больше, и какая–никакая стабильность была.

– Пошел по рудникам, но устроиться оказалось сложно. Да что там, практически невозможно, — вспоминает Андрей Прокушев. — Случайно по телевизору увидел бегущую строку, что в ТСШРУ требуются рабочие руки. Пришел сюда, на «Октябрьский», на ремонтно–монтажный участок № 2...

О том, как встретили молодого специалиста в РМУ–2, и какую роль в его судьбе сыграл бригадир Виктор Витебский, мы уже рассказывали. Взяли его слесарем дежурным и по ремонту оборудования третьего разряда.

Первые рабочие дни Андрей Прокушев и два десятилетия спустя помнит в деталях:

– Опыта никакого, потому был на подхвате. Знания, полученные в техникуме, даже не пригодились — обучался с нуля. Первый спуск под землю запомнился на всю жизнь. На меня надели защитный костюм, нацепили монтажный пояс, самоспасатель, фонарь... Как самому молодому еще стропы и инструмент вручили. Показалось, что очень тяжело. Потом был сам спуск. Пока ехали до тысячного горизонта, я не мог понять, куда еду. Уши заложило, глаза навыкате, голова кружится... Уже на горизонте чуть отошел. Присмотрелся — не все так плохо. А через неделю уже уверенно себя чувствовал.

С того момента в трудовой Прокушева менялись только названия треста и должности. На несколько лет с родного «второго» уходил в ПРМУ–7, был его начальником, но девять лет назад вернулся — уже начальником ПРМУ–2.

В движении

ПРМУ–2 исторически дислоцируется на руднике «Октябрьский». Это «служба спасения» горного предприятия, не без гордости говорят работники участка.

– Мы занимаемся ремонтом и обслуживанием горно–шахтного оборудования, скиповых и клетьевых стволов, конвейерного транспорта, то есть все стволовое оборудование рудника — наше, — поясняет специфику работы участка начальник ПРМУ–2. — Если происходит что–то непредвиденное — сразу звонят сюда. И мы оперативно приступаем к работе. Никто кроме нас эту работу не сделает, и мы это не раз доказывали.

В подчинении Прокушева 36 человек. По меркам «Октябрьского» и треста «Норильскшахтсервис» — участок небольшой. Но все задачи ПРМУ–2 выполняет точно и в срок. Все дело в опыте и универсальности, уверен начальник:

– У нас полная взаимозаменяемость. Сварщик знает работу слесаря дежурного и по ремонту оборудования, слесаря умеют резать и варить, и так далее...

Комплексный участок — можно и так сказать. Средний возраст — за 40. Это, с одной стороны, огромный плюс — работники опытные. С другой — головная боль Андрея Прокушева.

– В ближайшее время четверо увольняются и уезжают на материк, — рассказывает начальник ПРМУ–2. — Кем заменить? Хотелось бы на эти места принять опытных людей, но это из области фантастики. В основном, приходят необученные. Естественно, мы их учим, в том числе и смежным профессиям. Года через два их можно будет условно назвать специалистами и только лет через пять — спецами с большой буквы.

Молодежь, констатирует начальник ПРМУ–2, неохотно идет работать, а зарплату — да еще большую — получать желает сразу.

– Но такого не бывает, — горячится Андрей Прокушев. — Все приходит со временем. Мы через это прошли. Чем привлекаем к себе? Тяжелой, сложной, но интересной работой. Если человек ответственный, его не надо заинтересовывать. Я всегда, когда приходят на собеседование, смотрю в глаза. Есть блеск, значит, желает работать. А если начинает мяться, и первый вопрос — какая у вас зарплата, с такими не разговариваю. Честно.

Кроме блеска в глазах Андрей Прокушев обращает внимание на службу в армии:

– Если сержант или ефрейтор, значит, человек еще в армии начал проявлять себя, к чему–то стремиться. И в работе себя проявит, не подведет. Я сам такой по жизни. Поручили работу — расшибусь, но сделаю. Подводить людей не в моих правилах.

Заметил: когда Прокушев говорит о себе, смущается. Коллеги об этой черте характера Прокушева знают. И готовы «за него» рассказать всю правду.

– Это человек–огонь, — отмечает заместитель главного инженера ТНШС по ремонтам Александр Кулешов. — Сам не может сидеть без дела и другим не дает. При нем все приходит в движение. Он лидер коллектива и личность. Не каждому вручают нагрудные знаки «Шахтерская слава» и «Почетный горняк», а Андрей Викторович его заслужил как никто другой. Прокушеву не раз предлагали уйти на повышение. Отказывается. Говорит, «это не моя стезя». Ему бы поближе к производству, к процессу.

– Чтобы руководить — надо самому знать, — говорит замначальника ПРМУ–2 Руслан Ахмадуллин. — Он свое дело знает досконально. Как ни банально звучит, я бы с ним в разведку пошел. Он и в проблемы подчиненных вникает, если надо, помогает. Мы в ПРМУ–2 как одна семья.

Андрея Прокушева на участке уважительно и почти по–семейному называют «Викторыч». Коллеги знают: если что, Викторыч поймет, научит, поможет...

Дмитрий БЫКОВ

Фото Елены ХУДАНОВОЙ и из архива Андрея ПРОКУШЕВА

31 января 2014г. в 17:15
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.