МАУ ИЦ «Норильские новости»

Рашн Сафари-3. Япона мама

Рашн Сафари-3. Япона мама

Содержание предыдущих серий. Это было в далекие восьмидесятые. В самом их конце. Еще реяли алые стяги, но политическая “оттепель” уже радовала капелью. Из–за кордона знакомыми по Кибальчишу “буржуинами” робко протягивались “руки дружбы”, а руководство все–еще–Советов пыталось показать им из–за зубчатой стены красного кирпича вполне человеческое лицо.

Именно в это время, богатое “визитами дружбы”, в страну сакэ и катан отправилась советская делегация школьников и студентов. Среди “бойцов”, дипломантов конкурса “Интеркосмос”, — пишущий эти строки гражданин, бывший тогда в нежном возрасте пятиклассника. Кроме того, нам прикомандировали: переводчика Игорька, летчика–космонавта Александра Лавейкина и самого настоящего “старшого”, мастера художественного “стука” Алексея.

(Окончание истории, начало в №51, 55)

Намедни...

С последним гражданином и было связано больше всего “туристических историй”. Что вполне понятно, при его стремлении водить нас строем за ручку в окружении пулеметов.

Но мы были уже слишком взрослыми, чтоб беспрекословно слушать “дядю”, и слишком юными, чтоб бояться стать “невыездными”. Потому, отработав “основную программу” на конференциях, смело кидались во всевозможные приключения. В токийском отеле вечером оставались немногие. Большая часть группы разлеталась по городу, пытаясь найти собеседников, способных понять наш английский, и изводя километры фотопленки на яркие рекламы всякой ерунды. И маленькие ночные магазинчики “делали план” на ручках с иероглифами, которые мы охапками набирали в подарок одноклассникам, а их продавцы долго пытались выяснить, что за страна такая — USSR, о которой мы талдычили.

Кстати, гордую советскую аббревиатуру наши недалекие (по географии, а не по мозгам!) соседи не понимали напрочь, путая ее с USA. Сие нам было обидно, и мы переходили на больную тему — то бишь представлялись как люди, хапнувшие у НИХ острова. Это сразу ставило точки над “i”, нас опознавали как “young kommies” и далее — без всякой, что характерно, агрессии — начинали живо интересоваться: а как там у нас? Особой популярностью пользовались мы у опросчиков, проводивших маркетинговые исследования. Мнение “диких” россиян о качестве обслуживания в обжитых нами отелях страны очень интересовало и здорово веселило узкоглазых маркетологов.

И веселились они не зря, потому что пользовались мы из любопытства всем подряд, и очень активно. В том числе (без ведома несчастного Алексея!) содержимым платных мини–барчиков в номерах. А также (тут Леша сам виноват, надо было телики заранее отрубить!) совершенно случайно натолкнулись на пару очень необычных каналов, которые вечерами просматривали всей своей пионерской тусней под чипсы и кока–колу. На чем и погорели. Но — не сразу.

Диснейленд

Одним из самых сильных впечатлений был, конечно, токийский Диснейленд.

Советиш пионирен в сердце капстраны — это как в Хашепетовку съездить! А вот советские пионеры в сердце Диснейленда...

Представьте, что ВСЕ вдруг вправду. Сказка, приключение, фантастика. Все, о чем мечтал, глядя “советские фильмы для школьников”. Когда смотришь кино, ждешь чуда, фантастического развития и знаешь, что клад не найдут (дети не должны находить деньги!), а найдут заплесневелый дневник какого–нибудь Абдуллы, и это станет бесценным даром местному музею краеведения. И будет в фильме мораль о том, что надо искать хоть что–нибудь. Что инопланетян нет, а есть принятое за “тарелку” изобретение рационализатора Пупкина. А ребенок у экрана плюется и понимает, что его, мечтающего о какой–то сказке, только что нагло ткнули носом в “реализьм”.

А вот там все было по–настоящему. Одинаково кричали от восторга на “Спейс Маунтин” и студенты, обогнавшие нас в возрасте на полдесятка лет, и мы, сопливые мальцы. И целый–целый–целый день, подаренный нам (кстати, 7–го ноября), мы провели как никогда в жизни. Даже Алексей нас в тот день не раздражал. Скорее, наоборот. Потому что он же не знал, что его ждет. А мы знали...

Отъезд из Токио

Эту картину мы наблюдали на следующий день при выезде из отеля. У стойки портье стояли “старшой” и Игорь. “Старшой” был краснее рака, глазенки его бегали, как у малолетки, пойманного за подглядыванием в девичьей раздевалке. А что ему было делать, когда вежливый портье предъявил счет за десяток мини–баров и ХХХ каналы?

– Сорри, мы тут ни при чем! — юлил бледный, как смерть, Алексей. – Ей–богу! Вы поймите, детки телевизор на этот канал просто случайно переключили, засра–!.. блин... бедняжки...

– Это я переводить не буду. — заартачился Игорь.

– Почему?

– А ты думай, что несешь: случайно переключили! На два часа?!

Отмаз и впрямь был дурацкий, и Алексей тихо застонал, перебирая в портмоне остатки валюты. Проблема была даже не в том, что на группу не выдавался некий НЗ, и не в том, что он не знал, как эти суммы списать, а в том, что как раз накануне у нашего “старшого” появился неплохой магнитофончик “Шарп”, и денежки он, похоже, уже “списал”. Не зря говорят, что бог шельму метит.

Спасение пришло откуда не ждали. Когда Алексей из обычного отчаяния перешел уже в добротный истерический ступор, двери отеля отворились, и в фойе вошли два наших славных советских ракетомоделиста, именуемые Ромкой и Костей. Довольны они были, как папуасы, только что произведшие выгоднейший ченч священного злата на бусы и зеркала. Но всеобщее внимание привлекло иное. Из карманов парней торчали аккуратные стопочки иен. Примерно пять сумм, выданных всей нашей гоп–компании по вылету из “совка”. Озаренные счастливым сиянием лица пришедших смотрелись рядом с враз почерневшим Алексеем, аки лики ангельские пред диаволом.

– Это что?! – спросил старшой.

– Вы не волнуйтесь! — радостно отрапортовал Костик. – Мы ничего такого не делали! Это наши деньги. Мы их честно В КАЗИНО ВЫИГРАЛИ...

– П...ееец!!! — непедагогично простонал Алексей и медленно сполз по стенке.

Видимо, до этого он еще на что–то надеялся. Например — что ребята ОПЯТЬ встретили лазерный принтер и решили пошалить. Или что их встретил казначей японской компартии и умиленно одарил миллионом иен на мороженое.

А дело было так...

Этим вечером два главных раззвездяя нашей “сурьезной” делегации отправились в автономное плавание по городу. (Хотите — верьте, хотите — нет, но нас реально отпускали гулять одних. Это к слову о “криминогенной обстановке” в некоторых странах.) И набрели они на заведение, в местной транскрипции читающееся как “Починка”, а по сути — зал игровых автоматов. У парней было несколько иен, ВЗЯТЫХ ВЗАЙМЫ, на которые они решили сыграть. А автомат был сродни детскому бильярду. Выстреливаешь шарик и, попав в лузы, получаешь очки и денежки. Иен парням хватило ровно на три шарика. Первые два ушли “в молоко”, а вот на третьем глазастые и рукастые советские ракетомоделисты “пристрелялись”! Через полчаса вокруг мальчишек стояли и аплодировали все посетители заведения. Слава богу, ребятам просто пора было возвращаться в гостиницу, иначе они точно попали бы в газетный раздел “Это вы можете!”.

Алексей волновался зря. Скандала не было, а вот неожиданные финансовые вливания, спасшие его комсомольскую шкурку, были! Незапланированную валюту он, несмотря на наши протесты, у парней реквизировал, оплатил порноканалы и бар, а на остаток помог купить им по клевой магнитоле в примеченном им магазине.

Прощание славянки

В Японии мы пробыли ровно неделю. По тем временам — жутко много! А для нас, детей, это вообще целая вечность. И друзей мы тогда нашли, и долго потом с ними переписывались. Никогда не забуду, как в спортивном лагере мы ночью, после отбоя, затеяли с японскими мальчишками “подушечную дуэль”. Ох и уделали они нас тогда, невзирая на гостеприимство. Только пух летел. Классные они, самураи. Приветливые. И мастера в подшучивании. Но самую последнюю шутку сыграли все–таки мы. Перед самым отъездом в аэропорт все 15 советских пионеров и с полсотни провожавших нас новых японских приятелей собрались в холле спортивного лагеря, стояли в кругу и пели по настоянию японцев обожаемые ими русские песни. Прозвучала “Катюша”, “Что стоишь, качаясь”, еще пара хитов.

– Фто ефе ффоем? (Что еще споем?) — радушно спросил Миро, мой сосед по комнате, знавший от дедушки несколько русских слов.

Я не говорил, что негодяем был с малолетства? Так вот, учтите, к моему следующему опыту негодяйство не имеет никакого отношения! Мной двигало простое любопытство. Миро хвастался, что японцы знают все русские песни, и многие даже наизусть. Вот мне и захотелось проверить, знают ли они мою любимую... Оказалось, нет! Зато как народ музыкальный японцы быстро запомнили мотив и начали подмурлыкивать нам, радостно орущим: “В ЭТУ НОЧЬ РЕШИЛИ САМУРАИ ПЕРЕЙТИ ГРАНИЦУ У РЕКИ!”.

Кстати, слово “самураи” они все–таки уловили и поинтересовались у Жеки–длинного, о чем песня. На что Жека, не задумываясь, ответил:

– О российско–японской дружбе, верной, как клятва самурая.

Ну и кто после этого главный негодяй?!

Максим ТРОФИМОВ.

19 мая 2006г. в 15:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.