МАУ ИЦ «Норильские новости»

На что не жалко жизни

На что не жалко жизни

Могла ли когда–нибудь Ларочка Сагитова, теперь уже Лариса Сергеевна, предположить, что школа, в которую она 26 лет назад пришла сияющей первоклашкой, станет для неё вторым, по–настоящему любимым домом? Признаётся, что нет. Так уж судьба распорядилась, а идти наперекор она не пожелала.

П
ри встрече с этой молодой женщиной первое, что приходит на ум: “Наверное, учительница”. Такое впечатление производит сочетание внешнего спокойствия, уверенности в себе и внутренней теплоты, душевности. Именно это так притягивает к себе детишек. Именно поэтому они так доверяют своей первой учительнице.

Со своим четвертым по счету выпуском Лариса Сагитова попрощается в будущем году. Опять будет море цветов, лучистых улыбок в начале и елейных слез в конце праздника. И никакого мелодраматизма, театральных жестов и чтения по слепым открыткам. В адрес первого педагога только несколько слов, коротких, путанных от волнения и переполненного чувствами сердца фраз... Это будет очень тяжелый день. Он обязательно запомнится родителям, но, скорее всего, сотрется из памяти учеников. И когда они, повзрослевшие, будут просматривать фотографии, видеозапись прощального бала, может быть, им станет смешно или даже неловко: “И чего это я так расквасился? Подумаешь, с учительницей прощаюсь...” Так всегда бывает, когда расстаешься с очень близкими тебе людьми — не хочется думать, что больше не будет возможности видеть их так часто, как хочется. Потому лучше забыть, отвести взгляд, посмеяться, выйти, наконец, из родной начальной школы и запустить свою глубокую привязанность бумажным самолетиком под облака.

Лариса Сергеевна сама так делает. И при встрече со своими выпускниками, а встречается она с ними практически еженедельно — все–таки не Москва и даже не Норильск, город маленький — нет жарких объятий, очарованных как прежде взглядов и желания не отпускать. Один короткий кивок в знак приветствия, пожелания хорошего дня — и всё на том. Иначе нельзя.

Нельзя, считает она, заводить любимчиков и отверженных. В каждом ребенке есть талант, есть золотая ниточка среди прочих белых и черных, которую надо вовремя и умеючи потянуть. Лучше и проще всего это сделать, когда школьник не переступил порог среднего звена, то есть пока учится в начальной школе.

Это самый благодатный период развития, превращения маленького человечка во взрослую личность, полагает Лариса Сергеевна: “С ними в это время невероятно интересно. На твоих глазах дошколёнок–несмышлёныш вдруг начинает задумываться о происходящем вокруг него, анализировать, делать собственные умозаключения. Порой и не знаешь, кто кого учит. Они учатся общаться между собой, заводят своих первых друзей. И присутствовать при этом, участвовать в их развитии лично для меня дорогого стоит”.

Именно сейчас самое время раскрыться детским талантам. Есть в классе у Ларисы Сергеевны мальчишечка, неважно у него получается выводить буквы в тетрадках, с математикой беда. Зато у парнишки всегда найдется доброе словечко расстроенному однокласснику, он первый заступится за слабого и с охотой выполнит общественное поручение. А другой ученице тоже никак не даются задачки, в то время как другие ребята уже давно сложили и вычли и получили правильный ответ, у нее развязываются бантики, ломаются карандаши, и никак не могут подружиться цифры в тетрадке. Девчушку это страшно огорчает. А учительница успокаивает: “Не получается математика, зато какая ты у нас артистка замечательная”. И это чистая правда. Еще в первом классе Лариса Сергеевна отметила яркие выступления малышки. И теперь на любом празднике, на каждом концерте сияет их звездочка. Лучше всех читает стихи, тянет ножку во время танца и бесподобно делает поклоны.

В эти светлые, трогательные минуты педагог гордится своими воспитанниками. Конечно, она очень рада, когда они хорошо учатся, но не это, совсем не это главное: “Дети приходят в школу не за отличными отметками, они здесь для того, чтобы получать знания, которые им пригодятся в будущей самостоятельной жизни. И в этом смысле я, прежде всего, имею в виду умение общаться, желание быть полезным, нужным кому–то, обществу”.

Жаль, постулаты Ларисы Сагитовой и ее новой помощницы, воспитателя Оксаны Дьяконенко, талнахского педагога с большим стажем и опытом, просто хорошим человеком, с которым наша героиня “как без рук”, не всегда принимают родители. Более того, в последнее время некоторым из них совсем не интересно, чем занимаются и чему обучаются в школе их дети. Многие мамы и папы заняты своими взрослыми проблемами и будто забывают, что рядом с ними живут маленькие человечки. Запросто могут выяснять отношения в их присутствии, кричать о разводе. И не понимают, что в этот горький момент рушится внутренняя целостность, представление ребенка о человеческом счастье, кончается его детство. Может, считают, что таким образом чадо познает мир, его неприглядную сторону? Такие, “избитые горькой правдой”, малыши перестают интересоваться учебой, замыкаются, становятся агрессивными, их перестают понимать одноклассники. Что уж тут хорошего?

Н
е может Лариса Сагитова понять теперешних взаимоотношений родителей и их детей еще и потому, что сама воспитывалась совершенно в иных условиях. Когда–то ее мама и папа, горняки, приехали осваивать Талнах по комсомольским путевкам. Было много трудностей, неудобств — как у всех. И может, от того они одаривали свою дочь теплом и лаской больше, чем требуется (хотя кто знает, сколько любви необходимо детям по–настоящему?) Как бы извиняясь, что дают ей не всё, что хотели бы. И Лариса родительскую нежность принимала с благодарностью. А поняла, сколь драгоценна и бескорыстна она была, когда уехала учиться на материк. Ей тогда, как и большинству ее одноклассников, страсть как хотелось быть самостоятельной. И она поехала, легко поступила в Мензелинское педагогическое училище (профессия учителя, в общем–то, достойная и женская, рассудила девушка). Пока училась, корпела над конспектами и сдавала экзамены, время летело незаметно. А вот когда получила диплом, приуныла. Не было на душе благодати — такой, как в детстве. Чего же не хватает? Целый год понадобился молодому специалисту, чтобы понять: ну, конечно же, ей тоскливо вдалеке от родного дома, от Крайнего Севера, без родительской поддержки.

И она вернулась, и всё сразу встало на свои места. Лариса вновь почувствовала опору под ногами, вмиг ощутила себя на вершине, воодушевленной, одухотворенной! Работать захотелось страшно, и обязательно по профессии. Пошла в 43–ю талнахскую школу: “Примете?” — “Сейчас определенно ничего сказать не можем, приходите 1 сентября”. Сказано–сделано. 20–летняя учительница пришла как раз в разгар торжественной линейки, кругом — разнаряженная детвора с большущими букетами, педагоги, родители. Ларису кто–то теребит за руку: “Ну где же вы ходите?! Ваши первоклашки уже заждались, идите немедленно к ним!” Известие девушку, конечно, порадовало, но и одновременно напугало: “Как? У меня класс, а я ничего не знаю!”. Попыталась объяснить коллегам, что ее никто и не предупреждал, не приглашал на работу. В положение Ларисы вошли, отпустили домой, но с уговором, что завтра ее ждут на рабочем месте.

Разумеется, она пришла. И работала с большим удовольствием, с огоньком. В 97 году перешла в талнахскую начальную школу и там статистом не сидела. Педагоги со стажем улыбались: “Все так бурно–активно начинали, пройдет...” Ан–нет, не прошло. Уже пятнадцать лет как не проходит. Быть учителем для нее — любимое дело жизни, хобби, как она сама выразилась. Когда наступает лето, Лариса Сергеевна себе места не находит, так ей тоскливо без школьных забот, любимых учеников, их домашних работ. “Очевидно, я неисправимый трудоголик, — улыбается талнашенка.– Пусть так, главное, что педагогика приносит мне огромное моральное удовлетворение. Целой жизни на это не жалко”.

Светлана ОРЛОВА.

Фото Валерия ЖУКОВА.

21 апреля 2006г. в 15:45
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.