МАУ ИЦ «Норильские новости»

Улица Завенягина

Улица Завенягина

Улица Завенягина

Улица Завенягина, несмотря на небольшой размер и тихий с виду нрав, таит во дворах–колодцах тайны своего несвершившегося прошлого. Почему дома построены, как периметр тюремного двора? Откуда взялась их безумная нумерация, вызывающая проклятья почтальонов и таксистов? Давайте вместе прогуляемся по Завеняжке, как ласково называют ее норильчане, уверена, она преподнесет нам немало сюрпризов.
Улица ЗавенягинаУлица Завенягина

Вчера... ...и сегодня

История

Проектировали улицу Завенягина в 1954 году. По официальной версии, озвученной главным архитектором проекта Норильска Витольдом Непокойчицким, в ее застройке воплощена идея кварталов с полностью замкнутым контуром, который играет роль ветро– и снегозащитного барьера. Связь с внешним миром в таких дворах должна была происходить через проходные подъезды и арки с глухими, закрывающимися во время пурги воротами. И, хотя в воплощенном проекте недостатки и недоделки были налицо, скорость ветра в квартале № 29 (так на планах архитекторов называются пять замкнутых дворов Завеняжки) действительно снижается в среднем на 60 процентов.
Фото 1
Фото 1
Ул. Завенягина, 7. Снесенный подъезд–тройник
Ул. Завенягина, 7. Снесенный подъезд–тройник
В 1959 году практически вся нечетная сторона Завенягина была построена, началось возведение домов четной стороны (на фото 1). Кстати, дом на Завенягина, 2, считается первым зданием Норильска, построенном на сваях по новому методу фундирования. В этом же 1959 году Завеняжка приобретает собственное название: исполком горсовета решил «наименовать улицу между кварталами 29–30, 38, идущую от улицы Советской, — улицей Завенягина». К тому времени имя Авраамия Павловича уже два года носил Норильский комбинат, а позже его получили площадь в Старом городе и ледокол.
Фото 2
Фото 2
Перспектива улицы тогда уходила в тундру, а справа, через пустырь, строился Ленинский проспект. Туда первые жители Завеняжки, сплошь жильцы общежитий и коммуналок (на фото 2), ходили в столовую, затем ставшую рестораном «Горняк». Чуть позже у улицы появятся и собственные точки соцкультбыта. В 1960–м начал работу магазин № 23 с отделами «Хлеб–молоко» и «Мясо–рыба». Впоследствии этот магазин расположился сразу в двух домах Завенягина, к уже названным отделам добавились бакалейный и винно–водочный (на фото 3). Когда в Норильске вошли в моду точки быстрого общепита, у Завеняжки появилась и своя закусочная — «Котлетная». Но к неудовольствию жильцов она больше напоминала «Рюмочную», и основным ее контингентом были хмельные мужчины. Позже ее переименовали в «Сосисочную», а в 1995–м павильон сгорел.
Фото 3
Фото 3
Нумерация домов и квартир на этой улице — сплошь загадка. Например, два дома квартала № 29 делятся пополам: одна половина относится к Комсомольской, другая — к Завенягина, а нумерация квартир при этом остается единой. Но самый загадочный — дом № 26 на Комсомольской улице, находящийся в первом дворе этого странного квартала. В нем испокон веков располагается общежитие, но этот же адрес носят и пять жилых подъездов, которые находятся — внимание! — в трех соседних домах. Почему два противоположных подъезда дома на Советской, 1, носят адрес: Комсомольская, 26, — непонятно. Но и это еще не все. Половина квартир там носят литеру «а»: № 1, 1а, 9, 9а... Во втором подъезде — то же самое, но счет идет почему–то от квартиры № 50. Кто это придумал, куда делись пропавшие квартиры, как находят жильцов участковые врачи или разносчики пиццы? Ответов пока нет, может, их знают читатели?

Знаки

Эксперт

Станислав СТРЮЧКОВ,
издатель альманаха «Неизвестный Норильск»,
исследователь норильской истории:
– В детстве я жил на улице Завенягина, и на себе испытал странности ее застройки и планировки. Первоначально здесь в основном были либо общежития для молодых специалистов, либо коммуналки. Представьте себе, каково приходилось нескольким семьям с детьми жить в одной хрущевке с проходными комнатами и смежным санузлом. Еще в этих квартирах до 1970-х были кирпичные печи, которые топились углем. Были у нас на Завеняжке и дома, где на пяти этажах — обычные квартиры, а на шестом — коридорное общежитие. Встречались и квартиры с отдельными выходами на улицу, на английский манер — шикарно, но жутко холодно в комнатах. Много странного и забавного было и остается на моей родной улице.
Интересна и ее история, до сих пор полностью не разгаданная. Городская газета в середине 1960–х годов неоднократно писала о том, что в Норильске планируется накрыть квартал стеклянными крышами — речь шла об улице Завенягина. Возможно, что создавали эти проекты супруги Шипковы. Архитекторы были знамениты своими необычными идеями жилых домов для Крайнего Севера. Они предлагали строить дома–комплексы, дома–пирамиды, где под одной крышей собирали и квартиры, и зимние сады, и точки бытового обслуживания.
Сделать из дворов–колодцев на Завенягина — дворы–комплексы под прозрачными куполами и предлагали Шипковы. Сохранять тепло внутри дворов и ограждать их от внешнего мира должны были арки с воротами, а через проходные подъезды жильцы могли попасть из одного крытого двора в другой, не выходя на улицу. Под куполами предусматривались спортплощадки и газоны, а на первых этажах — магазины, парикмахерские, столовые, детские сады, обувные мастерские, углехранилища, — в общем, все для нужд населения. Обратите внимание, что хрущевки в квартале № 29 построены шестиэтажными и стоят вровень со сталинками. Возможно, во время их строительства как раз и возникла идея купола.
В середине 1950–х начали возводить фундамент под квартал № 29, уже забили сваи, но вскоре строительство почему–то было заморожено. В это время был пересмотрен проект, градостроители решали, какие именно дома строить. В 1958 году возведение домов продолжили, но стеклянные купола так и остались в воображении архитекторов. Дворы остались неуютными колодцами. А в помещениях, где планировали точки соцкультбыта, появились как раз те редкие для Норильска жилые квартиры с собственными отдельными подъездами.
Почему проекты крытых дворов так и не воплотили? У них было много противников, которые считали, что не нужно создавать людям тепличные условия: «Человек на Севере должен закаляться, а не чахнуть под колпаком». Архитектор Шипков, отстаивая свои идеи, отвечал: «Зачем же превращать в закалку и спорт поход за хлебом в пятидесятиградусный мороз с ветром?» Говорят, что Шипков разошелся во мнениях на этот счет с городскими властями. Ходил даже слух, что от своих проектов он отказался после беседы с «компетентными органами».
Как бы то ни было, улица Завенягина в результате замены проектов представляет собой смешение четырех различных планировок и выглядит наглядным пособием по влиянию политики на архитектуру. Первые ее дома — сталинки, за ними следуют общежития, где жили комсомольцы–добровольцы, дальше стоят полусталинки с раздельными санузлами, но низкими потолками (эти плоды «ухрущения» архитектуры в народе когда–то назывались «Гей, славяне!»), а окончилось все типовыми хрущевками, которыми в 1960–х застраивали уже весь Норильск.
Двор на Завеняжке. 1970–е
Двор на Завеняжке. 1970–е
 Автор благодарит за помощь в подготовке рубрики институт «Норильскпроект», Норильский городской архив, Музей истории освоения и развития НПР, управление архитектуры и градостроительства и управление жилищного фонда администрации Норильска.
Светлана ГУНИНА. Фото автора,
из Норильского городского архива и личных архивов норильчан

12 июля 2012г. в 17:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.