МАУ ИЦ «Норильские новости»

Норильск, точка «ноль»

Норильск, точка «ноль»

Норильск, точка «ноль»

Это удивительно, но многие горожане приходят на экскурсию в Первый дом Норильска, только когда собираются покинуть наш город навсегда. Свой визит так и объясняют: «Всю жизнь здесь прожили, а в Первом домике ни разу не были». Несмотря на то что этот домик уже много лет стоит не на Нулевом пикете, а в центре города, сразу за музеем.
Норильск, точка «ноль»

Сейчас в Первом доме — новая экспозиция. Она посвящена второй геологической экспедиции под руководством Николая Урванцева, состоявшейся летом 1920 года. Выставка уникальна — эти материалы ранее нигде не демонстрировались. «Заполярная правда» публикует некоторые интересные факты об этой выставке и второй экспедиции Урванцева.

***

Николай Урванцев (в то время кроме работы в Сибирском геологическом комитете он преподавал в Томском среднетехническом училище, на горном отделении) привлёк к работе в экспедиции студентов старших курсов этого техникума, которые летом должны были проходить производственную практику. Он организовал лекцию для всех желающих, на которой рассказал об освоении Севера и о своей экспедиции в Норильск. В результате после лекции в исследовательском походе захотели участвовать студенты–энтузиасты — 6 человек с горного отделения и 3 — с топографического во главе с преподавателем межевым инженером Ольховским.

***

Очень важно, что с экспедицией поехал топограф: никаких карт нашего северного района в 1920 году не существовало. Одной из основных задач экспедиции было составление топографической карты.

***

Из Томска члены экспедиции поездом приехали в Красноярск. Там к ним присоединилась «хозяйственная группа» — повар и сапожник. Обувной мастер был не менее важным человеком, чем «кормилец»: студенты прибыли осваивать Север в сапогах, в них ходили по осыпям. Обувь быстро «выходила из строя». Сам Урванцев в своих воспоминаниях пишет, что у сапожника каждый вечер, когда участники экспедиции возвращались в свой лагерь, была работа.

***

Из Красноярска плыли по Енисею первым караваном судов, на грузопассажирском лихтере, который в верхнем и среднем течении Енисея собирал рыбаков из посёлков и вёз их в низовье на сезон рыбалки. В Дудинке экспедицию встретил проводник — нганасанин Манто, который приготовил оленей для поездки сюда, в район будущего Норильска.

***

Урванцев по опыту первой экспедиции знал, что олени не могут унести на себе много груза (15–20 килограммов максимум, если их вьючить), поэтому привёз с собой «подспорье» — 15 лошадей. Переход от Дудинки до подножия норильских гор занял около двух недель с промежуточными стоянками и разбиваниями палаточного лагеря.

***

Провизия, с которой снарядили эскпедицию, была очень скудной — сухари, что–то ещё незначительное. Рыбу и мясо приобретали у местных северных жителей. Зато атмосфера в коллективе была фантастическая: Урванцев в воспоминаниях пишет, что молодые исследователи каждый вечер собирались у костра и читали юмористическую газету с бесшабашным названием «Голубой чайник», которую сами же выпускали.

***

На месте, где потом появился Первый дом Норильска, обнаружили полуразвалившуюся избушку дудинского промысловика Потанина. Там и расположился лагерь экспедиции. Первое, что сделали участники похода, — заложили так называемый «нулевой пикет» (точку, от которой ведётся «отсчёт» при создании карты местности) и определили его координаты.

***

Сейчас Нулевой пикет для нас значит очень много: он — не только топографическое явление, но и символическая точка отсчёта норильской истории. Год спустя, когда было принято решение о круглогодичных разведочных работах, на этом месте появился Первый дом Норильска, и впоследствии посёлок геологов начал прирастать именно от этого места. (Поэтому выставку в Первом доме назвали «Точка отсчёта».)

***

Появление топографической карты, охватившей примерно 25 квадратных километров местности, было важным итогом работы. После геологических исследований на эту карту нанесли и карту угольного месторождения — оно прослеживалось от горы Шмидта до горы Надежда. О металлосодержащих рудах тогда речи не шло — главные работы, как и во время первой экспедиции Урванцева в 1919 году, были сосредоточены на месторождении именно каменного угля.

***

В это же лето 1920 года в ходе топографической съёмки кроме самой карты появились и топографические пункты: получили свои названия горы Шмидта, Рудная, Барьерная, Надежда, Гудчиха, а также Медвежий Ручей, Угольный Ручей, Разведочный Ручей, реки Валёк и Листвянка.

***

Среди студентов–исследователей был Евгений Орлов. Он сделал карандашные и акварельные рисунки, представленные сейчас на выставке. Это своего рода «зарисовочная хроника», иллюстрирующая весь ход экспедиции: Красноярск, вокзал, лихтер, пейзажи по берегам, основные остановки, Дудинка... Вторая часть альбома — это портретные зарисовки участников экспедиции. Альбом с копиями всех этих рисунков и набросков Орлов подарил лично Урванцеву.

***

В норильский музей рисунки попали в 1980 году. Их, после переписки с тогдашним директором музея и долгих раздумий, подарила нашему городу жена Евгения Орлова.

Ольга ЛИТВИНЕНКО. Фото автора.

Автор выражает благодарность заместителю директора Музея истории, освоения и развития НПР Лилии Луганской.

11 апреля 2008г. в 16:00
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Для комментирования мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо авторизоваться на сайт под своим логином.