МАУ ИЦ «Норильские новости»

Люди нашей «Совы»

Люди нашей «Совы»

На прошлой неделе «Заполярка» рассказала о результатах первого краевого — пятого регионального фестиваля визуальных искусств «Полярная сова», хозяйкой которого все последние годы была и остаётся Наталья Орлянская, директор кинокомплекса «Родина». Но сегодня хочется дать несколько другую, неофициальную оценку фестивалю — более личностную, именную, что ли, и рассказать о тех, чьей силой духа пропитаны лучшие его страницы.

В рыцарском зале (из «фестивальных записок»)

Мы обедаем в рыцарском зале «Синема–Арт–Холла», где проходит отсмотр 103 работ, присланных на фестиваль. За длинным столом — председатель «Совы», великий и могучий лысенький Исаак Магитон, зампред Александр Мухин с солидной фигурой и званиями краевого кино, самый скромный в мире волшебник видеоинженер ДК комбината Андрей Раздевилов, утончённый в быту и абсолютный балагур и хулиган среди детской аудитории поэт Андрей Усачёв. Все они — рыцари разных образов. Я — дама. К обеду сегодня холодец, тефтели с гарниром и разговоры о Герасимове, с которым работал ералашевец и фитильщик Магитон, о братьях Михалковых («Россия, слышишь странный зуд?»), Серебрякове, Бодрове, Балабанове, никулинских книжках и анекдотах, старой Москве и новом Норильске.

Никто не может наговориться. Обожествляемый не только мной Магитон (на нём, собственно, и держится все эти пять лет неноминальный престиж «Полярной совы») вспоминает конкурсный клип из Талнаха («А ведь мальчик дал нам такой повод задуматься!»), фильм казанской мультистудии, предлагает вернуться после обеда к анимации («самое сильное звено фестиваля»).

Идут третьи сутки киномарафона под названием «Полярная сова», которая «год от года набирает обороты и крепко встаёт на крыло». Жюри в действии.

«Сова» каждый год в одно и то же время вынимает меня и моих легендарных коллег из обычной жизни и превращается в неделю бесконечных просмотров. Кажется, даже ночью членам жюри снятся одни и те же сюжеты и ролики, «документалка» и патриотическая тема, ставятся плюсы и минусы, «бомбится» чья–то режиссура, разбираются ходы, обсуждаются музыка или герои, спорятся споры...

«Сова» не даёт москвичам почувствовать разницу во времени, а красноярцам — свою региональную значимость. Перед Магитоном все равны: что село Новоуспенка (гимны деревне, щемящие, проникновенные фильмы о российских стариках, о детях в приюте), что Новосибирск (их «Восьмая феечка» студии «Поиск» получила Гран–при этого года), что столицы, что Пенза с Кайерканом. Тут нет своих и чужих — фестиваль с самого начала перешагнул планку местечкового, и это дороже любого статуса.

Официально «Полярная сова» только с этого года значится в краевых реестрах и сметах — раньше фестиваль шёл как региональный. Об этом уже много писалось, но география фестиваля каждый год поражает по–своему: в этот раз участвовали работы из десятка городов страны. Так что ответственность судейства для всех «рыцарей и дам «Совиного» образа» — выше крыши «Арта» и хлопонинской администрации.

Имя №1

Председатель жюри 13 российских и союзных фестивалей (большинство из них — детско–юношеского формата) Исаак Магитон даже своё 80–летие отметил на очередном из них — кажется, в «Артеке».

Киношная служащая из «Родины» Мариша, все эти дни заботливо готовящая для жюри напитки с бутербродами, ставит перед нашим боссом чай и, боясь перебить очередную магитоновскую байку или реальную раритетную историю из жизни великих, второпях называет его Исааком Магитоновичем. Все смеются. Пользуясь паузой, спрашиваю у нашего преда о фамилии, семье, близких. Магитон и так ест как птичка, а тут вовсе забывает про еду и полностью уходит в рассказ. Рассказ — фирменное слово, любимое занятие — в последние годы как раз из таких вот маленьких осколков большой, наполненной смыслом и ролями жизни он пишет книги рассказов. Рассказ — умело используемый дар (Исаак Семёнович знает об этом, частенько и с удовольствием мастерски применяет в разных обстоятельствах, в основном застольных, под водочку, в кругу друзей).

Все слушают только его, и это правило номер «раз»: дисциплинка в рядах жюри приветствуется.

– Вот ты, Маша, спросила про фамилию. Мы изначачально были Магитсонами — в переводе это обозначает «сын учителя», буква «с» из фамилии со временем куда–то «ушла».

А родители мои были врачами: мама, Берта Львовна, — терапевтом, папа, Семён Яковлевич, занимался наукой, стоял «в голове» двух московских институтов, где медицина сопрягалась с физической культурой.

В 1937–м отца арестовали: пришли осенней ночью — и всё. Нам лишь сказали, что он объявлен «врагом народа». Если честно, мы думали, что он умер: о том, что на самом деле его почти сразу после ареста расстреляли, не вывозя из столицы, мы узнали лишь спустя годы, когда уже освободили маму, жену «врага народа». Её забрали через полгода после папы. В 1938–м. Я остался с двумя младшими сестрёнками и 80–летней бабкой. Надо было кормить семью — подрабатывал тем, что переписывал тексты: подобную «халтурку» в Москве всегда можно было отыскать.

Маму в лагерях спасло то, что она была медиком: всю войну проработала в госпиталях у линии фронта.

Папе было 39, когда его не стало. Маму посадили в «воронок» красивейшей, полной жизни 38–летней женщиной. Через девять лет она превратилась в измотанную старуху... После лагерей ей нельзя было возвращаться в Москву, и она работала кардиологом в Пензе. Я поехал к ней туда на встречу, такую долгожданную... Нет, вру, один раз мы с девочками и бабушкой ездили к ней на свидание. Помню, как двое в форме вели её в комнату для свиданий под дулами винтовок, — зачем?..

Послание Магитона: ЮМОР ДОЛЖЕН БЫТЬ УМНЫМ

Когда Магитона попросили сделать обращение к фестивалю, он возмутился:

– Обращение? В каком смысле? К кому? К фестивалю? Это как? Нельзя всерьёз обращаться к предмету: «многоуважаемый примус» или «дорогой наш валенок». В сказке, конечно, можно. А вот в жизни — исключено. А посему остановимся на пожелании — добром, дружеском пожелании участникам фестиваля.

Обращение председателя жюри И. С. Магитона ко всем участникам фестиваля, прошлым, будущим и настоящим:

– Дорогие мои соавторы! Именно соавторы, те, чьи работы наполняют жизнью форму фестиваля. Именно ваши переживания придают ему эмоциональную нагрузку. Тепло. Разнообразие ритмов ваших работ даёт фестивлю пульс. И крепче становится на крыло «Полярная сова». И взгляд зорче. И полёт выше. И больше ответственность. Поэтому хочу всем без исключения пожелать высочайшей степени ответственности перед собой, перед своими творениями и перед зрителями.

Помните: хорошо развитый внутренний цензор убережёт вас от пошлости и дурновкусия. Юмор должен быть умным. Смех должен быть здоровым. Всматривайтесь в жизнь вокруг вас, подмечайте хорошее, не прячьтесь от плохого, и жизнь сама подскажет вам темы будущих фильмов, оградит от однодневок. От «плевков в вечность».

Прислушивайтесь к себе. Верьте в себя, в своё чутьё. И не придётся лицемерить. Идти на компромисс. Научитесь открытости и неравнодушию. И тогда ваш авторский взгляд будет индивидуальным и ярким, наполненным личными переживаниями и эмоциями. Это отразится на вашем творчестве.

Обязательно стремитесь к постижению новых знаний, особенно в таком искусстве, как кино. И пуха вам, и пера!

...А за объективную, строгую справедливость я ручаюсь.

Лично ваш соавтор МАГИТОН.

Марина КАЛИНИНА. Фото Ирины ДАНИЛЕНКО.

2 ноября 2007г. в 16:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.