МАУ ИЦ «Норильские новости»

Владимир Ларин: Я мечтал об этом 30 лет!

Владимир Ларин: Я мечтал об этом 30 лет!

В субботнем номере “Заполярки” мы рассказали почти детективную историю о наших поисках в Норильске детеныша овцебыка. Напомним, что беспокойство за судьбу подкидыша, впервые доставленного в город из дальней тундры (так нам сообщил неизвестный по телефону), привело сначала на одну из турбаз. Сторож турбазы не выдал тайны, но интуиция подсказала нам, что директор заповедника “Путоранский” Владимир Владимирович ЛАРИН должен быть в курсе. Норильский ученый и хранитель природы метлой мне не грозил, но и с ответом не торопился... И даже во время задушевной беседы об овцебыках в созданном Лариным экоцентре я не догадывалась, кто нежится на травяной подстилке в соседней лаборатории НИИСХ Крайнего Севера.

Н
а пороге раскрытия тайны Владимир Владимирович провел необходимый исторический ликбез, напомнив, что путь возвращения овцебыка на историческую родину начался чуть больше тридцати лет назад — спасибо горячей дружбе правителей СССР и Канады. Директором нашего НИИСХа тогда был “масштабный мужик” Василий Александрович Забродин, ныне академик. Он не побоялся ответственности, пробил финансирование, сам отобрал в Канаде около трех десятков животных для первой “заброски” на Таймыр. Наши специалисты определили для них место в долине реки Бикада, где овцебыки отлично прижились. Из “особо охраняемых” (в Красной книге никогда не были) они перешли в статус “охото–промысловых”, конечно, под недремлющим оком “Россельхознадзора”, который и выдает по лимиту лицензии.

В
о время “урока” я то и дело глазела на стену в экзотическом кабинете В.В.Л., украшенную отполированными веками черепами древних животных. Оказалось, что в его экспозиции “Мир мамонта” есть и черепа ископаемых быков, которых в наших краях слопали древние люди — пронганасаны. Находкам всего–то по 2–3 тысячи лет. С тех пор овцебык, утверждает ученый, вообще не изменился.

Вполне возможно, что в древности он бродил и по нашим местам. Мамонты — уж однозначно: напротив загородной базы заповедника “Путоранский” (у реки Норильской) В.В. Ларин вместе с другом, знатоком Севера Арсением Ивановичем Башкировым, однажды обнаружили “костяшки” мамонта.

П
онятно, почему древние люди так активно истребляли овцебыков. Шикарное мясо, шкура, пух — теплее не бывает. Но даже с совершенной защитой от хищников (классическое каре, детеныши в центре, рога наружу, бык–вожак отбивает атаки, бегая по периметру) овцебыки были совершенно бессильны перед луком — “одной из совершеннейших машин, придуманных человеком” (по Ларину). Он уверен, что в прошлом, 3–4 века назад, овцебыка просто, без всяких катаклизмов и природных тайн, стрескал ненасытный древний человек, как и лесных бизонов, последних мамонтов и много кого еще...

Из кровожадной древности Ларин легко переносится в светлое сегодня:

– Вот мы сидим, пьем кофе, а в Якутии идет грандиознейший эксперимент — 30 канадских лесных бизонов завезены к нам в Россию, это дело пробивалось 30 лет. С овцебыком они имеют внешне много схожего, а по происхождению и систематике — весьма различны. Бизон доставлен к нам понятно зачем — Евразия его историческая родина, как и для овцебыка. По Таймыру сейчас бегает более 4–х тысяч овцебыков, приблизительную цифру определил Григорий Дмитриевич Якушкин: он возглавлял лабораторию акклиматизации овцебыка, уехал на пенсию месяц назад. Овцебыки широко ходят, расселяются, но им сложно перейти на западный Таймыр через громадную артерию реки Пясины. Когда один бык или молодой “зверик” уходит в район поселка, охотничьей точки — тут могут хлопнуть. Стадо у овцебыка небольшое, отел начинается с середины апреля. В заповеднике работает Олег Петрович Кацарский, защитил кандидатскую диссертацию по овцебыку, вот кто все тонкости знает... Едят овцебыки арктическую растительность, пищевые ниши с путоранскими баранами пока разграничены географически, хотя первые быки уже вышли на границу моего плато. И если будут проникать дальше, мы никак не остановим этот процесс... Они есть уже в районе Волочанки и Камня, это 300–400 км от Норильска.

— ...и у людей появились новые идеи?

– Существует великолепный проект создания второй мощной группировки на западном Таймыре, он тоже подготовлен и разработан учеными нашего института. Что нужно? Тут многое зависит от самих ученых — доказать целесообразность, добиться финансирования. Вот первый президент Якутии ровно 10 лет назад подписал указ о возвращении лесного бизона на историческую родину. Денег дала “АЛРОСА”. К этому добавилась политическая воля руководителя республики и фанатично заинтересованные в этом научные кадры: у якутов с самосознанием, любовью к своей земле все в порядке. Наших хватило пока только на прекрасный проект... Но тут нужны не только деньги, но и возрождение этого направления. Написана первая большая страница, а дальше? Насущная задача практики, да и науки — начать писать следующую страницу. Громадная материковая популяция создана, она растет, начато хозяйственное освоение — на протяжении ряда лет по 2–3 десятка наших овцебычат–двухлеток отлавливают в законном порядке по лицензиям и отправляют в Республику Саха, там несколько ферм, микропопуляций и прочее.

– Как сейчас дела на легендарной базе “Бикада”?

– Сложно, это отдельная тема. Там остались два дома. Одно дело, когда это был основной стационар института, а потом за 15 перестроечных лет мы оставили “Бикаду”. Кстати, туда недавно отправился известный путешественник Василий Сарана, до октября будет снимать фильм об овцебыках. За последние 10 лет естественная заповедность Таймыра приблизилась к допетровским временам, теперь это огромные, никем не посещаемые и никем не населяемые пространства. В условиях социализма ученому платит государство, в условиях капитализма — либо государство, либо спонсор, но прежде всего тебе самому должно быть очень интересно. Для того чтобы все в нужную сторону пошло в нашем изумительном для овцебыка регионе, нужны люди, которым это интересно. Такие люди есть, поэтому, думаю, с овцебыками все будет нормально. Мы стоим в начале второй страницы истории овцебыка на Таймыре... в совершенно иных условиях.

В
руках Ларина появилась заветная папочка с надписью по латыни OVIBOS MOSCHATUS (ОВЦЕБЫК), оттуда выпорхнул листок с официальным разрешением “сверху” из Россельхознадзора от 16 мая — “на содержание в условиях неволи овцебыка (одна голова)”... Теперь мне стало понятно, почему до поры Ларин уходил от официального разговора — не было подтверждающих документов.

Все еще в сомнениях оказалась в лаборатории болезней животных НИИСХа. Отрезвил редкий запах. Не зря арктических буйволов в старину называли и мускусными быками, хотя... как я потом вычитала в монографии Г.Д. Якушкина “Овцебыки на Таймыре” — “название этого зверя остается “неразрешимой исторической тайной”. Ларин, хитро улыбаясь, распахнул заветную дверцу, и к нам заковылял трехнедельный овцебычок... Владимир Ларин теперь уже не партизанил:

– Я его Григорием назвал, в честь Григория Дмитриевича Якушкина... Подкидыша нашли на озере Таймыр, привезли на вертолете. Такое крайне редко бывает, второй случай на моей памяти. Одного малыша выходили еще на “Бикаде”. Гриша был очень слабенький, первые сутки вообще от него не отходили, сейчас все вошло в норму — тьфу–тьфу. С доктором биологических наук Леонидом Александровичем Колпащиковым разработали специальный рацион. Он обегал аптеки, нашел всевозможные соски, клизмы, наиболее оптимальной заменой вымени матери оказалась эта голубая “штука”... Кормим молочной смесью повышенной жирности раз в три часа, примерно как родная мамка. Естественно, даем витамины, глюконат кальция. Очень красивый младенец — кто б сомневался. И копытца у нас нормальные, мы ж рождаемся в Арктике, сразу после рождения облизаны матерью. Вполне готовы бежать, спасаться от хищника, все знаем, все умеем. 30 лет я ждал этого момента. Нет, не отцом стал, мы будем матерью — ласковой, заботливой. А приемный отец должен быть большой, сильный, работать на Таймыре, добывать природные богатства, а маме на воспитание денежки давать, вот такой нам нужен папа.

– “Норильский никель” может стать таким отцом?

– Почему бы и нет... Мы уже направили письмо о шефской помощи в “Норильскгазпром”, под патронатом которого в свое время удалось спасти двух осиротевших медвежат. При хорошем раскладе овцебычок будет жить на загородной базе заповедника “Путоранский” в специальной вольере, которую еще предстоит построить. Чем простые люди могут помочь?.. Пока мы не приветствуем посещения из–за жесткого карантина, к тому же это стресс для малыша.

Я
догадываюсь, что Ларин дозирует информацию. И искренне радуюсь счастью ученого и человека — впервые на территории НПР за 30 лет присутствия овцебыка на Таймыре появился детеныш этого полярного зверя! Что там с ним произошло за тыщу километров — то ли стадо спугнули, то ли мать бросила... всякое могло случиться. Мне и самой стали смешны наши первые газетные подозрения, что бычка привезли из тундры на праздничное майское заклание. Конечно, прав Ларин — ну, какой нормальный человек в XXI веке захочет такого маленького сироту сожрать? А самый “шкурный” интерес наших ученых — изучение биологии животного. Ларин хочет создать небольшую научную ферму. “Бикада” — очень далеко, а жизнь слишком изменилась. 20 лет назад они с Колпащиковым, как говорится, “не вылезали” из АН–2, “облетывая” весь Таймыр, были постоянно в курсе состояния огромной популяции оленя, а в этом году уже ни разу не садились в “аннушку” — не стало на Севере ни самолетов этих, ни денег... Но реалист Ларин считает, что потрясений не будет, хоть и обилие авиации, как и социализм, уже не вернется.

Вот доктор Колпащиков сейчас ищет иные подходы. Может, это будет тепловизор с высоколетящего самолета или снимок из космоса — нужны другие методы слежения. Это касается и овцебыков. Надо иметь двух– трех животных под контролем науки и спокойно изучить их адаптационные возможности к условиям жизни в Арктике — то, чего нельзя сделать в живой природе. Почему раньше так не могли? Говорят, “дед” Якушкин был против содержания животных на ферме. Но все же разрабатывался проект, чтобы на реке Косой такую ферму делать. Только это ненамного доступнее, чем “Бикада”. А тут не было бы счастья, да несчастье помогло. Сейчас надо выходить малыша, создать ферму... Что ж, растите большие, живите богато.

Д
а, на Гришу нашего в стране были и другие желающие, с самыми благородными целями. Но судьба выбрала Норильск. Наверное, потому, что тридцать лет здесь так ударно трудились ученые люди. А теперь началась та самая новая страница.

Ирина ДАНИЛЕНКО. Фото автора.

24 мая 2006г. в 16:30
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.